1news.az

Актриса Севиндж Алиева: «Мысль о том, что я лишила детей семьи, порой не дает мне покоя» – ФОТО

23 Апреля, 2018 в 10:45 ~ 18 минут на чтение 22728
Актриса Севиндж Алиева: «Мысль о том, что я лишила детей семьи, порой не дает мне покоя» – ФОТО

Представляем читателям 1news.az интервью с азербайджанской актрисой Севиндж Алиевой.

- Севиндж, более 10 лет назад Вы сыграли главную роль в картине «Məhkumlar», после съемок в которой, можно сказать, не появлялись на большом экране. Как Вы стали актрисой и как отсутствие в профессии сказалось на Вас?

- Моя мама работала на киностудии, и я выросла в ее коридорах, проводя часами то на монтаже, то наблюдая за работой гримеров – уже тогда точно знала, что моя жизнь будет связана с кино. Свои первые заработанные деньги, будучи ребенком, я получила после озвучивания читающей стихотворение школьницы в фильме о Гаджи Зейналабдине Тагиеве. Думала, что на заработанные деньги куплю себе все жвачки в мире (улыбается). Училась в гимназии искусств, затем поступила на факультет «актриса театра и кино» в Университет культуры и искусства - поступила сама, причем на бесплатный факультет, чему была очень рада.

Экзамены у меня принимали такие мэтры азербайджанского кинематографа, как Гамида Омарова и Расим Балаев, который ставя «пятерку», сказал, что мне обязательно нужно работать над своим азербайджанским языком, так как я говорила с русским акцентом. Я пообещала и сдержала слово, и если сравнивать мой азербайджанский 15-летней давности и сегодняшний – это небо и земля.

На первом же курсе мне посчастливилось сняться в фильме немецкого режиссера об Ичери шехер с актером Рамилем Алиевым. До принесшего мне успех и славу фильма «Məhkumlar» были также съемки в клипах и рекламе, так как в тот момент фильмы практически не снимали, и заявить о себе можно было только появившись в клипе у звезды или снявшись в рекламе. Кстати, именно в клипе Агададаша Агаева меня и заметил мой будущий муж Фуад Алышев. Пробовала я себя и в театре, но из-за большой загруженности не стала продолжать театральную деятельность, так как это невозможно было совмещать с семьей.

Роль в фильме «Məhkumlar», снятом по книге Чингиза Абдуллаева «Обреченные», стала для меня шансом, о котором говорят «один на миллион» - Мехрибан Алекперзаде искала девушку на главную роль и долго не могла ее найти, собираясь уже снимать грузинскую актрису. Но я успешно прошла кастинг и была утверждена на роль, и скажу, что я знаю, что такое «заснуть и проснуться знаменитой». Это произошло со мной после премьеры фильма, а что касается того, как отсутствие в профессии сказалось на мне как на актрисе, подчеркну, что я профессиональная актриса, а отсутствие на экранах было связано с рядом фактов, о которых подробно и с удовольствием расскажу в интервью 1news.az.

- И каково это было на тот момент – проснуться знаменитой?

- Это было замечательно, но это не вскружило мне голову, и я не зазналась. Картина «Məhkumlar» была не только моей удачей, но и в целом прорывом в азербайджанском кинематографе на тот момент во всех смыслах. Это сейчас чуть ли не еженедельно делают премьеры фильмов, а тогда гала-вечер «Məhkumlar» был своего рода сенсацией, так как ранее подобных мероприятий не проводилось.

В фильме я сыграла Лейлу, больную проказой, от которой отказывается семья – роль для меня, 21-летней девушки, была очень тяжелой, но я справилась, за что благодарю Мехрибан Алекперзаде, которая очень много разговаривала со мной о роли, раскладывая все по полочкам. Такого отношения режиссера к актеру, как и в целом слаженного профессионального съемочного процесса, как во время работы в этом фильме, я, к сожалению, пока не встречала.

М.Алекперзаде начинала этот проект вместе с Расимом Оджаговым, но он скончался, и фильм был посвящен его светлой памяти. Помню, как тепло картина была встречена на международном фестивале «Восток-Запад», где режиссеры из разных стран подходили ко мне и говорили: «Мы не знаем азербайджанского языка, но сыграли вы отлично». Это было очень приятно.

- Однако, находясь в тот момент на пике популярности, Вы уходите с головой в семью и не продолжаете карьеру актрисы – так?

- Так и есть. Мной никогда не двигало тщеславие, и тогда было совсем другое время – фильмы практически не снимали, и я чувствовала, что мне нужно состояться как женщине, ну, а успех еще придет не раз. Тогда я сделала свой выбор, плюс, как сказала выше, я никогда была тщеславной и звездная жизнь и все ее атрибуты – это не про меня. Будучи всегда домашним человеком, не стремилась стать звездой экрана, но всегда так или иначе была связана со съемками, работая за кадром исполнительным продюсером в проектах моего на тот момент супруга режиссера Фуада Алышева.

- Вы по собственному желанию отошли в сторону или на этом настоял супруг?

- По собственному желанию, так как для меня семья всегда была и будет важнее популярности, съемок и всех вытекающих их этого деталей. Это сейчас есть соцсети, где вас могут заметить и в течение часа любой может стать звездой. Тогда все было намного сложнее и я ни капли не жалею, что выбрала тогда семью, а не профессию, в которую вновь вернулась сравнительно недавно. Всему свое время.

В тот период не стала пробиваться дальше, перестала участвовать в кастингах, хотя супруг хотел видеть меня на экране и никак не противился этому, так как гордился мной. Но была в моей жизни роль в большом кино, когда я была замужем, вслед за «Məhkumlar», тогда я была только обручена с Ф.Алышевым, но настояла на том, чтобы в титрах я шла как Севиндж Алышева. Я снялась в кинопроекте канала ANS «Seçilən», который снимала иранская команда.

Ни капли не переживала, что телефон молчит и меня не приглашают на съемки, растила детей и работала с супругом на его съемках, никак сама не пробиваясь. Считаю, что у каждого артиста должен быть менеджер, который занимается поиском ролей, разузнает о кастингах – так во всем мире, у нас же пока эта система не работает, и мы все делаем сами. В тот момент мне это было не нужно, так как все мое время было занято мужем, семьей, детьми.

- Не жалеете об упущенных возможностях, ведь сегодня в профессиональном плане Вы могли бы быть на другом уровне и в другом статусе?

- Конечно же, я ни о чем не жалею. Будучи в шоу-бизнесе долгие годы, я никогда не была человеком шоу-бизнеса, так как у меня иные ценности, и личное, а не несвязанное с популярностью и медийностью, для меня всегда было и будет на первом плане. Я уже сказала, что ранее отказалась и от работы в театре, понимая, что спектакли вечерние, а на мне муж и дети, которые всегда должны быть накормлены и не обделены вниманием. В сериале «Aramızda galsın» с участием Кямили Бабаевой по этой же причине я продержалась пять дней – скучала по детям и не могла без дома, но прекрасно понимала, что отказываюсь от мега-рейтингового проекта, который тогда смотрели все.

Но, несмотря на то, что у меня был большой перерыв в карьере актрисы, в моей творческой биографии есть проекты, которыми я горжусь – один из них телеспектакль «Evləri göydələn yar», где я сыграла с корифеями Сиявушем Асланом и Яшаром Нуриевым. Этот телеспектакль входит в золотой фонд Азербайджанского государственного телевидения и очень любим зрителями.

В то же время я снялась в проекте у Аяза Салаева – он предложил мне на выбор две роли, одна из которых подразумевала участие в немного откровенной сцене, а вторая – роль девушки, совершающей намаз, – я выбрала второй вариант.

- По причине того, что Вы были замужем, отказались от откровенной сцены?

- И по этой тоже. Есть определенные грани, которые я, несмотря на то, что актриса, не смогу перешагнуть. Это, к примеру, поцелуй или съемка обнаженной. Имитировать это при хорошей операторской работе я смогу легко, но так сняться – нет. Во всяком случае, пойти на это ради кассовых сборов не готова, но ради искусства, возможно, если бы фильм вывозился за рубеж, я бы расширила эти определенные в моем сознании грани и рамки, которые с годами становятся все больше.

- И с чем это связано?

- Я просто поумнела и повзрослела. И сегодня вряд ли я совершила бы те ошибки, которые совершала ранее. Не пошла бы на то, на что с легкостью соглашалась раньше.  

- Вам всего лишь 33 года…

- Вот именно, уже 33, и я не хочу играть студенток, хочу сыграть зрелую женщину, поверьте, я на это способна. Также зная съемочный процесс изнутри, давно вынашиваю идею продюсирования фильма, и скажу, что за кадром чувствую себя намного легче и получаю неимоверное удовольствие от того, что получается в итоге, даже не появляясь в кадре.

Я всегда буду благодарна бывшему мужу Фуаду Алышеву. Он меня очень многому научил на съемочной площадке, и благодаря творческой школе, пройденной с ним, не останусь без работы, так как имею большой опыт во всем, что связано напрямую как со съемками, так и с их подготовкой и организацией.  

Работая с ним на съемочной площадке, я никогда его не просила о том, чтобы он задействовал меня в том или ином проекте. Но если бы на моем месте была другая, я уверена, что она бы снималась в каждой рекламе и клипе, снятой мужем. Для меня же все это было второстепенно. Но единственным проектом, снятым Фуадом, в котором я снялась, был клип группы «Deyirman» на песню «Justice fo Khodjaly» - и это не просто клип, это наша история, о которой должны знать дети.

- Многим Вы также запомнились по яркой рекламе одного из сотовых операторов…

- На съемку этой рекламы я попала изначально как кастинг-менеджер, а затем Самира Джафарова, занимающаяся этим проектом, решила отправить на утверждение и мой снимок. Меня утвердили, и в течение двух лет я была лицом этого оператора, но забеременев, практически перестала сниматься, хотя на пятом месяце и была задействована в съемках рекламного ролика с футболистом Ардой Тураном.

- Как я понимаю из нашей беседы, Вы никогда не пользовались именем мужа для получения ролей, съемок в рекламе и т.д.?

- Так и есть, как у нас принято говорить, я не тапшевалсь никогда (улыбается) и никогда не рассматривала Фуада в качестве «зеленого света» к светлому будущему, он был моим мужем, он – отец моих детей, но я никогда не смотрела на него как на трамплин к ролям и т.д. Мы работали с ним вместе над множеством проектов, он режиссировал, а я была исполнительным продюсером, но, чтобы пользоваться его именем, нет, такого никогда не было.

- Вас с Фуадом Алышевым называли идеальной парой – что стало главной причиной развода?

- Не хочу говорить на эту тему…

- Как сложилась и складывается Ваша жизнь после развода?

- Жизнь после развода – это не конец света. Конечно, сложилась и складывается она не без проблем, а кому сейчас легко? Но пройдя то, что я прошла, никому не посоветую разводиться. Вообще в таком вопросе советовать что-то сложно, так как каждый сам должен прийти к этому, как и к тому, как это пережить.

И спустя три года после развода, я могу уверено заявить, что это точно не конец. О первых месяцах после расставания с супругом, за которого я выходила замуж по большой любви, вообще говорить не хочется, так как было очень сложно. Но что случилось, то случилось. Иногда я думаю, что, будучи взрослее и мудрее, я бы повела себя иначе, но скажу, что из депрессии после развода меня вывели мои любимые дети, смотря на которых я понимала, что мне нужно вставать на ноги и идти только и только вперед.

Разведясь, я ушла не только от мужа, но и отдалилась от многих общих знакомых и в корне поменяла сферу деятельности – занималась SMM, работала администратором в салоне. Вычеркнула из старой жизни тех, кто был рядом со мной, когда я была замужем, и перестал интересоваться мной после развода, даже не зная, где я и что я.

Отойдя в сторону, сделала выводы о многом, но поняла, что офисная работа – это совсем не мое, но опять-таки, не жалею тех семи месяцев, которые пробовала себя в новых профессиях. Все, что ни делается, делается к лучшему. Стала делать кастинги к съемкам и постепенно вернулась в ту сферу, в которой чувствую себя как рыба в воде. Затем была работа в шоу «Голос Азербайджана» и съемка в иранской короткометражке.

Сама же, как актриса, в кастингах я практически не участвовала, так как в памяти режиссеров осталась как девушка с малолетними детьми, только вот они почему-то не понимают, что мои дети уже выросли. Однажды отказалась сниматься, сославшись на маленьких детей, во второй раз мне уже не звонили. Для нового поколения режиссеров я также новичок, поэтому жизнь после развода не только в личном, но и творческом плане для меня началась с чистого листа. Сейчас, к примеру, снимаюсь в сериале «Laləli saray», также буду задействована в телевизионном проекте Оксаны Расуловой «Lal yuxu». А в прошлом году снялась в проекте немецкого режиссера Файта Хельмера, где моим партнером был звезда фильмов Эмира Кустурицы Предраг «Мики» Манойлович.

- Уровень сериалов на азербайджанском ТВ совсем не радует и, зная Вас, считаю, что Вы способны на гораздо большее.

- Спасибо, и я в себе чувствую потенциал и способность к намного большему, чем играю сейчас, но всему свое время. А как зарабатывать, если не снимаешься в сериале? Это мой честный заработок, который мне необходим. Я не могу сидеть с тремя детьми и ждать, что когда-то на меня обратит внимание Кончаловский.

Не могу позволить себе жить амбициями, если позволю, то мои дети будут нуждаться, а вот этого я точно себе никогда ни при каких обстоятельствах не позволю. Трезво смотрю на сегодняшний день и понимаю, что на данный момент сериалы – это не только способ заработать, но и отличная возможность напомнить зрителям и режиссерам о себе.  

- Ваша жизнь на данный момент связана исключительно с работой?

 - Нет, вся моя жизнь была, есть и будет связана исключительно с моими детьми. Все остальное для меня второстепенно, и на данный момент мне важно, чтобы дети получали достойное образование, так как оно – основа всего. Их отец сам себя сделал, и я хочу, чтобы наши дети всего добились в будущем сами, на этом же этапе я, как мать, всячески буду помогать им и поддерживать, вкладывая в образование.

Я сумасшедшая мама, и у меня, кроме детей и моей мамы, больше никого нет. Пытаюсь сделать и успеть все для детей, проводя с ними каждую свободную минуту. Знаете, никогда не говорила об этом, но скажу в интервью 1news.az – мне всегда кажется, что я не уделяю им должного времени, потому что лишила их полноценной семьи. Но успокаивая себя, говорю, что не каждая полноценная семья может дать одному ребенку то, что я даю троим. Скажу и то, что Фуад очень хороший отец – мы воспитываем наших детей вместе. Но мысль о том, что я лишила детей семьи, порой не дает мне покоя.

- Значит, Вы не согласны с выражением «все, что ни делается, делается к лучшему»?

- Это судьба, возможно, все и к лучшему.

- И не исключено, что на своем жизненном пути Вы можете встретить мужчину мечты.

- Нет, я реалист и это исключено. И не говорите, что недолюбливаю себя или ставлю на себе крест, просто знаю свое положение – у меня трое детей. Мужчинам нужно внимание, а все мое внимание направлено и будет направлено на моих детей. Есть мужчины, которые обращают внимание, но я не могу, не получается. И как я сказала выше, отношения требуют времени и внимания, а мое время и внимание – это работа и дети. Не вижу себя с кем-то рядом, а кого-то рядом с моими детьми – у детей должен быть один отец и одна мать, и они у моих замечательных детей есть.

- Но все-таки это крест на личной жизни – разве нет?

- За три года после развода произошло очень многое, и я поняла, что искала, и мне нужно было спокойствие, найдя которое, я поняла и осознала, что в моей жизни было немало ошибок, но что было, то было.

За последние три года я сформировалась как новая личность, выйдя из тени экс-супруга, даже вернула себе девичью фамилию «Алиева», чтобы не было разговоров о том, что я использую фамилию мужа, чего в принципе никогда не делала. Все это я делаю, чтобы доказать самой себе, что я на что-то способна.

- Удалось доказать?

- Пока доказываю (улыбается).

Феликс Вишневецкий, Г.Р.

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net