1news.az

В балетной школе перемены – ФОТО

6 Июня, 2016 в 16:36 ~ 15 минут на чтение 3754
В балетной школе перемены – ФОТО

Самый титулованный и заслуженный в Азербайджане профессионал, она за полгода до 70-летнего юбилея оказалась художником, свободным от обязанностей, ощутив нескрываемое отторжение.

Формально в наш не щедрый на вежливость век мало кто до конца оценил степень пренебрежения, с каким – пусть не к заслугам, но к личности этого мега-специалиста – нынешние руководители  Бакинской  академии хореографии относятся. Но и они не остались равнодушными к тому, что устроители  проведенного в мае трехдневного,  претендующего на статус Первого международного конкурса классического и национального танцев, оглашая  на широкой публике имя завоевавшей Гран-при солистки Азербайджанского государственного театра оперы и балета Джамили Керимовой, даже не назвали народную артистку Азербайджана Тамиллу Ширалиеву, многоопытного преподавателя, с которым талантливая балерина готовила обеспечившую ей безусловную победу партию. Сложнейшее адажио из балета Л.Минкуса «Лон Кихот» в классической постановке времен Мариуса Петипа, давно уже ставшее испытанием на элементы высшего пилотажа, и  явной вехой в биографии молодой артистки.

Но в этом ли  только дело, когда неловко чувствуешь себя,  читая, как пресс-служба поспешила назвать упомянутый конкурс  «одним  из самых величественных  праздников  в мире современного искусства Азербайджана. Знаменательным событием в истории азербайджанского хореографического искусства, символизирующим обобщение достижений, а подведение итогов и перспективу его будущего развития - одним из успехов и достижений  Бакинской академии хореографии». И совсем не потому только, что со сцены не звучали  – как это принято - фамилии  главных действующих лиц – педагогов школы, нередко совмещающих эти занятия с профессиональной практикой мастеров, обладающих преподавательскими способностями. Слишком безответственно на фоне ситуации и кадровых «обновлений» звучали  слова о том, что его проведение - это, прежде всего, огромный стимул для интенсивного развития исполнительского и артистического мастерства, совершенствования педагогического профессионализма и всего общего роста национальной хореографической школы Азербайджана со стороны тех, кто, пригласив на конкурс классического балета… коллективы художественной самодеятельности из районов республики.

А после заявления о том, что «Конкурс по своему формату стал первым как на территории СНГ, так и на всем ближнем Востоке, и был посвящен памяти первой профессиональной балерины Востока, народной артистки СССР, балетмейстера и педагога, кавалера орденов СССР и Азербайджана Гамэр Алмасзаде» и вовсе теряешь самообладание. Как иначе, если  буквально перед газами видишь читающую  все это Гамэр ханым, в порыве  гнева  едва  сдерживающую себя, чтобы не разразиться бурей негодования. Такого словоблудия она – серьезный человек-труженик – не терпела никогда.  А тем более сцен, в которых кто-то самонадеянно посмел бы станцевать  «ее судьбу». Не мог совершивший свой творческий подвиг во имя национального искусства мастер позволить тем, кто, только что, расставшись с редким профессионалом так, будто за порогом уже находится адекватная, достойная ему замена, заявлять о собственных  амбициях и не существующих успехах-перспективах. Разве что ради оскорбительной для общества шумихи.

 - Обидно, Тамилла ханым, вам, кто за 60 лет, преданно служа балету, так обогатил его, а теперь…

- Обидой  такие чувства не назовешь…Мне  не на кого и не на что обижаться.  Мне просто не до себя, когда плохо  балету!                                                     

– Который для вас все!                                                                                                  

- И навсегда. Можно уйти со сцены, но  от балета, как и от себя, - никогда. И при чем тут  моя фамилия…                                                              

- Имя в балете… Ваше имя… Сегодня равных  ему в Азербайджане нет. А год юбилейный!

– Это действительно путь,  и сколько на нем произошло…

- Вернемся?                                                                                                             

– Давайте… Если официально, родилась 8 декабря 1946 года в Баку, занималась в кружке. В 9 лет поступила в Бакинское хореографическое училище, где ее педагогами стали Мария Черникова, Тамара Яковлева, Роза Худа-гули, а с 7 класса — Гамэр Алмасзаде..

После окончания училища в 1964 году была принята в балетную труппу Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета . В 1968/69 -м совершенствовалась в Московском хореографическом училище у педагога Софьи. Головкиной.

На протяжении 25 лет была одной из ведущих солисток балетной труппы Азербайджанского государственного театра оперы и балета. В 1965 году Дебютировала в заглавной партии в балете А. Аббасова «Чернушка» . В 1979 -м стала первой исполнительницей в СССР партии Шехерезады в премьерном спектакле  поставленного Наилей .Назировой на музыку Фикрета  Амирова балета «Тысяча и одна ночь», за которую в 1980 году наряду с другими создателями и исполнителями этого балета была удостоена Государственной премии СССР . Исполняла ведущие партии в классическом и современном репертуаре, а также принимала участие в гастролях театра по всему СССР и за рубежом.

Еще выступая в  статусе балерины, начала педагогическую деятельность, в 1977 году став сначала педагогом, а впоследствии — художественным руководителем Бакинского хореографического училища. Некоторое время являлась доцентом отделения хореографии Азербайджанского института культуры и искусств. С 1999 года - педагог-репетитор, балетмейстер-постановщик и художественный руководитель балетной труппы театра оперы и балета, должность которого недавно тоже пришлось оставить.

И столько за этим строгим, но озаренным  светом высокого искусства и огромных  истинных достижений, такого творческого счастья и таких огромных успехов балета Азербайджана! И столько встреч-бесед, позволявших проникать в святая святых искусства, редких  по глубине и  приобщению   к духовности  для 0этих бесстрашных, целеустремленных, одаренных талантом и трудолюбием людей, рядом с которыми и сам готов к полету над обывательщиной.

Помнится, назвав свою работу «сладкой каторгой»,  Тамилла Ширалиева говорила о  том, что наша страна богата мастерами, заразившими публику любовью к театру, что на примере жизни Азербайджанского государственного театра  оперы и балета уже около века ярко горит очаг достижений национальной культуры. Именно здесь при переполненном зале истинных поклонников классики в свое время состоялись выступления корифеев вокального и хореографического искусства нашей страны и многих звезд мирового масштаба. Сюда приносили свои новые сочинения выдающиеся композиторы Азербайджана, нередко написанные для нашей труппы.

Особенно больших успехов добился азербайджанский балет, труппа которого в свое время выросла до 90 человек и имела в репертуаре все шедевры мировой хореографической классики, а также много национальных балетов, вобравших самые замечательные достижения музыкального и хореографического театров, отмеченных высоким уровнем исполнительского мастерства. И о том,  как, преодолевая кризис в 90-х, в нелегких условиях театр  выстоял, выживая за счет сохранения лучших из традиций и фанатической любви артистов балета к своему искусству и заботе Президента Азербайджана Гейдара Алиева, по личному указу которого артистам балета была значительно увеличена зарплата, созданы необходимые для работы условия. Каждый год пополняющийся молодыми выпускниками Бакинского хореографического училища театр регулярно приглашает зрителей на спектакли, к которым тщательно готовится по самому большому счету - так, как принято в мировой балетной практике...

Балерина Тамилла Ширалиева всегда была на виду и в фаворе, о ней писали и говорили, ей предоставляли возможность танцевать лучшие партии репертуара, но... когда я попросила ее принести вырезки из изданий прошлых лет, она практически ничего стоящего и не нашла - разве что маленькие заметки и снимки плохого качества. Больно, тем более что перед нами личность, которая 25 лет была одним из ведущих мастеров азербайджанского балета, корифей театра, достойно представлявший наше искусство не только у себя на родине, но и перед тысячами зрителей многих городов России и дальнего зарубежья. Ныне ей остается только вспоминать, а память несет лишь самые яркие впечатления. К примеру, каким блестящим педагогом была первая азербайджанская балерина Гамер Алмасзаде, в классе которой Тамилла ханым занималась четыре года; как много внимания уделяла рукам, как отрабатывались под ее руководством вращение, игровые места и как все это в жизни пригодилось.

В отличие от обычной школы, в балетном классе довольно рано можно определить, кому всю творческую жизнь придется танцевать в кордебалете, кто станет солистом, а кому суждено взять на свои хрупкие плечики роль премьера. И тогда - держись талант!- с него особый спрос, с ним особая индивидуальная подготовка на том же общем уровне не в обиду другим. Просто педагог подчеркнуто требовательно занимается в классе с каждым подающим надежды учеником, развивая заложенные природой способности и качества, готовя его на роль лидера.

- Гамер ханым была блестящей балериной с ленинградской школой, обаятельная, пикантная женщина, добрый, отзывчивый, внимательный человек, и мы безоговорочно доверяли ей, старались подражать во всем, одержимые в своем желании достичь совершенства, - говорит Т.Ширалиева. – Я полюбила ее и фанатически прислушивалась к ней.

- Дома, несмотря на насмешки, я носила на голове книги - для осанки. На репетициях к пояснице привязывала кусочки свинца, а к ногам - мешочки с песком - вырабатывала выносливость, чтобы быть сильнее.

- Хотелось быть лучшей?

- Хотелось!

- Вам тоже пришлось танцевать в кордебалете?

- Естественно! Балеринами не рождаются, ими становятся в результате изнурительного труда. Работаем как молотобойцы, только под музыку и с улыбкой на лице. Шутка? И да, и нет. После иного спектакля одежда висит как на вешалке - двух-трех килограммов будто не бывало.

- Вам не приходила мысль «чего ради, мол, все эти мучения?»

- Приходила, и не раз. Но, знаете, как я все это называла? Сладкой каторгой. Разве можно отказаться от тяжелых репетиций в зале, от раздумий о новой роли, упоения танцем, когда «твоя» принцесса или другая героиня становится кумиром даже искушенной публики?.. Тут уж с температурой выступаешь и…переломами.

- Вы создали много ролей - какая стала самой любимой?

- Однозначно - Мехмене-бану в «Легенде о любви». Замечательный балетмейстер Юрий Григорович поставил это произведение Назыма Хикмета как психологическую драму, где нет пантомимных мизансцен, где эмоции главных персонажей, в том числе Мехмене- бану, ее внутреннее состояние выражается танцем. Все трудные движения поставлены так логично, что их удобно выполнять. Недавно подумалось: насколько в жизни я люблю смеяться, настолько на сцене у меня лучше получались «страдания». Может, поэтому, танцуя «Легенду», я получала удовольствие - на этой партии растешь. Там есть, что сделать и что показать.

- Какой «материал» приходит в театр из руководимого вами хореографического училища, в котором вы также преподаете?

- Разный. Чаще - сырой. Самые целеустремленные раскрываются уже в театре. Но чего нам это стоит! По-моему, педагог должен сам любить балет как самое дорогое в своей жизни - тогда и результат другой.

- Как было у вас в театре при Гамер ханым?

- Конечно! Мы подтягивались, глядя на нее. Пример педагога - очень важен.

- Сейчас вы и сами нередко выступаете в роли балетмейстера-постановщика. Нравится ли вам эта самостоятельная творческая работа?

- Если ставишь спектакль на достойную музыку и талантливо разработанное литературное либретто, и самой хочется выложиться. Затраченные на создание собственного произведения усилия и эмоции оправданы лишь там, где за чувством ответственности непременно приходит и чувство удовлетворения - профессионального и морального.

… А какое это волнующее зрелище я испытала, наблюдая,  как рождается спектакль... Вот огромный репетиционный зал театра, где с утра собрались все члены труппы. Урок - это каждодневный тренаж на всю жизнь, где все равны - артисты кордебалета, солисты и титулованные ведущие.                                                                                                        Хозяйским глазом видя всю картину одновременно, Тамила ханым н объясняет каждому, что следует исправить и как это делать удобнее  в рамках кропотливой хореографической художественной практике. Которая каждый день абсолютно индивидуальна и подчас  непредсказуемо зависит от любого фактора, не допуская нервозности, диктата, кроме как в умении многократно повторяться, добиваясь заданной цели.

- Какая это сложная  и трудоемкая  работа быть педагогом и репетитором  в балете, - сказала я тогда Тамилле ханым, а она ответила:

- Потому люди этой профессии наперечет и ценить их надо как зеницу ока… Тем более, кто работает с детьми в хореографической школе.

- С чем у нас, как мне довелось убедиться в день Презентации Бакинской  академии хореографии, не все благополучно. Там ведь  шел нелицеприятный разговор о том, что с появлением новых штатных единиц позиции определяют не профессионалы – проректоры, руководители кафедр, лаборанты. По их инициативе в программу обучения вносятся существенные коррективы, применение которых идет во вред собственно классике. Как такое произошло с замечательной, выпускающей хороших специалистов школой?

- Как вы знаете, я в академии не работаю – едва закончился контракт, я и свой класс передала другому педагогу.  Знаю,  серьезное сопротивление коллектива вызывает внедрение так называемой Болонской системы обучения, которая категорически не соответствует параметрам воспитания классических танцовщиков. Ссылаются на то, что  на внедрении этого новшества настаивает руководители Министерства образования,  но все же веря в здравый смысл людей, не понаслышке знающих, что такое та или иная система или программа, надеюсь, что эти элементарное  пренебрежение к нашей профессии.

- Жили, работали, гордились результатами – нужно ли было затевать такие сложные перемены? Более того, затевать срочно?                                                                                                                      

- Пакет документов о повышении статуса БХУ до уровня академии, то есть высшего учебного заведения,  мы готовили добросовестно, со знанием дела и с учетом опыта знаменитых хореографических академий мы готовили от души и с энтузиазмом, не ожидая препятствий. Его время настало давно.

- В чем это выражалось?

- Выпускники БХУ заслужили право   получать  диплом высшего учебного заведения, особенно потому, что, оканчивая  карьеру в театре в 37 – 40 лет, они оказываются в жизни гражданами со средним образованием, а это донельзя осложняет проблемы  их трудоустройства. В то же время они могут  уже в хореографической академии освоить очень нужные в отрасли специальности -  репетиторов балетных трупп, в которых у нас нужда; балетмейстеров. Очень важно в рамках вуза  проходить усовершенствованный курс профессионального танцовщика, на что у выпускников  БХУ ныне уходит время  для адаптации в театре, стажировки в кордебалете, что  правильно бы проходить до получения диплома.                                                                                                     

– Какая аргументированная мотивация, хотя не вступившая, по-моему, в свои права. Это все-таки состоится?                                                                                        

– Спрашиваете у мен, хотя знаете, что вопрос не ко мне.                                             

- Как вы без балете и балет без вас…                                                                               

- Я с балетом расставаться не собираюсь. И он, надеюсь, не останется без меня.     

- Не сомневаюсь! Здоровья вам, Тамила ханым.  Великий книгочей и эрудит, вы найдете, чем себя занять.

- Кто бы сомневался! Спасибо  и вам на добром слове.

Галина МИКЕЛАДЗЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net