1news.az

Российский военный политолог: «Фактически можно говорить о похолодании отношений между Москвой и Баку»

11 Декабря, 2012 в 12:42 ~ 11 минут на чтение 6067
Российский военный политолог: «Фактически можно говорить о похолодании отношений между Москвой и Баку»

Интервью 1news.az c экспертом Ассоциации военных политологов России, кандидатом политических наук Александром Перенджиевым.

- Чем Вам запомнился уходящий 2012 год? Каковы, по-вашему, наиболее значимые мировые, в том числе внутрироссийские, события уходящего года?

- События 2012 года еще требуют в дальнейшем своего осознания и осмысления с точки зрения политической науки. На мой взгляд, все, что случилось в текущем году, говорит о серьезном и качественном изменении состояния всего мирового сообщества и международной безопасности.

Особо значимое, на мой взгляд, событие, произошло в конце ноября, когда Генассамблея ООН повысила статус палестинского представительства при организации до уровня «государства-наблюдателя» и подтвердила право палестинцев на самоопределение в пределах территорий, оккупированных Израилем в 1967 году. При этом весьма показательно, что данное решение было принято вопреки ожесточенному сопротивлению США, Канады и самого Израиля.

Полагаю, что 2012-й как раз и будет в дальнейшем считаться годом начала снижения роли США и других, на сегодняшний день влиятельных западных государств, в мировой политике. Центр силы все больше смещается на Восток. И это укрепление военно-экономического могущества не только Китая и Индии, но и других государств восточной и юго-восточной Азии, включая Океанию.

Военная мысль стала приходить к выводу о том, что обычное и даже ядерное оружие уже не дает необходимого результата в вооруженных конфликтах. Поэтому все больше возрастает значение информационного и кибероружия, а в тайных операциях начинают преобладать информационно-психологические диверсии. При этом подобные операции проводятся как против внешних врагов, так и внутренних.

Все политически значимые события в России, как показала практика, в конечном итоге происходили (и продолжают происходить!) не вокруг противостояния между властью и оппозицией, а борьбы центров силы внутри самой правящей элиты. А уголовные разбирательства, начавшиеся в 2012 году вокруг подразделений Минобороны, МВД, ФСИНа и т.д., дают основания убедиться в том, что все эти вопросы связаны тем или иным образом с силовыми структурами.

Поэтому совсем не случайно, что первой жертвой этой борьбы стал заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и борьбе с коррупцией Геннадий Гудков, в прошлом полковник спецслужб, который был лишен депутатского мандата.

- Как можете оценить азербайджано-российские отношения в 2012 году?

- В уходящем году, несмотря на различные острые противоречия на Южном Кавказе, отношения между Россией и Азербайджаном можно охарактеризовать так - ни шатко ни валко.

Официальная Москва на постсоветском пространстве проявляла наибольшую активность в отношении государств Центральной Азии, а на международной арене – событий вокруг Сирии и проблем развертывания системы ПРО в странах Восточной Европы. Фактически можно говорить о похолодании отношений между Москвой и Баку.

Предполагаю, что это связано в первую очередь с серьезной переоценкой ценностей в отношениях между нашими странами. Россия и Азербайджан стали качественно меняться как внутри, так и их роль на международной арене. Поэтому многое, что нас связывало, стало разрушаться, а ростки нового еще не проявили себя в полной мере.

Хотелось бы отметить недостаточное взаимодействие институтов гражданского общества между нашими странами, и в первую очередь экспертных сообществ. Мне, например, пока не известна хоть какая-нибудь «площадка» в Москве и в Баку, где бы хотя бы изредка эксперты России и Азербайджана могли бы обсуждать существующее положение. А раз нет диалога «интеллектуалов», откуда возьмутся проекты решений накопившихся проблем?

- С чем, по-вашему, связана некая пассивность РФ в качестве посредника карабахского конфликта, особенно на фоне активной посреднической миссии в 2011 году?

- Такая пассивность связана с тем, что в 2012 году у руководства России на первый план вышли другие проблемы, которые где-то объективно, а где и субъективно отодвинули далеко назад приоритетность решения проблем вокруг Нагорного Карабаха.

Это и внутриполитическая борьба во время президентских выборов, противодействие «оранжевым» технологиям, вовлечение России в обострившуюся борьбу вокруг Сирии, Ирана и Палестины, необходимость поиска механизмов влияния на политические процессы в арабском мире. И все-таки, пожалуй, это не самое главное!

У высшего руководства России, скорее всего, отсутствуют понятный всем сценарий урегулирования событий вокруг Нагорного Карабаха, и в связи с этим нет четко сформированной политики в отношении государств Южного Кавказа.

Складывается впечатление, что официальная Москва пока рассматривает современную обстановку и сложившуюся расстановку политических сил в этом регионе как весьма неблагоприятную для решения нагорно-карабахской проблемы. Возможно, что российское руководство ожидает для себя каких-то более благоприятных событий. То есть пока проблема Нагорного Карабаха – это попросту отложенная проблема, и не только для России, но и для других участников переговоров.

- Станем ли мы свидетелями некоего перераспределения интересов РФ на Южном Кавказе в свете недавних выборов в Грузии? Проще говоря, увидим ли мы стремительно сближение Москвы и Тбилиси и на этом фоне пассивное развитие отношений Москвы и Баку?

- Каких-либо серьезных изменений ждать не приходится. Отношения между Россией и Грузией качественно не поменяются. Во-первых, рано еще «хоронить» М.Саакашвили. Во-вторых, принципиальная позиция Москвы и Тбилиси в отношении правового положения Южной Осетии и Абхазии никогда не изменится. А все заявления Б. Иванишвили о необходимости улучшения отношений с Россией носят тактический характер и в конечном итоге не оказывают никакого влияния на стратегический характер развития отношений между Москвой и Тбилиси. Но, в то же время, можно ожидать активизацию экономических отношений между нашими странами и ослабление таможенных и въездных запретов.

Пожалуй, повторюсь, но здесь также необходима «площадка» для российско-грузинского экспертного диалога. Пока же клуб грузинских экспертов выступает с критикой в наш адрес. Так, например, не понимая истинных намерений, представители клуба летом этого года выступили с резкой критикой в мой адрес по поводу моего обращения к президенту России В.В. Путину о необходимости воссоздания Черноморской губернии с центром в городе Новороссийск.

- Почему РФ все же уходит из Габалы, и как этот факт отразится на двусторонних отношениях?

- Отвечая на этот вопрос, не буду повторять официальную версию, связанную с недоговоренностью между Баку и Москвой о цене эксплуатации и системе обслуживания РЛС в Габале и замене ее функций на РЛС в Армавире типа «Воронеж».

С официальной версией я, в общем, согласен. Но хотелось обратить внимание на то, что в разработке системы функционирования станции типа «Дарьял» в свое время принимали участие специалисты 31-го Государственного проектного института специального строительства Минобороны России.

Однако в ходе «эффективных» реформ господина А.Э. Сердюкова, 31 ГПИСС МО РФ был акционирован, передан в состав ОАО «Оборонстрой», входящий в холдинг «Оборонсервис». Впоследствии проектный институт был обанкрочен, а здание его продано.

В результате на сегодняшний день не известна судьба проектной документации как системы коммуникаций самой РЛС, так и коммуникаций в Габалинском районе. А некоторые проектировщики, участвующие в этой работе, уже ушли из жизни. Таким образом, я предполагаю, что, возможно, возникли еще и весьма серьезные технические трудности по обслуживанию Габалинской РЛС со стороны России.

В то же время я не исключаю в дальнейшем возвращения России в Габалу, но при условии, что в переговорах между сторонами произойдет переход с экономического акцента на военно-политический. А с нынешним руководством Минобороны России такой переход возможен! Скорее всего, сейчас многое зависит от заинтересованности и активной позиции азербайджанской стороны.

На мой взгляд, уход России из Габалы может все-таки способствовать похолоданию отношений между Баку и Москвой. Оно будет связано именно с исчезновением еще одной точки соприкосновения.

Я лично об этом сожалею! Но уверен, что кардинального ухудшения отношений между нашими странами не наступит. Хотя бы благодаря тому факту, что я, российский эксперт, могу озвучить свое мнение азербайджанской общественности. Значит, диалог между нашими странами продолжается. А это важно для укрепления отношений добрососедства и сотрудничества между российским и азербайджанским народами!

- Может ли начало 2013 года ознаменоваться активными военными действиями Ирана и Израиля, о чем сейчас очень многие говорят, в том числе в Азербайджане? И если да, то как в таком случае поступит РФ, по-вашему?

- Согласен. Такой сценарий действительно готовится. И причиной его появления является не иранская ядерная программа, а постоянный рост геополитического соперничества между Тель-Авивом и Тегераном за лидерство в регионе.

Поэтому Израиль, с одной стороны, ведет активную работу по поиску союзников в этой геополитической борьбе. С другой стороны - пытается создать для Ирана обстановку международной изоляции. Несомненно, что многое зависит от позиции Азербайджана в данном конфликте. У официального Баку, на мой взгляд, выбор пока не велик – либо выступить союзником США и Израиля в борьбе против Ирана, либо все-таки сохранить нейтралитет.

России же сохранить полный нейтралитет во время военной операции против официального Тегерана вряд ли удастся. Можно ожидать от официальной Москвы заявлений по осуждению агрессии против Ирана и инициатив по ее прекращению. Но военной поддержки, по крайней мере открытой, со стороны России ни одной из противоборствующих сторон не будет.

- Как скоро, по-вашему, найдет свое разрешение сирийский кризис? Возможно ли вторжение США в Сирию, и если да, то как на это может отреагировать РФ?

- В настоящее время открытого вторжения США в Сирию ожидать не стоит. Как показывают события 2012 года, весьма возможно вторжение Турции, у которой есть свой собственный специфический интерес к южному соседу – разгромить курдские боевые отряды и ослабить организационную структуру курдов на территории этой арабской страны.

Недаром в течение текущего года происходили провокации, связанные с обстрелом турецкой территории со стороны Сирии. А то, что военная операция Анкары против Дамаска уже нашла поддержку со стороны США, сомневаться не приходиться. Косвенным подтверждением подготовки такой операции является информация о решении Совета НАТО о размещении на границе Турции с Сирией зенитно-ракетных комплексов «Патриот».

Но это все-таки сценарий на «крайний случай», если сирийская оппозиция, которую материально и морально поддерживают страны Запада и многие арабские государства, не сможет взять вверх.

Россия будет оказывать посильную помощь существующему режиму в Дамаске. Официальная Москва вынуждена поддерживать Б. Асада. Ведь со сменой режима в Сирии Россия может лишиться не только военно-морской базы в городе Тартус, но и многочисленных контрактов, подписанных с нынешним сирийским руководством. Также произойдет серьезное ослабление геополитического влияния Российской Федерации в регионе, да и в мире в целом.

Разрешение сирийского кризиса в 2013 году во многом будет зависеть даже не от позиции и действий России и США, а от такого крупного мирового игрока, как Китай. Будет ли официальный Пекин сохранять нынешнюю умеренную позицию в мировом политическом процессе или все-таки активизирует свое влияние на состояние международной безопасности и мировой политики, уже покажет 2013 год!

Гамид Гамидов

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net