1news.az

Свет неугасшей звезды: 110-летию Юсифа Мамедалиева посвящается

12 Января, 2016 в 09:32 ~ 23 минуты на чтение 5125
Свет неугасшей звезды: 110-летию Юсифа Мамедалиева посвящается

Мамедалиев Юсуф Гейдар оглы, родился 31 декабря 1905 г. в городе  Ордубаде Нахичеванской автономной республики. 

В1926 году окончил  Бакинский педагогический институт, в 1932 году - химический  факультет Московского государственного университета, был учеником академика Николая Зелинского, с которым потом поддерживал тесные дружеские и творческие связи. С 1945 г. академик  АН Азербайджанской ССР и член – корреспондент АН СССР. Был президентом Академии наук Азербайджана (1947-1951г.г. и 1958—1961г.г.), ректором Азербайджанского государственного университета (1954 -1958 г.г.). В 1946 г. получил Сталинскую премию за исследования и технологические разработки в области нефтехимии в годы войны. Мировую известность приобрели, основанные им научные школы в области органического катализа и нефтехимии. Юсиф Мамедалиев один из организаторов Академии наук Азербайджана. Скоропостижно  умер в 1961г. В предлагаемом вниманию читателей эссе профессора Низами Мамедова отражены предпосылки и некоторые особенности творчества Юсуфа Мамедалиева.

СВЕТ НЕУГАСШЕЙ ЗВЕЗДЫ

«Республика, имеющая только одного такого ученого, как

Юсуф Мамедалиев, достойна своей академии».

Владимир Комаров,

Президент Академии Наук СССР в 1936-1945г.г.

В одном из красивейших уголков Баку, рядом со зданием Президиума Национальной Академии наук, стоит гармоничный, запоминающийся памятник. Бакинцы с почтением показывают его гостям. Это памятник выдающемуся ученому, гордости азербайджанской науки – Юсуфу Мамедалиеву. Всеобшее уважение к Мамедалиеву пришло еще при жизни. Многое из задуманного он не успел сделать. Но то, что им  сделано, не может оставить равнодушным никого. Знакомство с его биографией и научной деятельностью показывает: мы имеем дело с великим Человеком...

Ученых, остающихся авторитетами в науке, олицетворяющих  эпоху и пользующихся всеобщей любовью - единицы. Таким ученым в Англии считается Исаак Ньютон, в Германии - Александр  Гумбольдт, в России - Михаил Ломоносов. В Азербайджане, несомненно, это -  Юсуф Мамедалиев.

Азербайджанский Ломоносов. Наша способность познавать мир, выявлять закономерности природы, видеть перспективу развития не поддается однозначному объяснению, как впрочем, и возникновение жизни, появление человека и сознания. По современным представлениям, наблюдаемая нами сейчас Вселенная возникла более 13 млрд. лет назад в результате «Большого взрыва» и непрестанно расширяется. Мы, вместе с солнечной системой, вписаны в этот таиственный процесс. В ходе развития материи появилось уникальное средство ее самопознания – Человек. Люди предпочитают не думать об этих чудесах, а реально познают и преобразовывают природу, адаптируются к окружающей среде и меняют ее. Так возникла и развивается культура в различных регионах мира.

Однако не все одинаково одарены познавательными  способностями. Более того, понимание смысла и значения познания, его определяющие цели меняются в зависимости от мировоззренческих, политических, экономических и других факторов. Соответственно, в разные эпохи, в разных культурах по своему складывалось развитие духовной сферы, философии и науки.

Азербайджан имеет древнюю историю, знания здесь всегда считались высшей ценностью. Еще в ХII веке великий Низами Гянджеви смысл жизни видел в познании:

«Изучай, не пуская на ветер дни.

Бессмертен тот, кто себя и мир  познает…»

Развитие духовной культуры в Азербайджане происходило в тесной связи с культурой сопредельных стран. Европейская культура, заново открывшая для себя античность в эпоху Возрождения, во многом опиралась на арабо-мусульманские источники. Азербайджан сыграл в этой культурной конвергенции заметную роль. Достаточно упомянуть имена таких мыслителей, как Имамеддин Насими, Бахманьяр аль Азербайджани, Насереддин Туси, труды которых были известны уже в Новое время в Европе и оказали существенное влияние на развитие мировой поэзии, философии и науки.

В ХХ веке азербайджанские ученые внесли существенный вклад в мировую науку. Особое признание получили: теория нечетких множеств и нечеткой логики профессора Лютфи Алескерзаде; методология  математического моделирования гидродинамических систем академика Азада Мирзаджанзаде; способы дистанционного управления ракетно-космическими объектами профессора Керима Керимова (более 25 лет возглавлял Государственную комиссию СССР по пилотируемым космическим полетам), геологическая концепция поиска месторождений нефти и газа Фармана Салманова и многие другие. Тем не менее, становление и развитие современной науки в Азербайджане во многом связано с именем Юсуфа Мамедалиева.

Малая Родина. Мамедалиев родился в древнем азербайджанском городе Ордубаде. Разноцветная грядь гор и буйная река Аракс окружают город. Необычна природа Ордубада. Горы здесь пропитаны солью, поэтому они почти без растительности, и в зависимости от того освещает их солнечный свет или лунный, ясное ли небо или облачное, каменистые вершины сверкают разными красками, создавая фантастическое мироощущение.

Удивительны ночи Ордубада. Темно-синее небо и яркие звезды завораживают человека. Лунный свет в этих краях настолько силен, что делает незаметными ее пятна и излишними уличные фонари. Свет Луны, отражаясь о воды Аракса, создает иллюзию вьющейся зеркальной дорожки, уходящей вдаль между горными склонами. Венера здесь открыта взору и, кажется, что она всех манит к себе…

Благодаря неимоверному труду многих поколений город утопает в зелени, а улицы обрамляют фруктовые деревья. Славятся абрикосовые сады Ордубада. Был свой сад и у семьи Мамедалиевых, за которым следили дети под руководством отца. Юсуф быстро усвоил садоводческое искусство, знал, как повышать урожайность деревьев и защищать их от природных ненастий и вредителей.

Жесткие природные, климатические условия, частые нашествия  завоевателей и готовность жителей Ордубада к борьбе за свободу сформировали на этом пятачке земли людей волевых, мыслящих, с высокими моральными качествами. Из поколения в поколение здесь передавались обостренное понимание ценности жизни, труда и благоговения перед  природой.

Формирование гармоничной личности. Духовный и интеллектуальный климат Ордубада был многогранным, знание тюркских эпосов здесь сочеталось с персидской поэзией, арабской философией. В последние два столетия интесивное влияние на все сферы жизни города стала оказывать русская  культура. Ордубад с 1828 года стал частью Российской империи. Так определилась синкретичная по своей сути культура Ордубада. И эту культуру с упоением осваивал маленький Юсуф. Он  не упускал случая пополнить свои знания. Обладая абсолютным слухом, рано освоил арабский, персидский, тюркский, русский (а в дальнейшем и английский) языки, перечитал почти всю научную и художественную литературу, которая была в библиотеках города.

В Ордубаде  было много интеллигентных, грамотных людей, к их числу относился и отец Юсуфа - Хаджи Гейдар бей, который, распознав одаренностть и талант сына, ненавязчиво, но целенаправленно занимался его образованием. Огромное влияние на Юсуфа оказала мать – Гюльсум-ханум. Это она – знаток восточной поэзии привила детям (а их было шестеро!) понимание красоты слова, содействовала формированию в них благородных, нравственных установок.

Юсуф был наблюдательным, любознательным и впечатлительным ребенком. Познание мира для маленького Юсуфа началось с наблюдения ярких звезд. Он с нетерпением ждал наступления вечера и часами смотрел в небо. Его мысли уходили в безграничную синеву. Он поражался неизменному порядку мироздания, был уверен, что именно там, в его глубинах скрывается великая тайна бытия. Этот неиссякаемый интерес к устройству Вселенной впоследствии определил его возвышенное отношение к космологии. А тогда своим детским вопросом: «Кто и как сотворил все это?» ставил в тупик родителей и учителей. Объяснения, что в небесах происходит единение божественного и земного, человека и творца, еще больше будоражили его юное воображение и формировали в нем двуединое образное и рациональное мировосприятие, художественное и рациональное мышление. То, что Мамедалиев впоследствие выбрал научную стезю, не уменьшило в нем поэтическое чувство и философскую проницательность. Он до конца жизни оставался мыслителем и художником, поэтом и ученым, интуитивно видел глубинную связь различных явлений, восхищался красотой минералов и химических структур

Мамедалиева очаровывала гармония мугамов, он интересовался синтезом поэзии и музыки. Эту тему он любил обсуждать с композитором Узеиром Гаджибековым, певцом Бюльбюлем и близким другом –  поэтом Самедом Вургуном. Примечательно, что, будучи в Вене и видя пейзажи Венского леса, он в записной книжке отметил: «Красота Венского леса напоминают мне музыку Штрауса и поэзию Самеда Вургуна».

С большим пиететом Мамедалиев относился к философии, понимал ее ценность  и значение для развития  всех областей культуры. Всегда тепло общался и поддерживал академика Маковельского, его фундаментальные исследования в области античной философии. Восхищался эрудицией академика Гейдара Гусейнова, его трудами по истории азербайджанской философии.  

Вхождение в мир науки. Мамедалиев к 18 годам окончательно решил стать естествоиспыталем. Необходимо было выбрать конкретную область будущей научной деятельности. Он был на перепутье. Его одинаково привлекали физика, химия, геология, биология. После долгих раздумий и обсуждения своих намерений с профессором Садыхом Гусейновым он избрал химию. На его выбор повлиял ряд обстоятельств. Прежде всего, созидательный характер эпохи, диктующий активную связь между наукой и практикой. В химии органически сочетаются фундаментальные, прикладные и технологические исследования. Химия не только объясняет строение природных веществ, но и определяет способы производства нужных человеку материалов. Общее число синтезированных химических соединений уже тогда превышало миллион.

Мамедалиева в химии привлекало также и то, что это наука, изучая вещества и их превращения выше атомного уровня, занимает центральное место в структуре естествознания. Если становление тех или иных веществ определяют физические  процессы доатомного уровня, то основу жизненных явлений формируют надатомные химические взаимодействия. Химия в этом отношении является промежуточным звеном между физикой и биологией, и она дает  дополнительный аргумент в пользу единства естествознания. Мамедалиеву импонировала мысль немецкого физика Макса Планка о возможности построения теоретической цепочки от физики и химии через биологию и антропологию к социальным наукам.

Глубинная связь физики и химии подтвердилась с появлением квантовой  химии. Мамедалиев воспринял это как событие, соответствующее логике развития научного познания. При всей значимости квантовой химии он оправданно считал, что отказаться от экспериментальных исследований не получится, так как абстрактные результаты квантово-химических исследований необходимо подтверждать опытным путем.

Одним из первых его научных работ является изучение  природных и нефтяных (попутных)  газов и определение их потенциального применения. Так, возникли идеи производства искусственого каучука и получения водорода. В 1934 г. Мамедалиев предлагал в двигателях внутреннего сгорания использовать водород вместо бензина. Эта идея намного опередила свое время, ее подлинная ценность осознается только сейчас. При сжигании углеводородных соединений образуется оксид углерода, который, как выяснилось в конце прошлого века, ведет к глобальному потеплению из-за «парниковых» свойств этого трехатомного газа. Сжигание же водорода приводит к образованию безвредного водяного пара.

К концу 30-х годов Мамедалиевым были разработаны методы хлорирования метана до тетрахлорида углерода и получения  метиленбромида. В военные годы он исследовал каталитическое алкилирование углеводородов непредельными соединениями, решив задачи производства толуола, других гомологов бензола и качественного авиационного топлива. В последний период жизни проводил широкие исследования по каталитической ароматизации бензиновых фракций, направленному пиролизу и окислению различных нефтяных углеводородов с целью получения мономеров и моющих средств.

Важное стратегическое значение имело обоснование Мамедалиевым способов хлорирования, бромирования и фторирования нефтяных газов, разработка эффективных технологий производства толуола, высокооктанового бензина и полимеров.

Фундаментальным вкладом Мамедалиева в химию было открытие способов управления реакцией хлорирования алканов, о котором он докладывал в Париже в 1960 г. на конгрессе по катализу.

Его интересовали  вопросы фармацевтики  и медицинской химии.  Еще в 30-е годы по просьбе Института паразитологии на основе хлористых соединений он создал препарат для борьбы с инфекционными болезнями, который широко применялся в Средней Азии и Закавказье. Мамедалиев одним из первых всесторонне исследовал химический состав нафталановой нефти, определил ее лечебные свойства и заложил научные основы нафталановой курортологии.

Организатор науки. В веренице выдающихся ученых имен выделяются гении, обобщивщие предшествующие мозаичные знания, поднявшие их на более высокий уровень. Им  удавалось провести границу  между знанием и незнанием, на этой основе ставить новые, неизведанные проблемы.

Однако немногие из этих ученых обладали даром представлять и реализовывать научный поиск как совместную деятельность, как миссию коллективного разума отображать мир. Для них субъектом познания предстает не отдельный человек, а группа ученых. Ведь действительность бесконечна и многообразна. Даже кажущийся простым объект познания имеет множество уровней, неявных связей и отношений. Отдельный человек, несмотря на все способности и старания, не способен все это отобразить. В ХХ веке стало очевидно, что эффективность науки неизмеримо вырастает, если адекватно действительности  организовать научный поиск. Для этого, кроме всего остального, необходим целостный, системный способ мышления. Юсуф Мамедалиев, став Президентом Академии наук, со всей силой продемонстрировал эти свои замечательные качества.  Он определил основные направления исследований в Республике в области естественных, социальных и гуманитарных наук.

Поразительно, что еще 70 -80 лет назад природа, ресурсы, истоки культуры Азербайджана во многих отношениях оставались белыми пятнами для науки. Чтобы исследовать этногенез народа, его духовный мир, язык, литературу, искусство были созданы соответствующие подразделения, определены их основные цели и задачи. Особое внимание он уделил созданию Рукописного фонда и Института  востоковедения, исследования которых должны были показать исторически разносторонние связи азербайджанской культуры.

Конечно, приоритетными направлениями для Азербайджана оставались геология и химия. Мамедалиев поставил задачу создать научную основу превращения Азербайджана из сырьевой базы нефтедобычи в страну с развитой нефтеперерабатывающей промышленностью. Это предполагало интенсивное развитие нефтехимии, химической технологии. Вместе с тем он понимал и настаивал на основательном развитии в Республике фундаментальных областей знания: математики, физики, астрономии. По его инициативе была создана и оборудована Шемахинская обсерватория и Вычислительный центр.

Деятельность в области образования. Мамедалиев рано познал особенности преподавательской деятельности. Он стал учителем в 16 лет. И будучи академическим ученым, оставался педагогом и просветителем.

Мамедалиев не противопоставлял научную и педагогическую деятельность, как это наивно делают многие, прозорливо видел их единство и эвристический характер взаимодействия. В период работы ректором университета он  обратил внимание на то, что при систематизации известных знаний в образовательных целях ученый может выявить области неизвестного. Образование для него стало дополнительным источником постановки новых вопросов. Он предвидел интенсификацию связей между наукой и образованием, неизбежное уменьшение разрыва между ними.

Мамедалиев многое сделал для повышения качества образования в Азербайджане, содействовал обновлению знаний бывших выпускников высших учебных заведений в различных курсах. По его инициативе была создана Республиканская научно-технической библиотека, учрежден на азербайджанском языке  научно-популярный журнал «Наука и жизнь». Он считал, что  образование в условиях беспрецедентного развития науки  не может быть «на всю жизнь», оно должно быть «непрерывным». Именно к этому призывает  и современная программа ЮНЕСКО «Образование через всю жизнь» .  

Встреча и борьба со злом. Юсуф Мамедалиев отличался  принципиальностью, требовательностью, но по природе был справедливым и добрым человеком. В Академической среде считали, что если ввести меру измерения доброты ученого, то ее эталоном  может  быть один «Ю.М.».

Добро, однако, всегда встречается со злом: в виде зависти людей, социальных неурядиц, войн и других подобных коллизий. Сложность социальных явлений и процессов, их противоречивый характер он осознал очень рано, когда произошло нашествие армянских дашнаков на его родной город. Это нарушило идиллию, которая царила в Ордубаде. Он стал свидетелем хаоса, массового бегства людей, бессчисленных трагических сцен. Ордубадцы, чтобы избежать насилия и геноцида, решили перейти Аракс и уйти на территорию Ирана. Лодок не хватало, и они из подручных средств спешно делали плоты. На одном из таких плотов уместилась вся семья Мамедалиевых. В середине реки плот попал в  сильный водоворот. И брат Ильяс, сидевший на краю плота, не удержался и упал в воду. Спасать его бросились отец и старший брат. Но тщетно, он моментально исчез в темной пучине Аракса. Картина гибели брата, который был ему очень близок, шокировала его. Эта трагедия навсегда запечатлелась в памяти Юсуфа. Для себя  он сделал вывод, что живет и за брата, что должет творить, созидать и за него. Главное, что он тогда усвоил: человеческая жизнь нуждается в защите от сил зла. Эта установка оправдывала его деятельность во время войны для обороны страны.

В первые месяцы войны с фашистской Германией, когда немецкие самолеты безжалостно бомбили мирные города, а советские самолеты уступали им в наборе высоты и скорости, перед ведущими химиками страны Государственным комитетом обороны была поставлена задача: создать качественно новый авиационный бензин с более высоким октановым числом. Мамедалиев, опираясь на свои  предшествующие исследования, предложил простое, но эффективное решение данного вопроса. Бензин, получаемый по его технологии, повышал мощность авиационных двигателей на 20 – 30 % и был морозоустойчивым. Предложение Мамедалиева было одобрено,  и он с группой сотрудников днем и ночью работал над его промышленной  реализацией. Путь от лаборатории до производства был крайне сжат. Все понимали срочность решения данной проблемы. Вот уже над Сталинградом, технически совершенные, считавшиеся лучшими истребителями своего времени «Мессершмитты» не могли угнаться за простыми советскими «Яками». «Яки» не только летали быстрее, но и поднимались гораздо выше. Более того, топливо в них не замерзало, они не падали на землю при сильных морозах. Немецкие инженеры потом наращивали мощности двигателей своих самолетов, создавали дополнительные устройства для утепления их топливной системы. От этого они становились тяжелее, прибавка в скорости и высоте оказывалась незначительной. «Тайну» советских самолетов немцы так и не смогли разгадать.

Велик был вклад Мамедалиева в борьбе с немецкими танками. Он видел в картинах кинохроники, слышал от очевидцев безнаказанность немецких танкистов. Потери Советской Армии в начале войны сказывались также на нехватке противотанковых орудий. Немецкие танки безнаказанно разрушали дома, утюжили окопы, охотились за людьми. Мамедалиев представлял ужас, который охватывал безоружного перед танком человека. И он предложил очень эффективное средство для  борьбы с ними: синтезированную по его методике горючую смесь, 200 миллилитров которой было достаточно, чтобы превратить любой танк в горящий факел. Так появился знаменитый «коктейль Молотова», гроза немецких танков. Образное название им дал Уинстон Черчилль, который  впервые услышал от Молотова, что в СССР изобретено такое средство уничтожения танков. Во время войны в СССР по технологии Мамедалиева был реализован массовый выпуск таких «коктейлей».

За вклад в победу над фашистской Германией академик Юсуф Мамедалиев был награжден орденом Ленина, медалями, удостоен Сталинской премии и приглашен в качестве почетного гостя на Красную площадь на парад победы.

Однако и после войны он выполнял государственные задания по  совершенствованию качества авиационного топлива, участвовал в разработке   горючего для различного класса ракет, в создании других вооружений. Он был в числе «засекреченных» советских ученых. Многие его работы предназначались только для служебного пользования.

К сожалению, это сыграло негативную роль, когда решался вопрос  о его выдвижение на Нобелевскую  премию за исследования в области хлорирования алканов. Научное сообщество единодушно поддерживало его кандидатуру. Однако, по существующему тогда  в стране положению, как «засекреченный ученый» он не мог быть выдвинут на получение международной  премии.

Жизнь в противоречивом обществе. В советское время, с одной стороны, декларировались высокие цели: строительство общества равенства, справедливости, изобилия. Всемерно поддерживалось развитие  науки, образования, художественного творчества. Это вдохновляло людей, создавала оптимистическую духовную атмосферу… С другой, - путь в идиллическое общество представлялся как  обязательная борьба с инакомыслием и  национализмом. Причем, эта борьба фетишизировалась, служила при надобности основой обвинения любого человека, что вело к беззаконию, поощрению насилия. Зависть, свойственная  ограниченным людям, в этих условиях содействовала доносительству и необоснованным репрессиям. То, что зависть людей может привести к трагедиям, Мамедалиев  убедился, когда начались аресты его сослуживцев. Он сам стал объектом слежки и «разработки», когда обвинили  в национализме академика Гейдара Гусейнова, в защиту которого он  беспрекословно встал.  

Обвинение в национализме, было коварным и тяжелым, его трудно было опровергнуть. Всякое проявление национальных чувств вызывало подозрение, безосновательное обвинение в «национализме». В 30-е годы в Азербайджане на этой волне была репрессирована целая плеяда азербайджанской интеллигенции, среди них Микаил Мушфиг и Гусейн Джавид. Следует отметить, что этого злоключения не избежали и  представители других Республик Советского Союза, и русская интеллигенция. Так, в начале 50-х годов было состряпано «Ленинградское дело», которое основывалось на обвинение руководства города в национализме. Сталин не пощадил даже академика, председателя Госплана, ленинградца Николая Вознесенского, все военные годы рука об руку проработавшего с ним.

В связи с надуманным делом Гусейнова был закрыт философский факультет в университете, что вызвало возмущение Мамедалиева. Это абсурдное решение он считал преднамеренным ограничением возможностей развития свободной мысли в Республике, национального самосознания и поощрение бездумного технократизма.

Мамедалиев переживал, что во имя торжества вульгарно понятого интернационализма, по существу, проповедуется манкуртизм, ведущий к утрате, забвению национальной памяти. Он оправданно считал, что подлинный интернационализм никак не может противостоять национализму, под которым он понимал любовь к своему народу, его истории и культуре.

В 50-60-е  годы «националисты » уже не подвергались репрессиям, их не расстреливали, они проходили партийную чистку или умирали «естественной» смертью. Мамедалиев, зная обо всем этом, продолжал выступать за внедрение азербайджанского языка в государственное делопроизводство, за исследования тюркских истоков азербайджанского народа и его культуры. Скоропостижная смерть в 1961 г. оборвала его борьбу за развитие науки и духовной культуры Азербайджана…

Идеи, пронизывающие ХХI век. Общенациональный лидер Гейдар Алиев обоснованно считал: «Юсуф Мамедалиев имеет заслуги в развитии всех отраслей науки в республике. И эти заслуги незабываемы, о них помнят в настоящем и будут помнить в будущем».

Действительно, Мамедалиев не просто остался в истории науки и культуры Азербайджана. Его научные идеи выверяют созидательный путь современников. Достаточно сказать о его размышлениях и доводах по прогнозированию времени активности синтезированных, искусственных соединений и последствий их разложения, о необходимости создания безотходных производств по аналогии с биосферными процессами, о целесообразности замещения в транспорте и промышленности углеводородного сырья водородом. Эти  идеи чрезвычайно актуальны в наши дни, они будут определять стратегию развития науки и технологии в ХХI столетие, поскольку нацелены на решение проблем экологии, изменения климата, создания «зеленой экономики», являющихся предпосылками перехода современного общества к устойчивому развитию. Азербайджанская наука в этом направлении сегодня делает уверенные шаги…

Свою жизненную цель Юсуф Мамедалиев так определил, когда ему было  20-лет:

«Из далеких краев,

по просторам дорог,

Не с тем я пришел,

чтобы покой обрести!

В сплетенный народом

свободы венок,

Цветок свой

 пришел  вплести!…»

Можно однозначно сказать: поставленная в юные годы Юсуфом Мамедалиевым цель, несмотря на все перипетии жизни, была чрезвычайно достойно реализована.

Низами Мамедов, доктор философских наук, профессор, член Международной ассоциации писателей и публицистов, эксперт ЮНЕСКО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net