1news.az

Эмилия Гулиева: «Этот иранец и следственные органы Казахстана превратили нашу жизнь в ад» - ФОТО

27 Июля, 2018 в 18:10 ~ 22 минуты на чтение 27466
Эмилия Гулиева: «Этот иранец и следственные органы Казахстана превратили нашу жизнь в ад» - ФОТО

В редакцию 1news.az обратилась Эмилия Гулиева с просьбой о помощи.

Дело в том, что  ее муж, Азер Гулиев, вот уже 5 месяцев содержится под стражей в Казахстане, в следственном изоляторе ГМ 172/10, по обвинениям, которые, по мнению Э. Гулиевой, являются несправедливыми и сфабрикованными.

Несколькими днями ранее Эмилия разместила в социальной сети «Фейсбук» несколько призывов о помощи, самый первый из которых датируется 9 июня 2018 года, обращаясь к компетентным органам Казахстана с просьбой объективно и справедливо разобраться в ситуации и  к уполномоченным в таких вопросах органам Азербайджана – поддержать своих граждан.

Волею судьбы (по семейным обстоятельствам) впервые за полгода, в течение которых Э. Гулиева постоянно находилась рядом с мужем, она на несколько дней приехала в Баку и сразу пришла в редакцию 1news.az, чтобы поделиться тем, что произошло с ее мужем, и попросить о помощи.

Выкидыш на нервной почве, но стойкость и вера в справедливость

Эмилия Гулиева впервые после полугода пребывания в Казахстане вернулась на родину.

- Верите, в аэропорту, услышав родную речь, я расплакалась, - признается она. - Мы многое пережили, и я молю сейчас Всевышнего только об одном: чтобы моего мужа отпустили, разобравшись в этой ужасной ситуации по справедливости.  На момент когда Азера задержали, я была беременна, но… на нервной почве я потеряла ребенка, - говорит Эмилия.

Девушка сейчас живет жизнью, которую выдержит не каждый: ежедневно она встает в семь утра, едет к мужу в СИЗО, чтобы покормить его завтраком и оставить обед. Затем идет на работу: она, человек с двумя высшими образованиями, берется за любую работу, от помощи по специальности (Эмилия – cпециалист по IT-технологиям) до работы помощницей по наращиванию волос в салоне красоты и обычной уборщицы по частным заказам.  Затем, к трем часам дня, она вновь едет к мужу, чтобы, выйдя оттуда в пять часов, успеть купить продукты и приготовить ему обед назавтра.  Добавьте к этому постоянное обивание порогов всех инстанций, и вы поймете, из чего сегодня состоит жизнь этой молодой женщины.

- Нас очень поддерживают наши соотечественники в Актау, я благодарна им всем. Но это все – простые люди, которые просто уже знают про нашу с Азером историю, знают про #ДелоГулиева, - под таким хештэгом я начала публиковать статусы в «Фейсбуке», отчаявшись найти справедливость своими силами. Кроме того, нам помогает азербайджанская диаспора, я просто не знаю, что делала бы без поддержки этих людей. Я в Актау одна, отец мужа приезжает только на заседания суда, его родители – пожилые люди. И потом, рядом с мужем должна быть именно жена, я не жалуюсь. Я хочу лишь справедливости.  Я хочу, чтобы с Азера сняли все несправедливые обвинения. Я хочу, чтоб мы вернулись домой, - говорит Э. Гулиева и не может сдержать слез.

Немного успокоившись, она пытается кратко рассказать нам все, что произошло с ее мужем в Казахстане.

- Мой муж Азер Гулиев - сотрудник логистической компании Trade Import, которой в конце прошлого года поступил заказ на переправку тракторной техники из Казахстана в Иран.  Договорившись с партнером – Антоном Рудневым (с которым они уже до этого сотрудничали) – о совершении операции купли-продажи тракторной техники, он уехал в Кустанай.  Там прошли стандартные процедуры: поездка на склад,  проверка наличия и качества заказанного оборудования,  предоплата.  К слову, показания А. Руднева о том, какую именно технику должен был переправить в Иран Азер, в деле тоже есть. Но случилось так, что в этот раз А. Руднев не смог сам заняться отправкой техники в Иран. Он посоветовал найти мужу логиста в Актау, потому что в любом случае товар транспортировался бы через этот город, - нужен был выход к морю, ведь это оборудование достаточно громоздкое и переправляется морским путем. Азер приехал в Актау, куда одновременно с ним из Баку прилетел его коллега Фаррух, который и посоветовал ему обратиться к Хасану Саеиди. Мол,  он занимается конкретно такими поставками. Х. Саеиди – гражданин  Ирана, и это – немаловажный нюанс, потому что именно Х. Саеиди сыграл одну из главных ролей в том, что произошло позже.

Мой супруг договорился с Х. Саеиди, что тот, получив товар из Кустаная, отправит его в Иран, за что заплатил ему 4 тысячи долларов. Азер приехал в Баку, и, несмотря на то что товар из Кустаная был отправлен и Хасан, по его словам, этот товар получил, с отправкой в Иран он начинает тянуть. Постоянно придумывает какие-то причины, по которым он не может заняться отправкой груза, и Азер решает ехать в Актау, чтобы выяснить причины на месте.  По приезде муж позвонил Хасану, но тот сказался больным и предложил ему приехать к нему домой, чтобы поговорить. Азер поехал, и вот там началось представление, как мы потом поняли.  Встретив мужа, Хасан попросил его принести ему из соседней комнаты сумку. Муж сделал это, потому что Хасан – человек по возрасту старше его, как у нас говорят, аксакал…  Но когда Азер передавал ему сумку, Хасан неожиданно протянул ему деньги – одну тысячу долларов – со словами: «Забирай свои деньги и свой товар».

Азер успел только сказать: «Это не может быть мой товар, мой товар даже в твою квартиру не поместится, не то, что в эту сумку. И почему тысяча долларов, если я давал тебе четыре?», как в квартиру влетели люди в форме, скрутили моего мужа, Хасана и погрузили в полицейские машины. При этом по дороге Хасана отпустили, а мужу предъявили обвинение по статье 286 часть 2 пункт 4 УПК Казахстана. Это не все: спустя три дня в вещах мужа, которые он оставил в хостеле, нашли наркотики. И это несмотря на то, что сумка мужа была не в его номере, несмотря на то, что он никогда не употреблял наркотики, несмотря на отсутствие каких-либо отпечатков пальцев мужа на пакете с этим наркотическим веществом.  Словом, с того дня для нас начался ад.

Я сразу же вылетела в Казахстан, где смогла стать защитником мужа (по законодательству Казахстана, близкий родственник может получить такое право) только с 25 апреля 2018 года. Дело в том, что у нас с Азером брак не был зарегистрирован в ЗАГСе, у нас была свадьба и кябин.  Здесь же мне пришлось обходить все инстанции, чтобы нас в спешном порядке зарегистрировали, обращаться в консульство Азербайджана и так далее.  Кроме меня, мужа защищает адвокат Александр Махлов, причем это уже новый адвокат, - прежний фактически ничего для защиты Азера не сделал.

Я долго пыталась биться сама, обращаясь во все возможные инстанции. Но потом я решила обратиться к общественности и опубликовала статус в «Фейсбуке», и только после этого сотрудники Генерального консульства Азербайджана посетили моего мужа. Сам консул пришел только за два дня до окончания следствия, и то, чтобы формально задать стандартные вопросы.

Я хочу подчеркнуть, что не просила и не прошу от следственных органов Казахстана каких-то поблажек, я прошу лишь объективности в расследовании данного дела, в котором только несостыковки, ложные обвинения и подставные свидетели. Я также прошу, чтобы представители Генерального консульства Азербайджана присутствовали на судебных заседаниях по делу Азера Гулиева.

Сейчас я не рассказываю подробно обо всех мучениях, через которые мы уже прошли.  В мае 2018 года следователь ДКНБ Азамат Баккараев, расследовавший уголовное дело в отношении моего мужа, под предлогом оплатить переводчика взял у нас 3 тысячи долларов. Узнав, что он нас обманул, я написала заявление, где указала все его правонарушения.  Я благодарна Генконсульству за то, что их стараниями против Азамата Баккараева, который запугивал и угрожал мне и моему мужу, буквально выбивая из него показания, все же завели уголовное дело.  Однако результатов этого я не вижу: он все так же продолжает свою деятельность, и никаких изменений в его судьбе мы не видим. Нам просто сменили следователя. Да что там, - наше дело вели несколько следователей, сменявших друг друга. Один из них под давлением, а также путем обмана и  шантажа уговорил моего мужа дать признательные показания. Он мотивировал это тем, что в чужой стране нас не ждет ничего хорошего и что только такой вариант поведения сможет помочь моему мужу выйти на свободу: мол, он будет ходатайствовать о процессуальном соглашении с прокуратурой,  и тогда мы сможем доказать невиновность Азера. Но он нас просто обманул, взяв при этом с отца моего мужа три тысячи долларов якобы за услуги переводчика (Азер не говорит по-русски, а вся документация ведется на русском языке).

7 июня 2018 года из прокуратуры на мой адрес в Актау пришло письмо, подписанное первым заместителем областного прокурора, в котором указывалось, что нам в процессуальном соглашении отказано. Уставший от постоянных ущемлений его прав и от несправедливых обвинений, мой муж 8 июня объявил голодовку.  У него и без этого подорвано здоровье, он измучен физически и морально. Кроме того, сотрудники СИЗО и Генконсульства никак не отреагировали на эту акцию протеста. Поэтому я буквально уговорила его прекратить голодовку, иначе он просто может умереть, не дожив до суда.  К тому же следователи прямо сказали, что, если я объявлю об его голодовке общественности, добром это для Азера не кончится.

Я серьезно опасаюсь за его жизнь, я боюсь за его здоровье…

Я молю Бога и прошу всех, кто может помочь нам, лишь об одном: чтобы суд над Азером был справедливым и чтобы его оправдали и отпустили. Со всеми остальными трудностями мы справимся вместе.

Если говорить официальным языком, то деяния моего супруга никак не квалифицируются под предъявляемую ему статью. Кроме того, нас постоянно унижали и оскорбляли следователи, мне угрожали депортацией из Казахстана и лишением статуса защитника, мужа запугивали тем, что с его женой, которая одна в чужой стране, может случиться все, что угодно… Мне откровенно, в лицо, ухмылялись и говорили, что по закону у нас ничего не выйдет…

Однажды после заседания суда, в присутствии сотрудников Генконсульства, конвоир толкнул Азера, и после того, как он упал, продолжал бить его по ногам, нецензурно выражаясь. И когда его отец бросился к нему, нас же обвинили в неподчинении закону. Мы устали терпеть эти унижения. Мы нуждаемся в поддержке.  Я прошу об одном: чтобы на заседаниях суда присутствовали представители Генконсульства Азербайджана. Я прошу объективности и справедливости. Мы – граждане Азербайджана, и мы рассчитываем на поддержку нашей страны в этой ситуации, - говорит Э. Гулиева.

- Какую роль в этой истории играет Х. Саеиди?

- Он подал заявление в следственные органы Казахстана о том, что мой муж якобы занимается незаконными перевозками в Иран оборудования для ведения военного наблюдения. Именно запчасти этого оборудования и были в той самой сумке, которую он под видеозапись (она велась у него в квартире, когда туда приехал ничего не подозревающий Азер) передал моему мужу. Что интересно, это оборудование не входит в список запрещенных на территории Казахстана, что подтверждает наш адвокат. Но тем не менее Азер задержан по достаточно серьезной статье.  

- Вы хотите сказать, что вашего мужа подставили?

- Да.  Я думаю, что адвокат Азера лучше объяснит вам все юридические нюансы этого дела.

- Согласна. Правильно ли я понимаю, что ваша основная цель, по которой вы обратились в СМИ – это получить поддержку со стороны Генерального консульства Азербайджана в Казахстане?

- Да. Присутствие их представителя на суде даст нам уверенность в том, что все доводы нашего адвоката будут услышаны судьей и суд вынесет справедливое решение.

«Это дело уже находится на контроле соответствующих органов»

А вот как прокомментировал эту ситуацию консул Азербайджана в Казахстане Эльхан Зейналов:

- Я направил подробный отчет об этом деле в МИД Азербайджана и хочу отметить, что все госструктуры уже в курсе ситуации. Гражданка Э. Гулиева нагнетает ситуацию и постоянно нас обвиняет в бездействии, хотя это не так. По так называемому «Делу Гулиева» наши представители посещали различные организации 27 раз.  Именно мы помогли Э. Гулиевой в срочном порядке зарегистрировать брак с А. Гулиевым, чтобы она получила право стать защитником мужа и присутствовать на всех допросах. Кроме того, именно мы стали инициаторами возбуждения уголовного дела против следователя, который вел дело Азера Гулиева.

Но Э.Гулиева все равно недовольна, она обвиняет нас в бездействии, искажает факты. Ее мужа не били при нашем представителе, на самом деле на заседании суда она попыталась приблизиться к нему и обнять, что запрещено законом. И конвойный просто «отодвинул» ее мужа от нее. Мне кажется, что Э. Гулиева попала под чье-то влияние.

Хочу отметить, что мы как Генеральное консульство Азербайджана не имеем права вмешиваться в ход следствия, и если наш гражданин совершил преступление, то мы не можем требовать для него каких-либо поблажек. Мы можем вмешиваться, только если в отношении него совершается беззаконие, что и делаем. Но Азер Гулиев совершил преступление, вошел в сговор с преступными лицами, пытался перевезти через границу Казахстана запрещенное оборудование, у него нашли наркотики…

- Да, но решения суда, признающего А. Гулиева виновным, еще нет. Другими словами, он пока не признан преступником.

- Фактов, подтверждающих это, достаточно.  Повторю: мы делаем все, что в наших силах, но превышать свои полномочия мы не можем и не имеем права. Все соответствующие органы Азербайджана в курсе этой ситуации, и этим делом занимаются соответствующие структуры, - резюмировал  Э. Зейналов.

1news.az также обратился в МИД Азербайджана с просьбой прокомментировать эту ситуацию и вот что нам сказал руководитель пресс-службы МИД АР Хикмет Гаджиев:

- Мы в курсе этой ситуации, но комментариев по этому поводу мы не даем. Это консульский вопрос, и наше консульство в настоящее время занимается его решением.

Адвокат Азера Гулиева: доводы обвинения в адрес А. Гулиева необоснованны

И, наконец, мы попросили прокомментировать эту ситуацию адвоката Азера Гулиева, Александра Махлова (адвокат Карагандинской областной консультации):

- Я попытаюсь кратко изложить суть дела. Есть такое понятие: «качество досудебного расследования уголовных дел», а также такой конституционный принцип «презумпции невиновности», по которому все сомнения, возникающие в ходе рассмотрения дела в суде, должны толковаться в пользу подсудимого.

К сожалению, исходя из материалов уголовного дела и того, как идет его рассмотрение в суде, у стороны защиты имеются основания полагать, что вышеназванные принципы будут проигнорированы судом, что приведет к вынесению незаконного приговора.

При выступлении в прениях в суде я намерен говорить о следующих обстоятельствах, которые позволяют мне считать, что мой подзащитный невиновен.  Уточню: Азер Гулиев обвиняется в покушении на контрабанду ограниченных к обращению предметов, а именно перемещении через границу военной техники в группе лиц по предварительному сговору. Так вот, во-первых, это обвинение необоснованно, потому что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие намерение моего подзащитного совершить преступление именно в группе лиц. Из четырех человек, которые, по мнению следствия, входили в состав этой так называемой группы, двое не допрошены в ходе следствия.  Допросить в суде этих свидетелей, скорее всего, также не представится возможным.

Таким образом, обвинение моего подзащитного строится всего лишь на не подтвержденных ничем другим показаниях одного человека. У которого, кстати, ранее уже были серьезные проблемы с уголовным законом Казахстана.  А из его показаний в ходе расследования и в судебном заседании следует, что он активно принимал участие в попытках переправы груза, по его словам, принадлежащего Гулиеву, а потом обиделся (или по каким-либо другим причинам), обратился в правоохранительные органы.

Во-вторых, суду не представлены доказательства того, каким образом мой подзащитный намеревался практически совершить контрабанду (а эти способы четко указаны в законе об ответственности за контрабанду).

Органы следствия не представили суду законодательного обоснования о запрете перемещения того оборудования, о котором говорится в уголовном деле.

В то же время оборудование, которое якобы собирался перевезти через границу А. Гулиев, не имеет законодательного запрета на вывоз. Кроме того, в интернете продажа этого оборудования свободно рекламируется и имеет свой товарный код для оформления таможенных документов.

Таким образом, можно утверждать, что доводы обвинения необоснованны. Я уже не говорю об имеющих место процессуальных нарушениях, ущемляющих право на защиту Гулиева.

Обнаружение у Гулиева наркотиков - это вообще история из области фантастики. Это происходило в хостеле, через три дня после задержания. Его сумка за это время побывала в руках нескольких человек, и ее принесли в номер непосредственно перед осмотром следователем и оперативными работниками. Отпечатков пальцев Гулиева ни на наркотиках, ни на упаковке не имеется. Сделать вывод о виновности моего подзащитного на основании таких данных,  по моему мнению, невозможно. Это значит проигнорировать конституционный принцип презумпции невиновности.

Первый вопрос: почему это возможно? На этот вопрос я не могу ответить, полагаю, что его, скорее, надо адресовать  органам прокуратуры, осуществляющим надзор за соблюдением законности при расследовании уголовных дел.

Второй вопрос: почему не рассмотрен вопрос привлечения к уголовной ответственности единственного свидетеля обвинения, ведь он принимал участие в «преступном сговоре»?

Возможно, это было выгодно органам досудебного расследования, и поэтому этот вопрос не рассматривался.

Кроме того, следователь не дочитал Гулиеву его права при задержании, что является грубейшим процессуальным нарушением, которое затрагивает конституционные права моего подзащитного.  В ходе следствия в качестве доказательства использовался ряд документов, полученных с грубым нарушением норм УПК, например, негласные записи разговоров.

В общем, ситуация достаточно сложная.

И мы опасаемся, что наши доводы могут быть не приняты судом во внимание и не получат надлежащей правовой оценки. Если так случится, то в дальнейшем нам будет труднее искать справедливость в судебных органах.

Мы очень надеемся на то, что суд в полной мере поддержит положительные изменения, пропагандируемые Верховным судом Республики Казахстан, примет по внимание наши доводы и вынесет решение, опираясь на принципы независимости и объективности, - говорит А. Махлов.

- Что грозит А. Гулиеву при самом плохом раскладе?

-  Ему грозит лишение свободы, срок которого определяется судом, но по моим предположениям, это будет не менее 7 лет лишения свободы.

- Э.Гулиева предъявляет серьезные претензии по отношению к консульству Азербайджана в Казахстане. Что Вы можете сказать об их участии в судьбе А. Гулиева?

- У них весьма странная позиция и отношение к гражданину Азербайджана.

- По информации, полученной непосредственно от консула, именно они стали инициаторами возбуждения уголовного дела против следователя, который вел дело А. Гулиева и допустил существенные нарушения законодательства.

- Э. Гулиева неоднократно обращалась во многие инстанции, в том числе и в консульство. Уже по окончании расследования,  то есть когда дело было в суде, против следователя действительно было возбуждено уголовное дело. Но меня лично как человека, который имеет опыт работы в правоохранительных органах, очень смущает тот факт, что по этому делу ничего не делается. Не проводится допрос свидетелей, не собираются доказательства, в отношении самого следователя не избрана мера пресечения, как того требует закон. Ситуация просто не двигается с места.

- Консульство участвует в судьбе А. Гулиева?

- На мой взгляд, весьма странно они это делают.

- На наш вопрос консул сказал, что А. Гулиев нарушил законы другой страны,  и они ничего не могут сделать.

- Нарушил он закон или нет, решит суд, и я не думаю, что консульство уполномочено решать этот вопрос. А, кроме того, даже если он действительно нарушил закон, он что, перестал быть гражданином Азербайджана? Где-то в Конституции Азербайджана записано, что государство обязано защищать права только законопослушных граждан?  И потом, нарушение закона Гулиевым не отменяет возможность осуществления против него незаконных действий?  А как быть с защитой прав его жены, его отца? Почему консульство не хочет оказать поддержку им?  Дело не только в Азере Гулиеве, дело в том, что консульство обязано защищать интересы любого гражданина их страны.

Резюме:

Мы очень надеемся, что уполномоченные органы обратят серьезное внимание на этот случай.  Жена А. Гулиева просит лишь об одном: поддержке со стороны Азербайджана своих соотечественников, оказавшихся в крайне сложной ситуации за рубежом. Мы также надеемся на справедливость и объективность судебной системы Казахстана.

Мы будем следить за развитием событий.

Натали Александрова

27 466

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены