Formula 1
USD1.4906
EUR1.6677
RUB0.0226
Brent49.21
WTI49.10
Золото1 220.41
S&P 500 Index2 090.10
Nikkei 22516 821.61

Рамиз Мехтиев. Миропорядок двойных стандартов и современный Азербайджан 03.12.2014 23:15

Рамиз Мехтиев,

руководитель Администрации Президента Азербайджана

Мы все являемся свидетелями того, как меняется в течение последних 25 лет геополитическая картина мира. «Бархатные революции» в странах Восточной Европы ознаменовали начало крушения так называемого «социалистического лагеря» и, по существу, были отправной точкой отсчета новой расстановки сил на мировой арене. Была заложена основа управления миром только из одного центра. После распада СССР биполярный мир сменился фактически однополярным, и все особенности существования в таком мире мы начинаем уже чувствовать в нашей повседневной жизни.

Поневоле мне вспоминается такой факт. В Академии общественных наук при ЦК КПСС в конце 80-х годов ХХ века мне не раз приходилось слышать в беседах с различными политологами, в том числе и из зарубежных стран, что развал СССР практически предрешен, а вслед за этим наступит время так называемого «переформатирования» Ближнего Востока.

Прошли годы. Наблюдая события «Арабской весны», я пришел к выводу, что наряду с внедрением в сознание масс тезиса о том, что «право на восстание является естественным правом граждан на сопротивление узурпации власти», здесь, конечно же, действуют хорошо проработанные технологии. Их авторы и механизмы подготовки такого рода акций хорошо известны. При этом, как ни странно, сопротивление происходит против правительств, которые пришли к власти в результате демократических процедур голосования и избрания.

Посещавший еще в период существования СССР страны Балтии небезызвестный Джин Шарп фактически является автором и инициатором апробирования методов, которые в свое время разрабатывались на материале Юго-Восточной Азии. Сегодня его называют неким симбиозом Владимира Ленина и Махатмы Ганди и считают фактически идейным отцом «Арабской весны». Действительно, «Братья-мусульмане» и близкие к ним организации не только массовым тиражом перевели на арабский язык такие работы Шарпа как «От диктатуры к демократии» и «198 методов ненасильственных действий», но и выложили их на своих сайтах. Однако, если Лениным двигала идея построения коммунизма в отдельно взятой стране, а Ганди добивался независимости своей родины путем пассивного сопротивления, то в случае с Шарпом мы не столкнемся с высокими идеями и идеологиями. Основная цель — разрушение. Именно слом государственной машины обеспечивает внешним силам возможность создавать так называемый «управляемый хаос».

Политические эксперты считают, что Шарп выполняет установки  спецслужб различных западных стран, в том числе и ЦРУ США. Очевидно, они недалеко ушли от истины. Но, тем не менее, надо признать, что, действительно, им внесены в арсенал борьбы с государственной властью новые методы и подходы. В качестве примера достаточно упомянуть, скажем, что Международный центр ненасильственных конфликтов в Каире для ознакомления оппозиционеров из различных стран с его идеями привлекал их к соответствующим тренингам.

Сегодня многие политологи отмечают, что «цветные революции» становятся угрозой без-опасности в любом регионе и преследуют исключительно цели смены неугодных США правительств на контролируемые ими режимы. Все это происходит под предлогом демократизации и желания осуществить так называемые «программы демократии» в различных странах, в том числе и в бывших республиках СССР.

Экс-посол США в России Майкл Макфл лицемерит, когда заявляет, что сегодня представители президента США Барака Обамы «не спонсируют «цветные революции». Тем не менее, и он признается, что раньше США занимались этим. Касательно так называемой «бульдозерной революции» в Югославии и дальнейших событий в Сербии он откровенно признается, что «прямые деньги были переданы оппозиции, чтобы дестабилизировать ситуацию, и это сработало».

Но если шарповские технологии вступают в силу тогда, когда необходимо обеспечить паралич власти, то практика создания сети общественных институтов, которые якобы популяризируют модели американской политической культуры, несколько иная. Анализ показывает, что на самом деле соответствующие структуры из-за рубежа занимаются поддержкой, обучением и организацией в рамках неправительственных организаций всех тех, кто способен потенциально стать активным агентом по продвижению «американской демократии».

Они хорошо знают, что только при наличии соответствующего количества НПО, их регулярного финансирования и инструктажа можно добиться вовлечения в них достаточного числа лиц. Только после этого можно будет рапортовать в соответствующие инстанции о том, что уже подготовлена база для «цветной революции» в той или иной стране. Дальше уже будут действовать отработанные схемы. При этом трудно провести грань, когда ненасильственные методы борьбы за справедливость уступают место насилию и приводят к необратимым трагическим последствиям.

В сознание масс заранее внедряются определенные мысли типа «права народа на восстание». Также муссируется и такой тезис, что якобы революция есть явление рациональное и происходящее спонтанно —  это выход из тупика сложившихся противоречий. Однако обращение к странам, пережившим «цветные революции», показывает, что объем проблем и противоречий многократно возрастает после осуществления этих революций.

Когда мы говорим о праве народа, было бы уместно обратиться к тем мыслителям, которые в деталях изучали правовые аспекты этой проблемы. Они достаточно ясно изложены в трудах такого непререкаемого авторитета в вопросах права, как Иммануил Кант.

Принципы права и бунт

И.Кант в своей работе 1793 года «О поговорке» рассматривает восстание как «злейшее и самое наказуемое преступление в рамках общности, потому что оно разрушает ее основы». Далее он продолжает свою мысль: «Добиваясь подобным образом своего права, народ совершает величайшую несправедливость, так как право, по меньшей мере, перестает иметь действие» 1. При этом философ считал, что все рассуждения о справедливости бунтов основаны на том, что, несмотря на все обещания о немыслимых благах, в этом случае не принимается в расчет сам «принцип права». Именно его нарушение приводит к тому, что любой бунт завершается состоянием анархии. Таким образом, во имя высоких идеалов вершится нечто, приводящее к величайшей несправедливости, совершаемой одной частью народа по отношению к другой.

В рассуждениях мыслителя противопоставляются два принципа: принцип права и принцип счастья. Парадокс в том, что именно их подмена ведет к заблуждению в вопросах о праве народа на свержение государственной власти, что, в свою очередь, грубо нарушает права народа.

Попытаемся проанализировать принцип того, почему Кант отрицает право народа на сопротивление любой власти, в том числе и деспотической. Проследим кантовскую аргументацию:

— подданные хотят свергнуть правителя ради естественного стремления к счастью, но «отсылка к счастью является принципиально непригодной при обосновании права на сопротивление, так как она относится к представленным и требующимся материальным целям», которые субъективны, а значит, им недостает всеобщности. Обязанность подданного — подчиняться любой власти как законной;

— допущение права на сопротивление в государственном законодательстве привело бы к «раздвоению государственного авторитета» и расторжению единства государственной власти, так как оно позволяло бы недовольным подданным быть судьями;

— право на сопротивление рождает противоречие в Конституции. Ведь при наличии права на сопротивление «законодательная власть предоставляет право другой власти разрушить ее законодательство, а также саму себя. Это разрушение происходит на основе самой разрушающей нормы, что противоречиво»;

— поневоле в противостоянии встает вопрос о том, а «кто будет судьей?» в споре правителя и народа. Против каждого высшего судьи может быть выдвинуто новое право на сопротивление, так что мы можем уйти в бесконечность;

— у народа отсутствует компетенция суждения о государстве, ибо он ограничен частными мнениями, а с учреждением государства «народ отдает свою компетенцию обязывающего суждения»;

— у народа отсутствует право принудительной власти по отношению к государству, ибо народ не является государством, а подлежит его власти;

— право на сопротивление должно принадлежать только властному принуждению, которому вменяется в обязанность осуществление всех прав принуждения;

— сопротивление, по Канту, может мыслиться только в качестве уничтожающего законную Конституцию, как переворот всех гражданско-правовых отношений, а, следовательно, всякого права.

Таким образом, право на сопротивление не согласуется, прежде всего, с Конституцией государства. Несмотря на возможные несовершенства государственной власти, для ее смены существуют установленные механизмы. Любое их нарушение приводит, прежде всего, к правовому коллапсу.

Из столь пространного обращения к Канту ясно, что новые технологии смены власти, воспользовавшись правовой неграмотностью части населения, в сознание внедряют абсолютно чуждые идее права установки. Как стало ясно из обращения к кантовскому наследию, верхом абсурда является даже само словосочетание «право народа на восстание».

Политика двойных стандартов и «пятая колонна»

Начиная с конца сентября текущего года, вот уже два месяца как мир является свидетелем очередной попытки «цветной революции» уже в Гонконге. Эти события еще раз продемонстрировали нам, что определенные силы в мире пока что не отказались от использования «цветных революций» для смены неугодной им власти. И это несмотря на весь негатив и хаос, которые несут эти революции своими последствиями.

Ключевую роль в организации такого рода протестов играет так называемая «пятая колонна». Что же она собой представляет и кто является её вдохновителем? В разных странах она может быть разная. Опыт показывает, что соответствующие эксперты вначале дотошно изучают ситуацию в стране и в зависимости от многих факторов избирают те или иные группы населения для формирования из них «пятой колонны».

Известно, что это понятие впервые было применено в середине 30-х годов прошлого века франкистами, наступавшими на Мадрид. В то время армия генерала Франко наступала на Мадрид 4 колоннами, а под пятой подразумевалась деструктивная деятельность его агентов и диверсантов, действующих в тылу. В последующие годы этот термин претерпел значительные изменения.

На сегодняшний день существует множество интерпретаций «пятой колонны», начиная от агентурной сети внутри страны и кончая обозначением компактно проживающих этнических и религиозных групп, обеспечивающих интересы других государств. Историки используют это словосочетание для обозначения подрывной агентуры вражеских стран. Нередко этот термин приравнивается к коллаборационизму, т.е. осознанному, добровольному и умышленному сотрудничеству с врагом в его интересах, в ущерб своему государству.

Таким образом, «пятая колонна» — это отдельные люди или группа людей, организации и движения, которые прямым или косвенным образом работают на иностранные правительства, и чья деятельность преследует цель различными способами или методами нанести ущерб национальным интересам собственной страны. Самое удивительное, что порой «зеленая» молодежь, будучи увлеченной самим фактом своего участия в каких-то важных процессах, плохо себе представляет, что ее используют в качестве орудия для достижения своих целей.

Специфической тенденцией в этой сфере является то, что глобализация и усиление взаимозависимости в международных отношениях, выход на международную арену отдельных НПО и транснационализация категории прав человека привели к тому, что «пятая колонна», приспосабливаясь к современным условиям, приобрела новую форму.

Сегодня различные международные правозащитные организации, мозговые центры и просто НПО США и их союзников в Европе, маскируя свои подлинные цели, учредили огромную сеть своих филиалов по всему миру якобы для защиты прав человека, распространения демократических ценностей и организационных основ рыночной экономики. Именно они и выступают в роли «пятой колонны» нового образца. В развивающихся странах, и в особенности в странах постсоветского пространства, указанные структуры работают, не считаясь с законодательством  этих государств. Большинство этих организаций получают огромную финансовую поддержку напрямую от правительств западных государств или же через различные фонды, которые формируются спецслужбами.

В XXI веке отношение Запада к государствам других регионов изменилось лишь по форме. Развитые страны Запада, в том числе и США, сегодня по-прежнему открыто проводят политику двойных стандартов, вмешиваются во внутренние дела большинства стран мира, используя права человека как инструмент давления на правительства. Именно с этой целью они формируют в них «пятые колонны» нового образца и пытаются с их помощью определять внутреннюю и внешнюю политику этих государств. Целью подобной практики является не защита свободы и прав человека, а принуждение того или иного государства к желаемым уступкам для достижения конкретных политических и экономических выгод. Именно это и является реализацией новой формы силовой политики в международных отношениях в ХХI веке.

Распространение демократии в контексте национальных интересов США

Многие исследователи согласны с тем, что самым опасным для системы международных отношений является продвижение различных идей политического характера под прикрытием идеи демократии. Именно такими словами можно описать политику США в современном постбиполярном мире, фактически трансформировавшемся в однополярный. В частности, это ярко проявляется во взглядах Барака Обамы, который под «мирными» лозунгами активно продвигает национальные интересы США. Так, выступая на ежегодном форуме «Глобальная инициатива Клинтона», он заявил о том, что поддержка гражданского общества за рубежом является вопросом национальной безопасности, и что Вашингтон всегда будет поддерживать различного рода НПО, правозащитников по всему миру.

За этими, на первый взгляд, гуманистическими намерениями распространения демократии стоят вполне реальные политические цели США. Это заявление Барака Обамы наглядно показывает, что внимание США к НПО, организациям гражданского общества, правам и свободам человека вызвано исключительно геополитическими интересами Америки. Среди них можно отметить поддержку прихода к власти послушных и исполняющих указания США групп, продвижение американского капитала на новые рынки и применение современных форм эксплуатации природных богатств других стран, нивелирование национальных и культурных особенностей различных наций с целью сделать их еще более зависимыми от себя, формирование «потребительской демократии и культуры» и т.д.

Кто-то называет это современной формой колониализма, кто-то говорит об обреченности мировой экономики на поиск новых рынков и т.д. Но суть от этого не меняется.

С другой стороны, заявления Барака Обамы о том, что каждая страна, которая движется к демократии и развивает институты защиты прав человека, — наш друг и мы их всегда поддерживаем, также чрезвычайно далеки от истины и являются продолжением вышеуказанной политики. Например, Вашингтон, исходя из своих геополитических интересов, а не из побуждений распространения демократии, поддерживал недемократический режим С.Хусейна в период ирано-иракской войны поставками вооружений. Конечно, можно сослаться на принцип: «враг моего врага — мой друг», но в данном случае этот тезис скорее отражает политические и экономические интересы США, чем желание помочь установлению мира в регионе.

Американская администрация на протяжении десятилетий нарушает главные принципы политического реализма, которые были сформированы еще отцом-основателем этой школы Гансом Моргентау. Не будем вдаваться в детальное обсуждение всех этих принципов. Приведем лишь один из них: «Универсальные моральные ценности не могут быть средством оценки политики тех или иных государств. Государства должны ставить принцип выживания выше моральных ценностей… Нормы морали различны в различных государствах»2.

Из этих тезисов Моргентау следует: нельзя судить о политике государств с точки зрения добра и зла. Иначе говоря, то, что может казаться для США злом, вовсе не является таковым для других государств. Эту проблему очень эффективно решает категория «национальный интерес», которая предостерегает от манипулирования нормами морали в политике. Даже правовые обязательства должны отступать перед национальными интересами государств на международной арене, и это есть «железный закон международной политики» по Моргентау.

С другой стороны, посыл Моргентау о том, что нормы морали вовсе не универсальны, говорит о том, что система международных отношений должна интерпретироваться, исходя из национальных интересов и политической целесообразности. В противном случае нормы морали попросту будут неэффективны для оценки поведения государств на мировой арене.

Несмотря на это, сегодняшняя администрация Обамы активным образом пытается давать оценки действиям тех или иных государств, исходя исключительно из своих политических намерений. Белый дом не хочет даже считаться с тем, что каждая страна в мире имеет свои интересы, цели развития и особенности политической культуры. Невозможно ожидать, чтобы все страны мира жили по правилам, предписанным США. Это априори невозможно, так как сам мир разный, он не одинаков и разнороден.

Даже дети, родившиеся в одной семье и получившие одинаковое воспитание — разные, не говоря уже о странах в различных точках земного шара с исторически сложившейся социальной, экономической, духовной и политической структурой, присущими  им нацио-нальными интересами. Мир многообразен, как и многообразно содержание политических отношений между различными государствами. Пора бы это осознать внешнеполитическим стратегам Белого дома. Хотя сложно предположить, что они этого не осознают. Но дело в том, что политические цели, приукрашенные различными лозунгами, в том числе о «национальных интересах» США, перевешивают всевозможные реальности.

Идею регионализации международных отношений подтверждает также и Копенгагенская школа по международной безопасности. Ее представитель, профессор Лондонской школы экономики и политических наук Барри Бузан пишет о том, что в условиях распада биполярной (двухполюсной) системы международных отношений и окончания идеологического противостояния Запада и Востока повышается объем независимого международно-политического процесса в различных регионах 3.

Следовательно, по мнению этого автора, в постбиполярном мире возможности проекции принципов глобального уровня международных отношений на регион уменьшаются. Региональные государства получают больше возможностей усилить маневренность своей внешней политики. Исходя из всего этого, казалось, глобальные силы должны адаптироваться в различных регионах к меняющейся логике развития. Но в реальности это не так. Внешнеполитическая стратегия США и их союзников на Западе, демонстрируя свою гегемонию, все еще не хочет адаптироваться к тем или иным региональным условиям. Такие действия расходятся с реальностью, вступают в противоречие с многообразием мира. Именно это является, например, главным ограничителем эффективности проводимой США внешней политики.

Однако один из самых откровенных западных политологов Збигнев Бжезинский не согласен с подобной оценкой. Он считает, что, занимая лидирующее положение, США выступают в роли «старшего брата», восстанавливающего порядок во всем мире. По его мнению, «США выступали и будут выступать в роли главного миротворца». Но пока, к сожалению, факты говорят совсем другое. Несправедливость и субъективизм превалируют во внешней политике США.

Опыт современного мирового развития свидетельствует, что однополярность, наращивание доминирования одного центра силы не приводят к росту доверия между народами и государствами. Это — неустойчивая конструкция, которая доказала свою неспособность влиять на гармонизацию международных отношений, служить основанием для налаживания порядка в мире и обеспечения региональной и глобальной безопасности. Совсем неразумно перестраивать мир в соответствии со своими интересами. Ведь не сложно видеть, что агрессивное продвижение своих интересов, прикрытых ширмой демократических ценностей, становится, наоборот, преградой на пути распространения американских либеральных идей, нежели их локомотивом, как считает Барак Обама. Это подчеркивают даже видные американские ученые в сфере международных отношений, такие как, например, Стивен Уолт.

Он пишет: «Главные черты либерализма исключительно привлекательны, и я очень благодарен судьбе за то, что практически всю свою жизнь прожил в либеральной (в основном) Америке. Однако моральная привлекательность таких базовых либеральных принципов не означает, что это здравое и логичное руководство по реализации внешней политики. На самом деле, история двух последних десятилетий говорит о том, что если великая держава будет проводить свою внешнюю политику главным образом на основе либеральных идеалов, это наверняка приведет ее к дорогостоящим провалам. К сожалению, опыт прошедших 20 лет показывает, что либерализм — это плохой советчик по проведению внешней политики.…» 4.

По его мнению, либерализм не может дать четкую стратегию в вопросах внешней политики. Если то или иное государство руководствуется на международной арене не западными понятиями и ценностями ведения международной политики, то Вашингтон реагирует на это серьезными вспышками гнева и ненависти, что в реальности усугубляет создавшееся сложное положение дел.

Подобный стереотип обусловлен тем, что концепция либерализма прививает большинству американских политиков идею безальтернативности либеральных западных ценностей. Следовательно, американские политики не могут даже и представить то, что существует также мир, отличный от их мира, в котором есть свои ценности и мораль. Такое поведение значительно ограничивает маневренность внешней политики США и, скорее, усиливает поляризацию в конфликтах «на своих и чужих», нежели помогает ее реализации.

О кризисе сегодняшнего миропорядка также говорит один из патриархов внешней политики США профессор Генри Киссинджер в своей новой книге «Мировой порядок: размышления по поводу характера наций и хода истории», в которой он пишет: «Однополярный отрезок времени приближается сегодня к своему бесславному концу. Америка при Джордже Буше-младшем после терактов 11 сентября (2001 года) взвалила на себя непосильную задачу, а во время его первого президентского срока произошла милитаризация внешней политики, результатом которой стали — в лучшем случае — тупиковая ситуация в Афганистане и сложное положение в Ираке. Результат: раскол западного альянса, разочарованное американское общество и усиление теократического Ирана. При Бараке Обаме Соединенные Штаты, возможно, зашли слишком далеко в коррекции своего курса. Акцент делается на возвращении американских солдат домой — сначала в Ираке, а затем в Афганистане. Однако в настоящее время Соединенные Штаты готовы вновь начать активные военные действия на Ближнем Востоке, а также прилагают усилия для сдерживания Путина. Политику, проводимую после «Арабского пробуждения», также сложно назвать последовательной…».

Вывод, к которому он приходит, заключается в необходимости обновления основных принципов глобальной геополитики. Его тезис «существующая система международных отношений переживает кризис» отражает современную реальность. По его мнению, прочную позицию во внешней политике США сегодня занимают те, кто выступает за распространение американских ценностей по всему миру даже ценою применения жесткой силы.

Многие механизмы обеспечения миропорядка сложились достаточно давно. И причина современного кризиса в международных отношениях связана с тем, что их ломают, вместо того, чтобы провести разумную реконструкцию и адаптировать к современным реалиям. Совсем не случайно Генри Киссинджер, подчеркивая, что «Концепция порядка, лежащая в основе современного мира, находится в состоянии кризиса», объясняет это стремлением крупных держав не к созданию баланса сил, а к максимальному обеспечению своих собственных интересов. Кстати, он пишет и о другой причине кризиса миропорядка: за всем этим стоит поиск Соединенными Штатами Америки новых способов обеспечения мирового лидерства.

И как бы в подтверждение этих выводов Генри Киссинджера, совсем недавно — в середине ноября — на саммите двадцатки (G20) в австралийском Брисбене Барак Обама назвал США «единственной мировой державой», способной противостоять любой угрозе. Это был новый предупреждающий сигнал мировому сообществу, чтобы оно «не мечтало о многополярном мире».

И в самом деле, сегодня за такими заявлениями Белого дома, как, например, «обеспечиваем мир и согласие в регионе», «распространяем демократию», «хотим принести в регион стабильность» и т.д., стоят совершенно другие цели. Чтобы удостовериться в этом, достаточно объективно посмотреть на причины межгосударственных конфликтов и возникновения войн в современном мире.

И все же пора администрации Барака Обамы задуматься об ущербности подобной внешней политики США в условиях, когда о кризисе системы говорит даже такой видный ученый-международник и человек с большим опытом работы во внешней политике США как Генри Киссинджер.

Современный кризис в международных отношениях, несомненно, вызван политикой США. Его корни лежат в неправильной имплементации теории «мягкой силы»

(soft power), разработанной американским ученым Дж.Найем в русле неолиберализма. Под «мягкой силой» имеются в виду, прежде всего, невоенные средства, меры экономического, информационного, культурного и иного влияния. Негосударственные субъекты являются ключевыми игроками в ее продвижении. «Мягкая сила» по Дж.Найю — это «умение добиваться того, чтобы другие страны хотели то, чего хочет твоя страна, вовлекать и сотрудничать с ними, нежели сдерживать и принуждать» 5.

Да, мировое сообщество не смогло представить альтернативу американской политике на глобальном уровне. Последней альтернативой был коммунизм, но этот эксперимент не оправдал себя. После распада социалистического лагеря США добились заметных успехов в политике вестернизации по всему миру. Однако очень часто идеи «света и демократии», которые Америка несет миру, продвигаются далеко не гуманными способами. Примеров предостаточно. В американской теории демократического транзита данному постулату посвящено даже отдельное направление — «теория силового демократического транзита». Но как показывает практика, такого рода эксперименты на Ближнем Востоке приводят скорее к небывалому росту терроризма, всеобщему хаосу и эскалации напряжения, нежели к процветанию, миру и демократии. Указанная стратегия имела большую популярность в период президентства Дж.Буша-младшего.

Кстати, в этом признается и бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Выступая 21 ноября этого года (2014 г.) в Национальном фонде поддержки демократии, она отметила, что усилия по продвижению демократии стали ассоциироваться с ее милитаризованным аспектом. «Действия предыдущей администрации привели к тому, что демократия получила плохую репутацию, в частности, из-за того, что произошло в Ираке», — цитирует ее радио «Голос Америки» 21 ноября 2014 г.

С приходом же к руководству США Барака Обамы мировая общественность связывала свои надежды на изменение агрессивной внешней политики. Но что мы видим на сегодня? В Сирии и Ираке ширится операция против ИГИЛ, которую сами же США создали в результате вооружения сирийской оппозиции, не прогнозируя его последствия. На сегодня американские генералы не собираются даже ограничиваться лишь воздушными атаками и требуют от Белого дома сухопутного вторжения, ссылаясь на неэффективность одних воздушных атак для уничтожения ИГИЛ. Страны Магриба все еще не могут полностью восстановить общественный порядок, который был разрушен «Арабской весной», так активно поддерживаемой со стороны США против их же бывших «демократических» союзников.

В этом регионе военными переворотами свергаются общенародно избранные лидеры, а западные демократии только и печатают лишь коммюнике «о глубокой озабоченности». Где же реализация идей Обамы о том, что США стоят за каждым, кто непреклонно движется к демократии? Разве это вовлечение и кооперация, на которые ссылался Дж.Най, говоря о «мягкой силе»? Маловероятно, что бомбардировками, подготовкой «цветных революций» и похожими деструктивными сценариями можно побудить другие страны хотеть того же, что и США. Все эти факты говорят о том, что так называемое либеральное содержание американской внешней политики лишь ширма для реализации эгоистических «национальных интересов», которые неизменны, как и говорил Ганс Моргентау.

Если США неизменно придерживаются своих национальных интересов, то почему другие страны должны игнорировать собственные интересы или же идти на непонятные и чреватые деструкцией уступки? Почему дело, заведенное на Э.Сноудена, в США считают уголовным (но не политически мотивированным), хотя он вроде бы тоже поступил как настоящий либерал — поставил свободу выше безопасности и раскрыл миру нарушения США многих национальных и международных законов и норм. В то же время уголовные разбирательства по делам Лейлы и Арифа Юнус, а также других представителей «пятой колонны» США и европейские международные «неправительственные» организации считают политически мотивированными? Почему США требуют от всех транспарентности и призывают к борьбе с коррупцией, в то время как деятельность ими же созданных НПО в различных точках мира достаточно коррумпирована и не открыта для общественного контроля?

Неправительственные организации (НПО) в роли «пятых колонн» нового поколения

Из истории государств мы знаем, что различного рода агенты, работающие в пользу иностранных государств, террористы и сепаратисты главным образом осознанно шли на подрыв государственности,  антиконституционные действия и т.д. Уверенность в этом им придавало то, что их деятельность обеспечивалась сильной зарубежной поддержкой и хорошо оплачивалась. Для иностранных государств самым большим риском было раскрытие их планов по созданию «пятой колонны». Они опасались, что его участники могут сдать своих зарубежных покровителей, нанося тем самым урон официальным двусторонним межгосударственным отношениям. Именно для минимизации такого рода рисков в США на волне распада Советского Союза была разработана концепция работы с «пятыми колоннами» в постсоветских государствах.

Если раньше вопросами вербовки членов «пятой колонны» занимались в основном спецслужбы, то к началу 90-х годов прошлого столетия значительные полномочия и финансы для поддержки и формирования «пятых колонн» были делегированы госдепартаменту США, который в свою очередь осуществлял эту работу через близкие ему НПО и фонды. Это уже не был тот самый черный бюджет ЦРУ, который был скрыт от общественности. Теперь он был открыт для мира с такими достаточно общими разделами расходов, как поддержка демократии, защита прав человека, обеспечение свободы СМИ и т.п. На эти разделы тратились громадные суммы, но главной заслугой было вовсе не это. США, как бы отойдя от методов прямой вербовки, значительно усовершенствовали связи напрямую между агентами и резидентами «пятых колонн».

Зачастую многие представители НПО, созданных США в развивающихся странах, даже и не догадываются, что они выступают в роли «пятых колонн» и что ими и их информацией пользуются в целях дестабилизации обстановки в их же собственной стране, что они являются агентами большой американской политики, прикрытой понятием «распространение ценностей демократии». В результате, даже при раскрытии таких сетей, их представители мало что могут сказать, так как толком и сами не знают, на реализацию каких конкретно планов они работали. Именно это является главной отличительной чертой нового поколения «пятых колонн» и сегодняшнего характера работы США и их союзников с этими своими агентами.

Другой немаловажной реальностью являются сама нетранспарентная деятельность приближенных госдепу НПО, факты коррупции в них и доминирование государственных средств в бюджетах этих организаций. Например, схема финансирования деятельности различных НПО по формированию «пятой колонны» в Азербайджане примерно такова. Госдеп выдает деньги основной организации по продвижению демократии — USAID (Агентство США по международному развитию). USAID в свою очередь финансируют NED (Национальный фонд демократии), который в свою очередь выделяет средства таким организаторам «цветных революций» как IRI (Международный республиканский институт) и NDI (Национальный демократический институт). Помимо этого, USAID финансирует напрямую местные НПО и другие представительства иностранных организаций в Азербайджане. Наряду с этим, Национальный фонд демократии (NED) непосредственно сам также финансирует местные НПО и представительства иностранных организаций в нашей стране.

Прохождение финансовых потоков наглядно видно по схеме, которая приводится. Она лишь частично дает понять, как на самом деле работают все неправительственные фонды и организации, главными целями которых являются формирование и поддержка «пятых колонн». Фактически деньги налогоплательщиков США тратятся на то, чтобы осуществить смену власти в той или иной стране или же заставить ее правительство выполнять требования американской администрации. И этот мнимый гражданский сектор в лице неправительственных организаций Белый дом пытается преподнести как распространителей демократии.

По мнению геополитического аналитика из Нью-Йорка Эрика Драйцера, США и их союзники перешли к стандартной демагогии о «правах человека», «свободе гражданского общества» и «демократии» в целях дестабилизации обстановки в Азербайджане. Например, одним из так называемых «политических заключенных» является Анар Мамедли — руководитель Учебного центра по мониторингу выборов и демократии. Автор пишет: «Организация с момента своего основания в 2002 году была придатком «мягкой силы» США. Она создана при финансовой поддержке Национального демократического института (NDI), ответвления Национального фонда в поддержку демократии, финансируемого правительством США с задачей распространения «мягкой силы» во всем мире с помощью НПО и организаций гражданского общества».

Эрик Драйцер считает, что Мамедли Анар, как и его коллеги — «политические заключенные», на самом деле являются агентами США и их союзников, чья политическая и общественная жизнь обязана целиком западным организациям. Почему США размещают агентов, в чьи обязанности входит ставить под сомнение выборы, принуждая тем самым правительства, впавшие в немилость, к покорности? За ответом далеко идти не надо. Достаточно вспомнить «революцию роз» в Грузии в 2003 году, «оранжевую революцию» в Украине в 2004 году.

Продолжая свои мысли, он отмечает, что если посмотреть на список так называемых «политических заключенных», представленных Вашингтоном и Брюсселем, то станет очевидно, что они действуют от имени зарубежных спонсоров с целью заставить Азербайджан поступать в соответствии с американскими требованиями. В этом нет ничего нового, так как США используют организации гражданского общества и НПО по всему миру как инструмент давления для достижения своих целей,  осуществления смены власти или же для того, чтобы заставить выполнять их предписания. Словом, меры воздействия на «непослушных» хорошо известны и многократно опробованы: силовые акции, экономическое и пропагандистское давление, вмешательство во внутренние дела.

Иными словами, всякие рассуждения о гражданском обществе — это кодированный язык для реализации схем «мягкой силы» США. Следовательно, любые действия против этих организаций со стороны государств рассматриваются как попытки подрыва американских интересов. Азербайджан, заморозив деятельность NDI, активы организации World vision, Ассоциации юристов Америки (ABACELLI), а также Совета по международным исследованиям и обмену (IREX), допустил, по мнению стратегов Вашингтона, неправомерные действия. Они считают, что поскольку все эти учреждения финансируются непосредственно США, европейскими государствами и организациями, Азербайджанское государство не должно было принимать меры, регулирующие их деятельность.

Наряду с этим очевидно, что и принятие новых нормативно-правовых актов, связанных с деятельностью неправительственных организаций, направлено на обеспечение законности в этой сфере и облегчение взаимодействия НПО с соответствующими государственными структурами.

Усиление прозрачности является основным содержанием всех реформ, проводимых в Азербайджане. Мы исходим из того положения, что мероприятия по обеспечению прозрачности в деятельности должны охватить деятельность не только государственного сектора, но и институтов гражданского общества. И это справедливо.

С 20 ноября вступил в силу законодательный акт о деятельности НПО — Закон «О грантах». В соответствии с ним, гранты могут выделять только те иностранные организации, которые имеют право выступать в качестве доноров в нашей стране и чьи филиалы или представительства прошли регистрацию. Это обеспечит прозрачность выделения грантов НПО. А самое главное — понять, для какой цели они будут использованы.

Обусловлено это тем, что деятельность различных структур гражданского общества, особенно международных НПО, в Азербайджане недостаточно прозрачна. Здесь имеются факты коррупции и отмывания денег. Причем, не только в Азербайджане, но и в ряде западных стран.

В качестве примера можно привести историю с известным американским НПО United Way, председатель которой Уильям Арамони был осужден на 7 лет лишения свободы за присвоение более чем одного миллиона долларов.

Финансовый менеджер Международной Хельсинкской федерации по правам человека был приговорен австрийским судом к 3 годам тюремного заключения за присвоение 1,2 миллиона евро.

В Азербайджане Общественное объединение «Центр национальных и международных исследований» за несколько лет по 9 грантовым соглашениям получило около 358 тысяч манатов. По закону, такие соглашения должны быть представлены для регистрации в Министерство юстиции. Но этот центр из 9-ти грантовых соглашений зарегистрировал лишь два.

В качестве другого примера можно привести «Институт мира и демократии». В течение 5 лет его глава Лейла Юнус, не будучи учредителем НПО «Азербайджанские женщины за мир и демократию на Кавказе», снимала со счетов именно этой организации крупные суммы денег в различных валютах и использовала их в личных целях.

Можно выразить лишь сожаление в связи с тем, что филиалы и представительства зарубежных НПО в Азербайджане нередко нарушают требования национального законодательства и нормы международного права.

Так, за последние годы азербайджанским НПО Национальным фондом демократии (National Endowment for Democracy — NED) США по 83-м соглашениям было выделено грантов на сумму около 2,8 миллиона манатов, американским Национальным демократическим институтом (NDI) по 12-ти соглашениям — около полумиллиона манатов, Советом по международным исследованиям и обмену (IREX) по 35-ти соглашениям — около 900 тысяч манатов, Европейским фондом поддержки демократии (EED) — 300 тысяч манатов, а Фондом по поддержке открытого общества (Лихтенштейн) по 625-ти грантовым соглашениям — 7,6 миллиона манатов. Значительная часть этих грантовых соглашений не была зарегистрирована.

Серьезным правонарушением, в частности, является то, что некоторые доноры выдают НПО деньги наличными, то есть без официального оформления. Все это вызывает недоумение хотя бы в связи с тем, что в результате с полученных средств НПО не выплачивают соответствующие налоги.

Некоторые НПО направляют полученные гранты не на развитие структур гражданского общества, а на попытки насильственного изменения конституционного строя в стране. Зарубежные доноры, финансируя определенные организации, принуждают их к грубому нарушению азербайджанских законов и стабильности в стране. Тем самым эти доноры фактически занимаются не развитием институтов гражданского общества, а тем, что, выдавая деньги определенным лицам из «пятой колонны», используют их против Азербай-джанского государства.

Например, Европейский фонд поддержки демократии выделил грант в размере около 300 тысяч долларов на проект Meydan TV, единственная цель которого — очернить Азербайджанское государство, принизить авторитет Азербайджана.

Подобная деятельность является не только свидетельством политического лицемерия, но и наносит урон значимости самой идеи гражданского общества.

В принципе, нет ничего плохого в государственной поддержке институтов гражданского общества. На пути строительства в стране гражданского общества немало мер предпринимается и правительством Азербайджана. Так, распоряжением Президента Азербай-джана Ильхама Алиева в 2007 году был создан Совет государственной поддержки НПО при Президенте Азербайджанской Республики. Если в 2008 году Совет профинансировал

20 проектов в сфере прав человека и демократии объемом 166 тыс. AZN, то уже в 2013 году их количество достигло 46-ти с общим объемом бюджета 543 тыс. AZN. Разве не это показатель внимания и поддержки развития гражданского сектора и основ демократии со стороны Азербайджанского государства? Так почему же тогда наши попытки развивать и поддерживать гражданское общество подвергаются Западом критике?

Складывается парадоксальная ситуация: почему-то западным странам можно финансировать НПО в других государствах и это преподносится как «помощь развитию демократии», а самим государствам этого делать нельзя. Так, нас обвиняют в том, что Азербайджан финансированием своих НПО и своими законами якобы ограничивает деятельность гражданского сектора. Разве подотчетность, финансовая открытость и транспарентность денежных переводов, чего требует законодательство любого демократического государства, могут расцениваться как давление? Или же Азербайджан должен создать отдельное особое законодательство для иностранных НПО? А, может быть, для них вообще законы не писаны?

А между тем факты дают основание утверждать, что созданные зарубежными донорами организации работают не во имя развития демократии и гражданского общества, а являются основными рычагами давления на правительство и служат реализации политических целей и экономических интересов своих грантодателей. Под демократической фразеологией подавляющее число местных НПО, финансируемых из-за рубежа, выполняет роль «пятых колонн», целью которых является создание в стране нестабильности или же управляемого извне хаоса.

Кстати, следствием установлено, что деятельность задержанных и арестованных так называемых «борцов за права и свободу людей» незаконно финансировалась созданными на Западе международными структурами. И они арестованы не за политическую деятельность, а за конкретные преступления уголовного характера. Зарубежные учреждения и ведомства не скрывают, что так называемые «политические заключенные» являются представителями созданной ими «пятой колонны». Поэтому их острую реакцию на арест этих лиц нетрудно понять.

В Белом доме даже и не пытаются скрывать своего мнения относительно того, что зарубежным американским НПО закон не писан. Так, в подписанном недавно Бараком Обамой меморандуме «О гражданском обществе» открыто говорится, что для поддержки развития институтов гражданского общества за рубежом США должны быть готовы идти даже против законодательства иностранных государств. «Правительство США работает с организациями гражданского общества даже в случае, если местные законы ограничивают возможности функционирования организаций гражданского общества, или там, где местные законы ограничивают основные свободы выражения, мирных собраний и ассоциаций, с учетом безопасности участников гражданского общества и их миссий. Ведомства, вовлеченные во внешнеполитические вопросы, с помощью соответствующих средств будут выступать против усилий правительств иностранных государств влиять на характер американской помощи гражданскому обществу, выбор физических или юридических лиц для реализации программ правительства США или выбор получателей этих программ…» 6.

Таким образом, США даже и не пытаются скрывать, что они вмешиваются во внутренние дела других стран. Белый дом открыто заявляет, что организациям, то есть «пятым колоннам», которые работают по всему миру, будет оказываться открытая поддержка Американского государства, несмотря на нарушения законодательства этих стран, и делаться это будет ради продвижения национальных интересов США. Для усиления деятельности в указанной сфере меморандумом было даже расширено количество государственных ведомств, вовлеченных в эту политику.

В самих же США все еще действует Акт о регистрации иностранных агентов от 1938 г. (FARA), который требует обязательной регистрации зарубежных компаний и организаций. Так где же равные условия, которых они требуют от других стран? Барак Обама, выступая в мае текущего года в Вест-Поинте, подчеркнул, что США сами подают пример миру и не могут выводить себя из-под действия правил, которые соблюдают все остальные страны. Тогда возникает вопрос: почему же американские законы требуют регистрации и подотчетности от иностранных компаний и организаций, и это расценивается ими как законность, в то время как такая же политика других стран (в том числе и Азербайджана) расценивается как ограничение свободы НПО? Почему американские НПО не хотят регистрироваться и отчитываться в странах пребывания, и соответствующие требования законодательства  расцениваются как давление на гражданское общество и неправительственные организации, в то время как того же требуют сами законы США для иностранных организаций, работающих в Соединенных Штатах?

Разве не опасаясь именно влияния «пятой колонны» на политику США, Барак Обама заявлял: «Я не думаю, что американские предвыборные кампании должны финансироваться мощнейшими группами интересов или, что даже хуже, иностранными организациями». Поистине, как говорили древние греки: что позволено Юпитеру, то не дозволено быку.

Опять мы видим в действии двойные стандарты и использование права сильного. Азербайджану, наверное, и большинству государств мира ясно видны все эти явные нестыковки заявленной политики США, ее предвзятость и открытая поддержка «пятых колонн» в зарубежных странах в ущерб двусторонним государственным отношениям. Следовательно, эти государства вправе делать соответствующие выводы и вносить корректировки в свои законодательства.

Деятельность НПО и связанные с ними проблемы — это одна сторона вопроса навязывания американской модели демократии и гражданского общества другим странам. Другой ее стороной являются лоббизм и подготовка так называемых аналитических материалов в мозговых центрах Америки для работы ее представителей за рубежом. Лоббирование в принятии документов законодательными органами ряда штатов США (например, относительно признания независимости «Нагорно-Карабахской Республики») и в комитетах Конгресса давно известно.

Однако в самих же американских СМИ была разоблачена предвзятость отдельных аналитических и мозговых центров в подготовке экспертных справок. Среди них — такие авторитетные институты и мозговые центры, как Институт Брукингса, Атлантический Совет и Центр стратегических и международных исследований. Крупными донорами этих институтов выступают такие страны, как Норвегия, Катар, ОАЭ. Например, Катар вложил в Институт Брукингса около 15 млн долларов за 4 года. 7

Большинство экспертных справок, которые разрабатываются по заказу этих и других стран, предоставляются определенным лицам (конгрессменам, министрам и даже президенту), и на их основании принимаются политические решения. В результате в США решения по вопросам внешней политики принимаются на основе предвзятой и необъективной информации. Как следствие, внешняя политика Белого дома во многих регионах имеет ангажированный характер и направлена, главным образом, на исполнение первичного корпоративного заказа, а не на справедливое решение проблем со стороны «объективного глобального лидера», которым США себя считают.

Обратимся к конкретному факту. Бывший главный редактор газеты Baltimore Jewish Times, известный публицист Мааян Жаффе в статье под названием «О влиянии армянского лобби на членов Конгресса США», опубликованной в газете Times of Israel, отмечает, что армяне привлекли к созданной в Конгрессе лоббистской группе 88 конгрессменов и сенаторов. Он пишет, что армянское лобби в Америке состоит не из одной группы, а представляет собой сеть из нескольких организаций. Среди этих групп числятся Армяно-американский комитет политической деятельности, Американо-армянский национальный комитет и Американо-армянская ассамблея. Они принимаются и поддерживаются госструктурами. Автор подчеркивает, что друзья Армении в Конгрессе стараются прикрыть тесные отношения этой страны с врагами США.

Нельзя считать, что в госдепартаменте всего этого не знают. Суть вопроса не в этом, а в самой концепции «двойных стандартов», которой в руководстве Белого дома придерживаются. Например, зная, что Армения вот уже более 20 лет удерживает под оккупацией 20% территории Азербайджана (своего стратегического партнера, как считают в официальных кругах Америки), США, якобы опираясь на принцип «мягкой силы», заигрывают с агрессором.

Или другой пример. Как могут США закрывать глаза на то, что, оккупировав территорию Азербайджана, Армения проводит здесь военные учения с участием более

40 тысяч военнослужащих и тысячи единиц военной техники и это прямо у линии соприкосновения двух противостоящих войск?  Более того, армянский боевой вертолет МИ-24, проникнув на небольшой участок, который отделяет войска Армении и Азербайджана, предпринимает попытку атаки на позиции наших войск, делая угрожающие виражи. Это была сознательная провокация с тем, чтобы вызвать наших военных на ответные действия. И вполне естественно, по всем правилам вооруженного противостояния он должен быть сбит. И он был сбит. Так почему же США не осуждают Армению за эту опасную провокацию, в то время как в связи с событиями в Украине в адрес России чуть ли не каждый день делают предупреждающие заявления? В адрес же Армении — полное молчание. Разве это не есть показатель двойных стандартов во внешней политике США?

Вашингтону пора понять, что «мягкая сила» эффективна тогда, когда она построена на реализации национальных интересов США, совпадающих с национальными интересами других стран (например, Азербайджана). Попытки же продвигать свои политические цели, не считаясь с национальными интересами Азербайджана, никогда не будут иметь успеха. Так, США выступают за территориальную целостность Украины и пытаются защитить ее всеми возможными способами. Тогда почему же США не применяют аналогичный подход в отношении Азербайджана, открыто не выступают в защиту его территориальной целостности, не осуждают агрессора?

Если для США продвижение демократии — это вопрос национальной безопасности, то и для Азербайджана восстановление контроля над оккупированными территориями является вопросом национальной безопасности. Иначе говоря, вопрос решения армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта также должен быть составной частью стратегии по продвижению демократических ценностей. Без решения конфликтов на Кавказе невозможно добиться эффективного транснационального сотрудничества на всем пространстве этого региона. Надо откровенно признать, США, будучи сопредседателем Минской группы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, не проявляют должной заинтересованности в решении этой проблемы. Ведь ее решение по большому счету, как заявляет Вашингтон, и в интересах США.

Вместо этого, начиная с 1992 года, США оказали Армении финансовую помощь в размере более двух миллиардов долларов, а сепаратистам Нагорного Карабаха, начиная с 1998 года, — более 83 миллионов долларов. Как видно, Америка совсем не скрывает, что поддерживает проводимый Арменией курс на замораживание этого затянувшегося конфликта.

Должен отметить,  что не раз официальные лица США признавались автору этих строк, что «в Америке армянское лобби имеет сильные позиции в Конгрессе и Сенате, кроме этого многочисленная армянская диаспора является нашим электоратом, потому мы вынуждены считаться с этим фактором. Применять в разрешении нагорно-карабахского конфликта какие-либо методы давления мы не можем».

Вот так: ни много ни мало — такова позиция стратегов внешней политики «единственной мировой державы», способной восстановить справедливость в регионах, и где армянская диаспора «правит бал».

Хотя, что говорить, тут нет ничего странного. Ведь сам нынешний госсекретарь США Джон Керри, будучи сенатором, являлся одним из авторов  907-й поправки против Азербайджана. И ни для кого не секрет, что он тесно связан с Армянским национальным конгрессом США. Хотя надо отдать должное, он, в отличие от прежних госсекретарей, больше уделяет внимания вопросам урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Но безрезультатно.

Суть проблемы в том, что пока США будут применять политику двойных стандартов — осуждать оккупацию в одних странах, а в других не только закрывать на это глаза, но фактически поощрять это состояние, действуя в обход правительств и игнорируя национальные интересы и законодательства других стран — никакая, ни «мягкая», ни «жесткая сила»  им в реализации эффективной внешней политики не поможет. Чем раньше в США усвоят это и адаптируют свою внешнюю политику в регионе к этой реальности, тем больше они преуспеют.

«Пятая колонна»: попытки эскалации деструктивных действий

«… элементам, получающим пожертвования

из-за рубежа, продавшим совесть иностранцам, нет места в азербайджанской политике».

Ильхам АЛИЕВ

Поддержка Соединенными Штатами Америки и их союзниками активистов радикальной оппозиции и НПО, незаконное финансирование этих организаций связаны с попытками с их помощью оказывать давление на власть, создать хаос и беззаконие в нашей стране. И это, надо сказать, вполне органично вписывается в сценарий работы Запада с «пятой колонной». В результате такой незаконной политической и финансовой поддержки и соответствующих установок «пятая колонна», главными представителями которой, наряду с отдельными радикалами, выступают партии Народного фронта и Мусават, пытается усилить свои деструктивные действия.

Партия Народного фронта, все более радикализируясь, уже давно стала гнездом провокаторов и интриганов, людей, жаждущих хаоса и разрушения. Здесь обосновались и те, кто находится за пределами разумного восприятия реальности, то есть иррационален по своему мышлению. Принадлежащая партии газета «Азадлыг» выполняет роль рупора лжи и вранья, каждая ее страница заполнена интригами, материалами, унижающими честь и достоинство людей, выдумками и наветами. Таков имидж этой партии.

Сегодня эта партия находится на грани организационного кризиса и полной деградации. Ее действия приняли настолько неприличный характер, что даже редактор газеты Yeni Musavat, резко осуждая действия Али Керимли и его партии, заявляет, что «Али Керимли и его партия болеют неизлечимой болезнью». «Чем допустить приход к власти Али Керимли и его партии — политически безграмотных, отсталых, не имеющих элементарных представлений о цивилизации и демократических правилах,  считаю существование нынешней власти намного полезнее». Вот такое откровенное признание.

Внутрипартийную ситуацию в партии Народного фронта характеризуют разброд и шатание, полный раскол, многие ее члены высказывают недовольство неприемлемым радикализмом и непримиримой позицией Али Керимли и его группы, сотрудничеством с радикальными религиозными группировками.

Внутрипартийные репрессии, отсутствие внутрипартийной демократии, авторитаризм Али Керимли, межпартийные конфликты привели к тому, что на днях, как сообщается в СМИ, 52 члена Сумгайытского отделения партии вышли из рядов НФА. В аналогичном положении оказалась и партия Мусават. Эта партия также находится в стадии полного разложения.

Сам ход времени, равно как и серьезные созидательные перемены в стране, сказываются и на состоянии «пятой колонны». Массовый уход со скандалом из рядов партии Народного фронта и  Мусават определенных лиц высокого ранга напоминает бегство с тонущего корабля. Председатель другой партии Сардар Джалалоглу считает, что эти люди, которые находятся в оппозиции уже давно, просто очень устали и потому хотят самоустраниться. Но он не договаривает — самоустраниться от кого и от чего? Ведь уходят из рядов тех партий, которые стремятся к эскалации деструктивных действий. Вопрос в том, что «пятая колонна» лишена необходимой социальной базы и потому не может реализовать спущенные (данные) им установки. Этим объясняется бессмысленность пребывания их в рядах этих партий.

9 ноября этого года в Баку по согласованию с городской властью состоялся митинг немногочисленных сторонников так называемого «Национального совета», а по существу партии Народного Фронта. Главными организаторами были Али Керимли и Джамиль Гасанлы. Как видно из самого факта проведения митинга, голос радикальной оппозиции никто не заглушает. Они проводят свои митинги без препятствий. (Это напоминание тем зарубежным донорам оппозиции, которые считают, что их агентам не дают возможность проводить митинги). Политические эксперты считают, что этот митинг ничем не отличался от прежних и завершился полным провалом и позором: «Он показал полную профнепригодность радикальной оппозиции. Вновь — небольшое число людей, одинаковые лозунги, похожие друг на друга выступления, изжеванные, набившие оскомину слова. Митинг стал очередным позором Нацсовета». По мнению экспертов, это результат отсутствия у радикалистов социальной базы и роста агрессивности.

Не лучшая миссия выпала и на долю Эльдара Намазова. Он — один из ярких представителей «пятой колонны». Только слепой этого не видит. С великим чувством исполненного долга он подтвердил это своим недавним заявлением, сделанным совместно с Давидом Шахназаряном. Оно антипатриотично, полностью противоречит сути армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Это заявление — вовсе не призыв к миру, поэтапному решению проблемы, а отсутствие объективности, принципиальной позиции. Ведь Армения оккупировала наши земли. Следовательно, надо исходить из этого положения. И потом, кого Намазов представляет, «занимаясь» проблемами нагорно-карабахского конфликта. Насколько известно — никого. Жизнь так и не научила этого ренегата заниматься посильным трудом. Очевидно, маргинал Эльдар Намазов настолько привязан к интересам «пятой колонны», что не может не приравнять агрессора к стране, пострадавшей от агрессора. Он не может осознать, что чужого нам не надо, мы стремимся лишь восстановить территориальную целостность Азербайджана. Для нас — это альфа и омега проблемы.

К сожалению, для Эльдара Намазова, а также радикальной оппозиции, идущей во главе «пятой колонны», проблема Нагорного Карабаха (это архиважная проблема) не является приоритетом в их деятельности. А за демагогическими заявлениями ее лидеров по этому вопросу скрываются личные амбиции и желание остаться на плаву. Их больше всего волнует то, как лучше угодить своим заграничным боссам, завоевать их благосклонное отношение к себе.

Больше всех в этом деле преуспела журналистка радио «Азадлыг» («Свобода») Хадиджа Исмаил. Она вместе со своими «друзьями» по цеху «старательно» организовывает антиазербайджанские передачи, выступает с заявлениями непотребного характера, демонстрирует откровенно враждебное отношение к известным представителям общественности, распространяет ложь оскорбительного содержания. Очевидно, подобный вызов, брошенный обществу, нравится ее зарубежным покровителям, но только не патриотам своей Родины. К тому же, занятая ею позиция не имеет ничего общего с журналистской профессией. У общественности сложилось твердое убеждение, что сотрудники радио «Азадлыг» стали на очень скользкую тропу. Не надо доказывать, что предоставление сфальсифицированной информации   равносильно работе на заграничные спецслужбы. Это  и есть предательство. «Если символ демократии — это Хадиджа Исмаил, то страшно представить, что может ожидать общество в будущем», — таково мнение журналистов и простых людей с нормальным сознанием.

Стремительное социально-экономическое развитие страны лишило «пятую колонну» широкого поля для деструктивной деятельности. Последнее прибежище ее представителей — это попытки расколоть общество и даже окружение Президента. Их смехотворные потуги ослабить власть организованным распространением явной лжи о руководящих работниках, желание противопоставить лиц во власти друг другу, фантазируя о наличии якобы разгорающейся между ними войны, еще раз демонстрируют их примитивизм и политическую безграмотность. Но поняв, что окружение Ильхама Алиева монолитно как и прежде, его не расколоть, авторитет и популярность Президента высоки среди населения страны и за ее пределами, они начали переходить к прямым личностным оскорблениям и грязным нападкам на главу государства. Конечно же, будет лучше, если они поймут, что их агрессия не принесет им ничего, кроме позора, в результате чего они вынуждены будут уйти с политической сцены.

Как бы ни старались официальные круги Запада объяснить свои действия благими намерениями, факт остается фактом: финансируемые и поддерживаемые ими все структуры гражданского общества и радикальные партии, в отличие от независимых, являются современными образцами «пятых колонн». Их деструктивная деятельность, конечно же, поддерживается и регулируется внешними силами.

Предвзятость, применение двойных стандартов характеризуют и руководителей Европейского Союза. Совсем недавно, 26 ноября, во время церемонии вручения премии имени Сахарова председатель Европарламента Мартин Шульц сделал заявление и относительно так называемых «политических заключенных» в Азербайджане, вспомнив Лейлу Юнус. Конечно же, надо воспринимать как нонсенс, когда из уст такого человека как Мартин Шульц звучит подобная критика.

Его пример говорит о том, что по сравнению с прошлым историческим периодом, сегодня мы наблюдаем полнейший кризис в рядах политиков, которые определяют ход политических событий на мировой арене. К сожалению, судьбоносными вопросами мировой политики занимаются лица, которые лишены необходимой способности понимать тонкости региональных и глобальных политических процессов, и крайне некомпетентны, чтобы решать вопросы международного характера. Да что и говорить, сама западная пресса характеризует Мартина Шульца весьма нелестно: «известен» своими лишенными здравой логики выступлениями и неадекватными суждениями, «прославился» исламофобскими идеями. Его выступления и заявления зачастую сопровождаются политическими скандалами... Его слова об Италии и роли Великобритании в ЕС вызвали серьезный международный скандал. В британской газете Economist от 11 мая 2013 года в карикатурной форме преподносится стремление Мартина Шульца занять высокую должность в Брюсселе…

Вот таков председатель Европарламента, который вызвался давать оценку обстановке в Азербайджане. Я глубоко убежден, что Мартин Шульц действует не по своей воле: сегодня он просто выполняет установку «старшего брата», иначе ему было бы не видать кресла, на котором он сидит. Ведь известно, что были случаи, когда он произносил и позитивные слова об Азербайджане, его значении для Европы.

Напрасно определенные круги на Западе стараются создать  ложное мнение об Азербайджане. Правда, круг этот очень узкий. Наоборот, вызывает удовлетворение то, что преобладает число тех политиков, знания и авторитет которых не служат корпоративным интересам. Тот, кто хочет, видит, что Азербайджан устойчиво развивается как современное государство с присущими демократическому обществу качествами.

Меняется сознание многих из тех, кто еще вчера призывал людей на площадь по каждому пустяковому делу. Они понимают, что это — путь в никуда. Не трансформируются лишь прежние радикалы, те, кто окрестил себя лидером оппозиции —  не конструктивной, а «пятой колонны». А потому ее участники сильно обеспокоены тем, что их ряды сокращаются, тают с каждым днем. Поэтому они становятся все более и более агрессивными: не только против власти, но и против вчерашних собратьев по партии. В этом несложно убедиться, если полистать страницы оппозиционных изданий. Взаимная неприязнь в борьбе за лидерство, противостояние между радикалами, доходящее до ругательства и грязных оскорблений, стали обыденным делом.

Те, кто сегодня представляют финансируемую извне радикальную оппозицию и призывают людей выходить на митинги, осуществили в начале 1990-х годов государственный переворот и силой захватили власть. Они не смогли удержать ее даже в течение одного года, доведя страну до состояния глубочайшего кризиса. Причины известны: отсутствие элементарных понятий о государственном управлении, несоразмерность амбиций организаторов захвата власти с уровнем их интеллекта, ущербная внутренняя и внешняя политика, которую они проводили, находясь у власти.  Самое же главное — позиция народа, который, осознав политическую и моральную непригодность этих людей, не поддержал их.

Председатель партии Классического народного фронта Мирмахмуд Миралиоглу в интервью корреспонденту газеты «Рейтинг» (09.11.2014) признается: «Мы не смогли справиться со взятыми на себя делами. Не смогли сохранить власть… К тому же, не сделав выводов из происходящих процессов, оказались в нынешней ситуации».

Таким образом, основными характерными чертами радикальной оппозиции, взявшей на себя роль «пятой колонны», являются идейно-политическая пустота, узость социальной базы и разобщенность, преобладание корпоративных интересов над государственными, попытки реваншизма, уклонение от конструктивного диалога и цивилизованных методов политической борьбы.

Такое положение дел в стане радикальной оппозиции, в первую очередь, обусловливается историческими обстоятельствами. Дело в том, что с самого начала ее ряды в основном пополнялись неудачниками в жизни, асоциальными элементами, далекими от понимания подлинных процессов, развернувшихся в нашем регионе, лицемерами и т.д. Парадоксом является то, что эти партии, не претерпев существенных изменений, и сегодня продолжают свою разрушительную политику.

Анализ деятельности этих политических групп показывает, что они не имеют должного представления о государственном строительстве, внутренней и внешней политике страны, геополитических реалиях и вызовах. Не обладая способностью предложить обществу полезные идеи и реальные программы, завоевать доверие граждан, радикальная оппозиция предпочитает искать опору за пределами страны. Ради удовлетворения своих властных амбиций, она охотно направляет в международные инстанции гнусные инсинуации, пасквили, идет на сотрудничество с зарубежными антиазербайджанскими кругами и выступает в качестве зарубежного рычага давления на независимую политику государства. Причина агрессивности и антинациональной сущности нынешней радикальной оппозиции в ее реваншистских устремлениях, нежелании признать свою несостоятельность.

Политическая незрелость и антипатриотизм, отсутствие способности к конструктивизму, жажда власти, неспособность оценивать события с позиций государственного мышления и зависимость от внешних анти-азербайджанских сил привели к тому, что радикальная оппозиция свела борьбу против правительства к борьбе против государственных интересов.

Еще одной характерной антинациональной чертой сегодняшней радикальной оппозиции является социально-политический нигилизм, который выражается в полном отрицании всего позитивного в политической, экономической, социальной и культурной жизни общества. Руководствуясь принципом «чем хуже, тем лучше», пытаясь всячески дискредитировать политику властей, она все свои скудные ресурсы направляет на очернение достигнутых успехов и положительных перемен, произошедших в стране за годы независимости.

Постоянные политические неудачи и понимание бесперспективности своих амбиций обусловили утрату радикальной оппозицией доверия к своим планам, ввергли ее в пессимизм и  маргинализацию, низведя ее борьбу за власть до деструктивной деятельности.

Стратегия — строительство постиндустриального общества 

Взяв курс на создание сильной экономики, общенациональный лидер Азербайджана Гейдар Алиев заложил прочный фундамент современного независимого Азербайджана. Он прекрасно знал, что так называемая «пятая колонна» формируется и поддерживается силами извне, которым не нужно сильное Азербайджанское государство, и они будут постоянно противиться процессу создания сильного независимого Азербайджана, пытаясь очернить имидж нашей страны. Этим потугам общенациональный лидер Гейдар Алиев противопоставил многовекторную внешнюю политику. Подписав «Контракт века», он тем самым подписал исторический приговор тем, кто пытался задушить независимый Азербайджан экономическим путем.

Применяя те же принципы, что и отцы-основатели США или политики демократической Европы, Гейдар Алиев осознавал, что и для Азербайджанской Республики путь наилучшей интеграции в международное сообщество лежит через стабильность, экономику и следование демократии. Такая глубоко осознанная и дальновидная политика позволила добиться больших успехов за короткий период. В экономику нашей страны пошли зарубежные инвестиции, открылись представительства международных компаний, голос Азербайджана стал слышен с международных трибун. А правда об армяно-азербайджанском, нагорно-карабахском конфликте начала, наконец, доходить и до мировой общественности.

Крупнейшим успехом стало и недавно подписанное итоговое инвестиционное соглашение по 2-й стадии разработки месторождения «Шахдениз». Торжественная закладка фундамента Южного газового коридора в день 20-летия подписания «Контракта века» — событие, которое уже называют «Контрактом XXI века». Это еще более усилит позиции Азербайджана на международной арене, в очередной раз доказав важность геополитического положения и надежности нашей страны как энергетического партнера. Выступая во время торжеств, посвященных 20-летию подписания «Контракта века», Президент Ильхам Алиев, в частности, подчеркнул, что этот проект будет приносить дивиденды не только Азербайджану, но и государствам-партнерам как минимум на протяжении 100 лет.

Ни у кого не вызывает сомнения, что Азербайджан превращается не просто в эффективного поставщика нефти и газа, но и в одного из гарантов энергетической безопасности Европы. Это лишь часть  заложенной общенациональным лидером Гейдаром Алиевым стратегии по превращению Азербайджана в современное, самодостаточное государство. Президент Ильхам Алиев, обогатив политическое наследие Гейдара Алиева новыми идеями, за последние десять лет вывел Азербайджан в ряд успешных стран мирового сообщества. Сегодня Азербай-джан является лидером на Южном Кавказе и ни один крупный трансграничный проект в регионе не может быть успешно реализован без учета наших национальных интересов. Такие железнодорожные проекты, как Баку — Тбилиси — Карс, Астара — Решт — Казвин и их скорое успешное завершение превращают Баку в узловой центр в отношениях между Западом и Востоком, Севером и Югом.

Сегодня Азербайджан находится на пути строительства постиндустриального общества. Идея перехода к постиндустриальному обществу соответствует логике развития Азербайджана за последние десять лет. Для нас постиндустриальное общество — это общество, в экономике которого преобладает инновационный сектор с присущей ему высокопроизводительной промышленностью, с необходимой базой знаний во всех формах социально-экономической деятельности и высокой долей в ВВП высококачественных и инновационных услуг, с конкурентоспособностью во всех видах деятельности.

Конечно, для Азербайджана постиндустриальное общество — это экономическая система будущего. Однако сегодня создается серьезный задел этого будущего: формируется национальная инновационная система, постепенно возрастает технологизация производства. Основной целью инновационной системы является создание объективных предпосылок динамичного экономического развития для повышения уровня и качества жизни населения.

Пристальное внимание правительство уделяет проблеме воспроизводства «человеческого капитала», который рассматривается в качестве инвестиционного ресурса и основного фактора производства. То есть человеческий капитал становится все более значимым ресурсом созидательного процесса.

Правительство осознает, что повышение эффективности социально-экономического развития страны возможно лишь на основе становления и развития инновационной экономики. В целях ее достижения в республике развернута активная инновационная деятельность, которая позволит добиться высокой экономической эффективности в производстве. Созданные несколько лет тому назад технопарки являются в этом отношении важным элементом этой системы.

Вскоре появятся инкубаторы технологического бизнеса, а также кластеры промышленных предприятий, т.е. совокупность предприятий промышленности, которые объединяются для достижения совместных целей или решения общих проблем. Указом Президента (ноябрь, 2012 г.) под бизнес–инкубатор в сфере информационных технологий в поселке Пираллахи выделена территория в 50 гектаров, где ведется интенсивная работа по возведению офисного центра, научно-исследовательских институтов, центра инкубации, производственных объектов.

Все это — новые направления в нашей экономике. Эти процессы будут происходить под воздействием технического и технологического, а также социального обновления, т.е. формирования такого нового явления, как креативный класс. Это естественно, ибо строительство постиндустриального общества сопровождается формированием этого нового социального элемента. Определяющим фактором, сутью постиндустриальной стадии производства будет самостоятельное формирование информации и знаний как наиболее существенных и важнейших ресурсов социально-экономического развития общества. Эта стадия определяется в науке как информационное общество и как информационная экономика.

Важно отметить, что Азербайджан является одним из первых в мире и единственным государством на Южном Кавказе, утвердившим в 2003 году стратегию перехода к информационному обществу.

С началом формирования креативной экономики, Азербайджан стал параллельно формировать и свою концепцию «мягкой силы», которая не основана на вмешательстве во внутренние дела других государств. Наша концепция «мягкой силы» построена на идее продвижения национальных интересов посредством всесторонней демонстрации истории, культуры, толерантности азербайджанского народа, его потенциала, повышая тем самым доверие к государству на международной арене.

Составными частями этой концепции являются стремительное развитие материальной базы таких специфических сфер, как туризм, культура и спорт, которые, наряду с другими факторами, также повышают  имидж страны. Проведение в Азербайджане Международного гуманитарного форума, Всемирного форума по межкультурному диалогу, Давосского экономического форума, конкурса «Евровидение-2012, ожидающиеся первые Европейские игры в 2015 году, гонки «Формула-1» в 2016 году и матчи чемпионата Европы по футболу в 2020 году — все это является признанием и оценкой  международными структурами крупных достижений Азербайджана в различных сферах социально-экономической жизни.

Прогресс Азербайджана на пути достижения намеченных целей подтверждается и мировыми рейтингами влиятельных изданий и институтов. Так, недавно в рейтинге Давосского экономического форума (The World Economic Forum) экономика Азербайджана заняла 38-е место по глобальной конкурентоспособности. По результатам исследований  Всемирного банка, позиции Азербайджана в международном рейтинге Doing Business 2014 заметно улучшились.

Экономика Азербайджана с точки зрения мировых стандартов поднялась и по объему ВВП. Более 50% внутреннего валового продукта производится в ненефтяном секторе. Безработица находится на уровне 5 процентов. Внешний долг составляет примерно

8 процентов ВВП. Азербайджан является одной из немногих стран, где обеспечен бесплатный доступ в Интернет. По оценкам развития человеческого потенциала ООН, Азербайджан, опередив многие страны региона, в 2013 году занял 76-е в  мире и находится среди государств с высоким показателем развития человеческого потенциала.

Наша страна входит в число стран-лидеров по росту годового располагаемого дохода в 2014 году.  Это отмечается в исследовании компании Euromonitor International. В 2014 году рост годового реального располагаемого дохода прогнозируется на уровне 11,5 процента. «Ненефтяной сектор стал основным источником роста и генератором занятости в Азербайджане, обеспечивая рост доходов страны», — говорится в исследовании. Кроме Азербайджана в число стран-лидеров по этому показателю также вошли Саудовская Аравия, Китай и Казахстан.

Азербайджан вот уже 20 лет продолжает и успешно развивает сбалансированную внешнюю политику. Эта стратегия была успешно испытана такими кризисами на постсоветском пространстве как августовская война в Грузии 2008 года и украинский кризис 2014 года. Последовательно демонстрируя миру, что не является проводником интересов отдельных сверхдержав, как некоторые государства, Азербайджан придерживается самостоятельного подхода в оценке событий и в решении международных проблем, всегда исходит из норм международного права и интересов страны.

Так, Азербайджан поддержал Грузию поставками газа в тяжелое для нее время, последовательно выступает за мирное решение вопросов ядерной программы Ирана. В украинском кризисе мы поддержали территориальную целостность Украины голосованием в Генеральной Ассамблее ООН, однако осудили политику вмешательства во внутренние дела этой страны, приведшую к хаосу. С нашей точки зрения, такого рода действия лишь подливают масла в огонь, из-за чего страдают мирные, ни в чем не повинные люди.        Наше государство уверено в бесперспективности введения каких-либо санкций против какой бы то ни было страны. Справедливость, соблюдение международного права, территориальной целостности государств, невмешательство в их внутренние дела и диалог — ключ к решению самых сложных межгосударственных проблем. Если быть до конца справедливым, то санкции надо вводить против тех, кто с трибуны Майдана призывал к беспорядкам и захвату власти или же в отношении Армении, которая вот уже более 20-ти лет как аннексировала 20% нашей территории и не выполняет четыре резолюции ООН по освобождению занятых земель.

Избрание Азербайджана непостоянным членом СБ ООН в 2011 году позволило нам продолжить реализацию нашей успешной внешнеполитической стратегии на глобальном уровне. Говоря о мировом порядке и возможностях его улучшения, можно отметить слова Президента Ильхама Алиева из выступления на Международном гуманитарном форуме в Баку в октябре 2014 года: «Считаю, что если каждая страна будет проводить независимую внешнюю политику, то тогда меньше будет войн в мире, меньше будет недоразумений. Каждая страна должна с уважением относиться к другой стране. Каждая страна должна с уважением относиться и к выбору другой страны — как в международной плоскости, так и в области межрелигиозного диалога, в гуманитарной сфере…». Эти слова Президента являются призывом усилить внимание к необходимости укрепления неовестфальской системы международных отношений, в которой реальный суверенитет государств в принятии решений должен быть базисом для глобальной стабильности.

Мы воспринимаем понятие многополярного мира не просто как риторику, а как стратегическую необходимость. Гегемония одного «центра силы» не оправдала себя. Она создает проблемы глобального характера, нарушает миропорядок и баланс в международных отношениях, препятствует созданию доверительных отношений между государствами. Обеспечение глобальной безопасности, преодоление терроризма и сепаратизма, религиозного фанатизма невозможны без соблюдения в межгосударственных отношениях принципов невмешательства во внутренние дела государств, а также равноправия и взаимного уважения.

Для нас вопрос о поддержании государственного суверенитета является основой для сохранения стабильности в стране. Однако нам чужда политика самоизоляции. Азербайджан никогда не стремился ограждать себя «китайской стеной» от остального мира. Мы придаем важное значение двустороннему сотрудничеству. Это является для нас приоритетом. Будучи цивилизованным государством, Азербайджан желает развивать двусторонние отношения со всеми государствами, Советом Европы, другими международными организациями. Мы стремимся быть ближе к Европейскому Союзу, отражающему лучшую практику мировой организации, поддерживающей своих членов. Хотим, чтобы наши отношения с этим политическим образованием опирались на прагматический подход, отражали взаимный интерес. Стараемся перенимать у народов мира тот опыт, который отвечает нашим интересам, соответствует менталитету и обеспечивает ускорение нашего развития. И эти намерения поддерживаются конкретными шагами.

Президент Ильхам Алиев придал внешней политике Азербайджана наступательный характер. Но наряду с этим курсом, мы также укрепляем свою обороноспособность. Страна, у которой одна пятая часть территории оккупирована Арменией, не может существовать без следования принципу реализма: «Хочешь мира, готовься к войне». На сегодня лишь один наш военный бюджет намного превышает весь бюджет Армении, а продукция модернизированного Военно-промышленного комплекса (ВПК) пользуется спросом уже на внешнем рынке. Конечно, мы сторонники решения конфликта мирным путем. Однако в случае бездействия международного сообщества и бесконечного затягивания им решения проблемы, у нас есть и другой вариант разрешения этого вопроса в рамках обеспечения территориальной целостности Азербайджана.

Крепнущая экономика, успешная внешнеполитическая стратегия и укрепляющийся военный потенциал — не единственные сферы, где преуспел Азербайджан. Развитие гражданского общества также стоит в списке приоритетов нашего правительства. Почти за четверть века независимости Азербайджан провел значительные реформы в сфере развития демократии, прав человека, открытости и подотчетности государственных органов перед гражданским обществом, улучшения качества услуг, предоставляемых государственными органами гражданам страны.

Азербайджан вовсе не отрицает, что в сфере развития гражданского общества и укрепления институтов демократии нужно еще многое сделать. Мы осознаем, что демократическое развитие — это сложный и долгий эволюционный процесс трансформации политической культуры, социальной психологии и поведения граждан. Эти проблемы не могут быть решены в одночасье, путем навязывания силой сверху, а тем более извне. Нам хорошо известны такого рода эксперименты, и мы наглядно видим, к какому хаосу и беззаконию они приводят.

Блестящая победа Президента И.Алиева на выборах 2013 года — яркий пример того, что большинство населения нашей страны поддерживает его курс развития Азербайджана. Каждый гражданин нашей страны на своем примере ощущает поступательный темп социально-экономического и политического развития Азербайджана. Эффективной базой всего этого являются проводимые правительством Азербайджана долгосрочные реформы,  среди которых можно отметить, развитие ненефтяного сектора, человеческого капитала, информационных технологий, гражданского общества, государственной подотчетности и открытости.

Одной из последних успешных реформ в сфере повышения открытости и эффективности услуг, предоставляемых гражданам, является создание ASAN, идея которого принадлежит Президенту. Генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд во время визита в нашу страну назвал социальную инфраструктуру АSАN уникальной, инновационной и некоррупционной, призвав страны Западной Европы следовать примеру Азербайджана. Сегодня именно ASAN является примером успешной реформы в области борьбы с коррупцией и обеспечения транспарентности государственных органов. Именно этот опыт недавно отметила глава программы развития ООН Хелен Кларк в ходе своего визита в Азербайджан, порекомендовав другим странам брать пример с Азербайджана.

Так, по результатам опроса, проведенного Transparency International, 68% граждан довольны реформами, проводимыми в сфере борьбы с коррупцией. В этом, конечно, немаловажная роль принадлежит созданным в регионах страны центрам ASAN. Благодаря этим центрам сегодня граждане нашей страны могут воспользоваться услугами 10 государственных органов, работающих по принципу «одно окно». Граждане, не покидая этот центр, оперативно, открыто, качественно и без излишней бюрократии решают свои вопросы. Если уж Запад и созданные им международные институты гражданского общества так беспокоятся о развитии демократии, правах человека и транспарентности в Азербайджане, то почему же они не отмечают также и успехи в этой сфере?

Внекоторых аспектах развития гражданского общества Азербайджан преуспел там, где не справилась даже Европа. Например, в области мультикультурализма и толерантности. Гарантировав конституционные права и свободы каждому своему гражданину, Азербайджан обеспечил мирное проживание на его территории людей разных конфессий и национальностей, при этом оставаясь светским государством, хотя большинство населения исповедует Ислам.

Как отметил Президент Ильхам Алиев на Бакинском международном гуманитарном форуме, состоявшемся 2—3 октября этого года: «В Азербайджане все народы живут в атмосфере дружбы и доброжелательности, как одна семья. Никогда в Азербайджане не было противостояния, недоразумений на религиозной и национальной почве, и это наше большое достояние… Мультикультурализм — образ жизни в Азербайджане…». Эти слова Президента полностью отражают всю суть и реальность мирного взаимосуществования и кооперации различных этнических и религиозных групп в нашей стране, которая может стать успешным примером для решения такого рода проблем в странах Европы.

Это, как говорится, лишь «видимая часть айсберга», т.е. всего лишь несколько из достижений нашей страны. Наша независимая, хранящая твердую приверженность фундаментальным демократическим принципам республика день ото дня наращивает свой потенциал в различных сферах. Несмотря на свой небольшой возраст в качестве современного независимого государства, Азербайджан стал участником большой политики, которую, как говорил Гейдар Алиев, нельзя подчинить мелким чувствам и интересам. Правда, представители «пятой колонны» все же безуспешно пытаются это сделать, исходя из установок, которые они получают из-за рубежа.

Радует то, что постоянно растет число наших друзей в мире. Но, как сказал британский писатель Колин Гринленд, «успешность — питательная среда зависти». Поэтому, к сожалению, имеются оппоненты и недоброжелатели, которым сильный Азербайджан — словно кость в горле. Не всем по нраву и то, что наша страна, несмотря на то, то она расположена на непростом геополитическом пространстве, проводит независимую политику.

Наряду с теми, кто радуется нашим успехам, у Азербайджана есть и противники, среди которых особое место занимают армянское лобби и находящиеся под его влиянием лицемерные и коррумпированные политики, в том числе и американские. Те самые, которые существуют на деньги армянского лобби, а потому упорно не замечают прописных истин и постоянно пытаются дискредитировать Азербайджан. В 1998 году, отвечая на вопрос журналиста The New York Times о том, как он видит коррупцию в США, общенациональный лидер Азербайджана Гейдар Алиев очень тактично заметил: «Я спрашивал конгрессменов, почему у них такие тесные связи с Арменией, и они говорили, что армянская диаспора дает им много денег. И я спрашиваю вас — не это ли называется коррупцией?».

Дальновидная национальная нефтегазовая стратегия, предусматривающая превращение «черного золота» в человеческий капитал, развитие ненефтяного сектора, политические и экономические реформы, развитие гражданского общества и отстаивание национальных интересов азербайджанского народа — все это позволило нашему государству наладить взаимовыгодные и равноправные отношения с более чем 100 странами, получить поддержку  155 стран. Немалую роль в этом сыграла принципиальная и однозначная позиция Азербайджана по каждому глобальному вопросу, озвученная в соответствии с нормами международного права. Благодаря такой взвешенной и мудрой внешней политике, проводимой Президентом Ильхамом Алиевым, Азербайджан за короткое время завоевал большое доверие и уважение в мире. В этом заслуга всего азербайджанского народа, который осознанно избрал путь демократии и прогресса. Президент Азербайджана неоднократно подчеркивал, что мы выбрали демократический путь сами, а не под чьим-либо давлением.

Наши приоритеты — это строительство демократического, цивилизованного, правового государства, создание самодостаточной экономики, дальнейшее улучшение жизненных условий населения, национальная консолидация на основе традиционных ценностей и любви к Родине. И все это осуществляется в русле строительства постиндустриального (информационного) общества. Этот путь — стратегический выбор, сделанный великим государственным деятелем и политиком Гейдаром Алиевым, который реализуется Президентом Ильхамом Алиевым.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что сегодняшний Азербайджан — это государство, развивающееся быстрыми темпами, государство, которое формирует региональную повестку на Кавказе. Все страны и участники системы международных отношений, которые ориентированы на построение с нами отношений в соответствии с нормами международного права, всегда будут пользоваться уважением и поддержкой в Азербайджане. Наше государство не приемлет поучительный тон в международных отношениях, тем более, когда «учителя» закрывают глаза на серьезные проблемы в своих государствах. Мы всегда демонстрировали уважительное отношение к странам, поступки которых постоянно совпадают с их заявлениями и словами. Государства, которые заявляют одно, а своими действиями в отношении Азербайджана демонстрируют совершенно другое, не могут завоевать наше доверие.

Искусство управлять государством

Знаменитый американский философ Фрэнсис Фукуяма считает, «что построение сильного государства — одна из наиболее важных проблем мирового сообщества, так как слабость и разрушение государств служит источником многих наиболее серьезных мировых проблем». 8

И с ним следует согласиться. Функцию государства никогда не следует ослаблять. Хотя сторонники современного либерализма пытаются внушить обществу, что многие обязанности государства могут взять на себя организации гражданского общества. Но, на мой взгляд, они глубоко заблуждаются. Что бы ни говорили адепты либерализма и идеалисты, как бы они ни старались обосновывать свои взгляды, мы нуждаемся в сильном государстве и сильной власти, которая не позволяет анархистам различных мастей переходить «красную черту».

Роль государства в обеспечении стабильности в обществе настолько высока, что его не может заменить никакая общественная организация. Это доказали своей деятельностью видные государственные деятели недавнего прошлого — такие, как Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль, генерал Шарль де Голль, Иосиф Сталин, а в последующие годы Конрад Аденауэр, Франсуа Миттеран, Мао Цзэдун. Это доказано и самим ходом истории.

Естественно, каждый из политиков, в первую очередь, отстаивает интересы своего государства. Но вместе с тем, именно этими яркими политиками, их усилиями были определены принципы послевоенного миропорядка, глобальной и региональной безопасности. Сегодня на мировой политической сцене нет таких сильных личностей и государственных деятелей. Их места заняли те, кто не обладают такими же лидерскими качествами, прирожденной харизмой и высоким авторитетом. Именно в силу этого они не в состоянии  в изменившемся мире обеспечить общечеловеческое согласие.

Сегодня политики во многих странах в своих действиях раздвоены: с одной стороны, они сосредоточены на внутренних проблемах, так как, чтобы появиться на мировой политической сцене, им приходится сначала завоевывать поддержку избирателей путем различных посулов; с другой стороны, вопросы региональной и глобальной безопасности, которые столетиями занимали умы государственных деятелей, сегодня вновь должны быть в центре их внимания и даже приобрести большее значение, чем в прошлом, так как цена войны значительно высока.

Но, не имея необходимых личных качеств и не обладая должным искусством управления государством, современные лидеры ведущих западных стран намного уступают своим предшественникам.

Внешняя политика и обеспечение безопасности страны связаны с решением очень широкого круга вопросов. Дальновидный государственный деятель должен учитывать и оценивать целый спектр рисков и возможностей. В нынешних условиях внешняя политика и обеспечение безопасности — это, прежде всего, отстаивание национальных интересов с помощью создания баланса силы и надежной системы обороны.

Для реализации этой сложной задачи очень важно, чтобы национальный лидер обладал всеми нюансами искусства управления государством. Азербайджанскому народу дважды повезло — это везение связано с президентскими выборами 1993-го и 2003-го годов. Умный государственный муж всегда помнит, что государственный пост — это, прежде всего, доверие народа. Поэтому высшая задача государственного деятеля — служить своему народу, процветанию государства.

В этом отношении азербайджанскому народу судьба уготовила прекрасное будущее. Это будущее невозможно представить без Президента Ильхама Алиева, который без остатка служит своему народу. Сменив Гейдара Алиева осенью 2003 года на главном посту страны, он еще более обогатил избранную стратегию продуманных действий. Его деятельность оказалась революционной, ибо за одно десятилетие привела к осуществлению больших надежд, что, собственно, и предопределяет отношение населения к власти, судьбу диалога с общественными силами.

Исключительную роль в программе модернизации страны, строительства постиндустриального общества играет инновационная концепция развития, на которую опирается Президент Ильхам Алиев в своей созидательной деятельности. Осуществляя одну за другой важные инициативы социально-экономического характера, глава государства сумел зажечь в современниках стремление к действию, повлечь за собой единомышленников, чтобы создать прочные основы для достойного будущего.

Он сдержал обещания, данные народу. Масштабная программа реформ, которая с каждым годом раздвигает границы созидаемого, приносит очевидную пользу народу, позволяет укреплять позиции Азербайджана в международном сообществе. И то, что за Азербайджаном закрепилась репутация лидера региона, лишь подтверждает, что Президент нашел универсальную формулу успеха, позволившую без потрясений и потерь осуществить большой скачок в социально-экономическом развитии.

В Азербайджане существует «Центр притяжения». Суть его в «национальной идее», выдвинутой Президентом Ильхамом Алиевым. Вокруг нее происходит национальная консолидация. Она стала основным духовным ядром для развития страны. Эта идея освещает путь в постиндустриальное, информационное общество, вдохновляет и объединяет людей, нацеленных на решение больших задач. Опираясь на поддержку азербайджанского народа, Президент, отстаивая национальные интересы, ведет политику, направленную на строительство процветающего государства. И каждый гражданин — патриот нашей страны уверен, что достижение поставленных задач возможно только при наличии сильной президентской власти и стабильности в обществе.

Предназначение сильной власти заключается в том, чтобы подчинить себе условия и обстоятельства времени, извлечь из них максимум пользы для страны. Такое устремление всегда и везде себя оправдывает, укрепляет уверенность в гражданах страны. Будучи автором неординарных решений и грамотно претворяя оригинальные замыслы в большие дела, Ильхам Алиев олицетворяет образ творца новой политической моды. Мастерски управляя условиями и обстоятельствами времени и пространства, он со своей командой продолжает наращивать ресурсную базу страны, удивлять мир новыми замыслами и достижениями.

Деятельность Президента Ильхама Алиева за последние десять лет доказывает, что роль личности в истории велика и неоспорима. Истинная суть программы реформ Ильхама Алиева продемонстрировала, насколько востребованы в нынешних условиях смелые и масштабные проекты обновления национальной индустрии, социальной инфраструктуры и всех сфер, способные обеспечить материальную базу и духовность жизни нынешних поколений.

Стоит вспомнить, когда Ильхам Алиев стал главой государства, в Азербайджане усилиями выдающегося политика и национального лидера Гейдара Алиева была обеспечена экономическая и политическая стабильность. Страна уже тогда смогла представить себя мировому сообществу как самодостаточный и независимый субъект. Однако преемнику благодаря высокому интеллекту и организаторскому таланту удалось выйти из тени великого предшественника и приумножить достижения страны, воссоздать эффективную экономику, которая по индексам развития является одной из самых динамичных в мировой табели о рангах.

Это сыграло роль ключевого фактора в определении значения и места молодого независимого государства в новой системе международных координат. Неслучайно Азербайджан за последние годы превратился в субъект, который способен налаживать и поддерживать стратегическое партнерство с ведущими странами мира, стабильно увеличить вклад в программу глобальной интеграции.

Азербайджан ныне является гарантом не только энергетической безопасности Европы, но и общей безопасности на большом Евразийском пространстве. Это стало возможным благодаря внутренней стабильности, экономическому развитию, устойчивому общественно-политическому порядку, демократизации жизни общества, что позволяет сосредотачивать силы и возможности на решении масштабных модернизационных программ.

Если внимательно вникнуть в смысл озвученных Ильхамом Алиевым суждений и осуществляемых им дел, то несложно понять, что в них выстроена глубоко осознанная национальная идея. Исходя именно из этой идеи, глава государства, осуществляет грандиозный план вывода страны на рельсы постиндустриального общества —  орбиту высокого уровня. Реализацию столь смелого курса может себе позволить лишь энергичный, дальновидный и талантливый лидер.

Наши великие предки говорили: «Мудрое управление государством означает уменьшать и отводить от народа опасность». В этом и заключается суть искусства управления государством. В нынешних сложных условиях Ильхам Алиев не только блестяще справился с задачей провести государственную машину через тернии к намеченной цели, но и смог обеспечить надежный задел прочности на будущее. Проявляя постоянную дееспособность и отстаивая принципы справедливости в решении проблем международного значения, он удостоился высокого уважения и внимания не только сооте-чественников, но и международных кругов. Благодаря незаурядным способностям, вкладу в решение проблем международной безопасности, региональных и глобальных задач, инициированным международным проектам, он воспринимается в мире как знаковый политик. Это неоспоримый факт. Такого внимания и признания, как правило, удостаиваются харизматичные, талантливые политики, которым присущи неординарное мышление и политическая интуиция.

Сегодня инициативы Президента Ильхама Алиева преображают экономический ландшафт страны и региона, становятся мощным стимулом духовного возрождения народа, который уверенно поддерживает своего лидера. Именно поэтому Президент, чувствуя мощную поддержку всех своих сограждан, завершил свою речь на Площади Флага словами: «Я уверен, что мы достигнем всех поставленных целей».

Все это вдохновляет азербайджанский народ на большие дела.

1 Кант, Иммануил. Сочинения в шести томах. М., «Мысль», 1965. Т.4. Ч.2., с..59—105.

2 Hans Morgenthau, 1948. Politics Among Nations, (New York: Knopf) Chapters 1 and 2. http://www.people.fas.harvard.edu/~plam/irnotes07/Morgenthau1948.pdf

3 Security: A New Framework for Analysis Barry Buzan, Ole Wæver, Jaap de Wilde 1997

http://www.uni-erfurt.de/fileadmin/public-docs/Internationale_Beziehungen/BA_Einfuehrung_in_die_IB/BUZAN%20+%20WAEVER+%20WILDE_%201998_Security_CH%201+2.pdf

4 Democracy, Freedom, and Apple Pie Aren’t a Foreign Policy. Stephen M. Walt http://www.foreignpolicy.com/articles/2014/07/01/american_values_are_to_blame_for_the_worlds_chaos_democracy_human_rights_ukraine_iraq

http://inosmi.ru/world/20140703/221401996.html

5 Nye, Joseph. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power (New York: Basic Books, 1990)

6 Президентский меморандум о гражданском обществе 23 сентября 2014 года, раздел 2

7 Иностранные державы покупают себе влияние в аналитических центрах

http://www.inopressa.ru/article/08sep2014/nytimes/influence.html

8 Фрэнсис Фукуяма. Сильное государство. М.2006, стр.5.

«Бакинский рабочий»

 

8757количество просмотров

НОВОЕ НА САЙТЕ

28 мая19:35 Общественно-политические и научные деятели разных стран поздравляют Президента Азербайджана19:13 ВОЗ не видит смысла переносить Олимпиаду из-за вируса Зика18:45 Азербайджанские гимнастки выступят на чемпионате Европы18:25 Модели, дизайнеры и гости Азербайджанской недели моды на серии клубных after-party – ФОТО18:10 Азербайджанские волейболистки готовятся к Евролиге в Израиле18:09 Тофик Аббасов. Тихая революция: послесловие к «Петербургским встречам в Баку»18:00 Азербайджанский дзюдоист стал победителем лицензионного турнира в Мексике17:50 Риккардо выиграл квалификацию Гран-при Монако Формулы-1 - ФОТО17:30 Президенту Азербайджана продолжают поступать поздравления17:08 В Милане частично закрыли метро из-за угрозы взрыва - ФОТО16:39 Пан Ги Мун направил поздравление Ильхаму Алиеву16:25 Бакинский street fashion от стилиста Насира Бабаева – ФОТО16:18 Еще один футболист покинул «Зиря»16:03 В Тертере в результате падения бетонной плиты скончался водитель15:47 Председатель КНР поздравил Президента Азербайджана с Днем Республики