1news.az

Нацистский ублюдок Гарегин Нжде, Серж Саргсян и армянский шовинизм — это единое целое…

20 Июня, 2016 в 16:56 ~ 17 минут на чтение 50669
Нацистский ублюдок Гарегин Нжде, Серж Саргсян и армянский шовинизм — это единое целое…

Совсем недавно в отношениях между Россией и Арменией всплыло очередное «недоразумение».

Официальный представитель МИД России Мария Захарова на брифинге в Москве выразила удивление по поводу установки в Ереване памятника Нжде.

По ее словам, все прекрасно знают позицию России к проявлениям любых форм возрождения, героизации фашизма, неонацизма, нацизма. Она также напомнила, что 17 декабря 2015 года на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция «Борьба с героизацией нацизма, неонацизма и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», которую Армения  тогда поддержала.

В свою очередь, депутат от правящей Республиканской партии Армении Маргарита Есаян ответила на это следующими словами: «Пусть на себя, на свою историю посмотрят», тем самым обвинив Россию в ненадлежащем отношении к собственной истории и историческим личностям.

Более того,  на открытие памятника Гарегину Нжде  лично  присутствовал президент Армении Серж Саргсян.

А ведь Гарегин Нжде  (настоящее имя Гарегин Тер-Арутюнян) в годы Второй мировой войны сотрудничал с нацистами, поддерживал  их и надеялся, что  Германия победит СССР и он сможет  вернуться в Армению.  Нжде яростно агитировал пленных армян, чтобы они подключились к  вооруженной  борьбе против  СССР, заявляя: «Кто погибает за Германию, тот погибает за Армению». То есть, в его сознании было четко зафиксировано, что Гитлер и Армения - это  родственные души.

И вот теперь, когда весь мир торжественно отметил 71-ю годовщину победы над фашизмом  в Армении с помпой в центре города 28 мая — в  официальный праздник - День Первой республики -  открывают памятник нацистскому ублюдку, и это несмотря на то, что в Ереване уже есть площадь Гарегина Нжде.  

Фактически Республиканская партия Армении  и ее лидер  президент Саргсян еще раз подтвердили этим, что придерживаются идеологии Гарегина Нжде. Кстати стоит отметить, что центральный офис правящей партии находится в нескольких метрах от места установки памятника. С точки зрения гитлеровской нацистской  идеологии - все логично.

И уже не вызывает сомнений тот факт, что Армения, страдающая хроническим диагнозом великодержавного шовинизма, уже на генетическом уровне проповедует тоталитаризм, жестокость и идеологию человеконенавистничества. Ярким, показательным примером этому может служить героизация личности Гарегина  Нжде, пособника нацистов, которого ныне армянская общественность пытается представить как философа, разработчика идеологии национального бытия.

На фото: справа «Плакат о призыве армян на службу в waffen-ss», справа – Гарегин Нжде

…Для того чтобы в Армении кого-нибудь объявили героем, у этого человека должен быть большой «послужной список». Рассмотрим факты, касающиеся жизнедеятельности Гарегина Нжде - «героя» армянской легенды, а в жизни и быту — Тер-Арутюняна Гарегина Егишевича.

По свидетельству армянского публициста Саркиса Киликяна, Тер-Арутюнян, позднее вступивший на поприще политического авантюризма и взявший себе псевдоним Нжде, что в переводе означает — скиталец, родился 20 января (по некоторым версиям, 2 февраля) 1886 года в семье священника в Нахчыване. При крещении был наречен именем Аракел.

Учился в школе монастыря Аракелоц в Муше. В 1894 году поступил в начальную школу в Нахчыване, а вскоре был переведен в русское семилетнее Высшее начальное училище. По его окончании поступил в гимназию, а в 1902 году — на юридический факультет Петербургского университета, из которого спустя два года был исключен за связь с революционерами. Как пишет сам Нжде в автобиографии: «К революционному движению я примкнул 17-ти лет, еще гимназистом».

Поскольку это было время, когда студенты массово инфицировались  вирусом марксизма, что в основном подразумевало под собой возможность не учиться и не работать, а заниматься политическими провокациями, экспроприацией, постигать азы терроризма, обосновав все это революционной идеологией, то Нжде, понимая, что в ряду революционеров, действовавших против царской России, «свободных мест нет», посвящает себя участию в национальном движении за «Великую Армению». Что же, вполне резонно рассудил: лучше быть на своем болоте большой кочкой, чем стотысячным булыжником на булыжной мостовой.

«…я вернулся на Кавказ, чтобы с гайдукским отрядом Мурада перейти в Турецкую Армению. После этого я действовал в Персии. В 1909 г. вновь вернулся на Кавказ и был арестован. Более 3 лет я провел в тюрьмах от Джульфы до Петербурга; после известного суда над 163-мя членами «Дашнакцутюн» во избежание ссылки в Сибирь я ушел в Болгарию, — пишет далее Нжде в автобиографии. — В 1912 г. я собрал роту армянских добровольцев и вместе с Андраником участвовал в Балканской войне за освобождение Македонии и Фракии. С началом мировой войны, получив прощение от царского правительства, я вернулся на Кавказ, чтобы участвовать в боевых действиях против Турции».

Но здесь он лукавит. Как указано в «Справке», полученной Первым Главным Управлением МГБ СССР из Софии и подписанной  начальником 4-го отделения 3-го отдела ПГУ МГБ СССР, подполковником Агаяном:

«По окончании Балканской войны Нжде оставляет свой отряд и с другими частями направляется  воевать против сербов. После перемирия возвращается в Софию, разъезжает по Болгарии, выступает против Андраника Паши, собирает средства и разжигает национальные чувства наивных патриотов в своих личных и его организации целях. Добровольцы разоблачают нечестную политику Нжде, в среде дашнаков возникает брожение, тогда Нжде укрепляет свои связи с македонцами и работает в пользу македонского движения, получая при этом поддержку Александрова. В 1913 г. выезжает на съезд дашнаков в Париж. По окончании съезда возвращается в Болгарию (г.Варна), спустя короткий промежуток времени выезжает в Румынию, где собирает своих единомышленников и вскоре через г. Поти выезжает в Тбилиси. Здесь принимает участие в работе военной комиссии дашнаков и в 1914 г. организует отряд, с которым в составе русской армии выступает против Турции, результатом чего является присвоение Нжде звания капитана. Во время контрреволюционного выступления дашнаков, как представитель штаба дашнакской организации, Нжде провел массу арестов и расстрелов прогрессивных людей. Явился инициатором грабежей армянского населения и уничтожения жилых построек неплательщиков налогов в его организацию. В 1920 г. военный отряд Нжде расстреливает около 18 тысяч человек жителей Эривани и др. городов. В том же году уходит в горы и при поддержке интервентов пытается организовать сопротивление против советской власти».

В начале сентября 1919 года Нжде направлен со своим отрядом в Зангезур, где был назначен руководить обороной южной границы района. По его собственному выражению — он «с этого времени освятил себя делу защиты и спасения от уничтожения армян Капана и Аревика». В начале декабря Нжде с боем занял ущелье Гехвадзор, по его личному утверждению «уничтожив сопротивление 32 татарских сел», после чего перешел в наступление и занял азербайджанские селения, осуществив там этническую чистку.

10 августа 1920 года было заключено соглашение между Советской Россией и Республикой Армения, по которому эти области занимались Красной армией. Нжде со своим отрядом был оттеснен в Хуступкские горы, где укрепился, пользуясь неприступностью местности. Однако в начале октября 1920 года в Зангезуре началось массовое восстание против советской власти, которое Нжде тотчас возглавил. 25 декабря 1920 года съезд, состоявшийся в Татевском монастыре, провозгласил «Автономную Сюникскую республику», которую фактически возглавил Нжде, принявший древний титул спарапета (главнокомандующего).

Руководство советской Армении объявило награду за голову «главы зангезурской контрреволюции» «авантюриста Нжде», о делах которого становится ясно, когда просмотришь выдержку из копии протокола арестованного Деведжяна Оганеса Акоповича от 28 августа 1947 г.:

«…Нжде в Зангезуре допустил зверское убийство свыше тридцати коммунистов, заживо сбрасывал их с Татевской скалы в пропасть. Об этом факте мне стало известно сначала из бесед с лидером партии «Дашнакцутюн» и ответственными деятелями дашнакской авантюры 1921 г. в Тавризе, а затем об этом же говорил мне и сам Нжде, заявляя, что он действовал как государственный деятель, а не как христианин».

Февральское восстание 1921 года в Армении оттянуло на себя силы большевиков, и Нжде, воспользовавшийся этим, распространил свою власть на часть Нагорного Карабаха, соединившись с оперировавшими там армянскими боевиками. 27 апреля 1921 года находящееся под его властью образование было провозглашено «Республикой Горная Армения», а Нжде возглавил ее в качестве премьер-министра, военного министра и министра иностранных дел. 1 июля «Нагорная Армения» приняла название «Республика Армения», ее премьером был объявлен Симон Врацян, а Нжде - военным министром. Однако вскоре советские войска переходят в наступление, и 9 июля Нжде с остатками мятежников уходит в Иран.

Из Ирана он бежит во Францию, из Франции - в Америку. В Америке, не получив поддержки со стороны дашнаков, Нжде возвращается в Париж и, не найдя здесь искомой помощи, в 1924 г. направляется в Болгарию. В Софии он восстанавливает связь с македонцами и с помощью русских белогвардейцев пытается создать военно-террористическую организацию.

Где бы и чем Нжде ни занимался, его деятельность, авантюрная и террористическая,  всегда носила провокационный характер, что доказывает и нижеприведенный документ:

«Совершенно секретно. В ЗАКЧЕКА., г. Тифлис, копия АРМЧЕКА, г. Эривань.

По имеющимся информационным сведениям, из Парижа в Тавриз прибыл бывший начальник одного из дашнакских отрядов Нжде, откуда он через курьеров известил дашнаков Эривани, Тифлиса, Армавира и Ростова-на-Дону о том, что он приступил к организации дашнакских отрядов, которые под видом турок будут нападать на пограничные пункты и селения, в случае успеха или благоприятных условий перейдут границу и даже захватят Эривань. Своими этими действиями они, с одной стороны, будут дискредитировать советское правительство Армении, и с другой - подрывать добрососедские отношения России с Турцией и Персией.

Зам ПП ОГПУ на Ю/В России Фриновский, Зам нач. Восточного отдела. 30-е мая 1924 г., №022062/с Абульян».

В основном Нжде жил в Болгарии, приняв болгарское подданство, но летом 1933 года перебрался в США с целью помочь К.Тандергяну в убийстве турецкого посла Мухтар бея. Еще до приезда Нжде в США там функционировали армянские молодежные организации «Айорди», «Сыновья Армении» и другие.

Однако они действовали разрозненно, что побудило Нжде создать организацию, объединяющую армянскую молодежь диаспоры. Для организации и реализации этой трудной задачи Нжде создал движение «Этновера» (Цегакрон). Организация была призвана преодолеть упаднические настроения, которые царили в душах молодых армян и были следствием пребывания на чужбине. Особо не преуспев в своих планах и разочаровавшийся, Нжде обратил свой блуждающий взор на Германию, где уже вовсю развернулся Гитлер.

Кстати, в гитлеровских архивах сохранилась докладная записка Розенберга, который познакомился с Нжде в 1934 году,  после чего через полгода и была представлена Гитлеру та самая докладная, в которой  путем изучения антропологии армянского народа признавалось «арийское происхождение армян».

Считаю необходимым отметить, что Нжде обратился к Гитлеру  еще до начала Второй мировой войны - в 1934 году! Так сказать, по велению сердца.

В 1941 году в Софии Нжде уже официально связывается с гитлеровскими оккупантами и ведет с ними переговоры о созыве в Берлине конференции дашнаков с целью создания «Армянского освободительного комитета при гитлеровской армии». Эта конференция созывается в апреле 1943 г., делегатами из Болгарии были Нжде и Каро Казаросян, на ней было принято решение начать вербовку добровольцев для борьбы с Советской армией.

По возвращении в Софию из Берлина Нжде во исполнение решения вышеизложенной конференции при поддержке болгарских властей и гестапо занимался активной вербовкой добровольцев, в этих же целях он создал женскую организацию «Милостивый крест».

Установив связи с руководством нацистской Германии, Нжде чаще всего встречается с рейхсминистром Розенбергом, участвует в Кавказском блоке, состоящем из представителей эмигрантских организаций кавказских народов и созданном на платформе поддержки Германии как будущей «освободительницы Кавказа от советского господства».

15 декабря 1942 года Гарегин Нжде становится одним из семи членов созданного немцами Армянского национального совета и заместителем редактора газеты Национального совета «Свободная Армения». Сформированные в Германии армянские военизированные формирования под руководством Дро и Гарегина Нжде прошли обучение у инструкторов СС и принимали активное участие в операциях по оккупации Крымского полуострова и наступлениях на Кавказ.

Нацисты планировали также использовать армянское население в качестве дестабилизирующего фактора в составе Турции и Советского Союза. Поскольку Нжде только об этом и мечтал, то в 1942 году вместе с Дро он участвовал в формировании армянских частей, входящих в состав немецкого вермахта, вербуя для этого пленных красноармейцев-армян.

Уже в 1944 году стало понятно, что Германия проиграет войну. С приближением Советской армии Нжде переходит на нелегальное положение. Некоторое время он скрывается в г. Панагюриц, в доме коровщика Бедикяна, накануне 9 сентября 1944 г. переселяется в Пловдив, где проживает в гостинице «Комерсиал», а затем снова возвращается в Панагюриц к Бедикяну, откуда на автомашине последнего переезжает в Софию. Здесь его арестовывают представители советских властей.

В архивах МНБ Армении, в деле №11278, т.4. сохранилось письмо Нжде, датированное сентябрем 1944 года, то есть написанное сразу после ареста:

«Пришла Советская армия, и произошло то, что я ожидал. Пользуясь нынешней неразберихой, несколько армян как полицейские агенты в сопровождении вооруженной болгарской милиции ходят по домам и ищут меня. Навеки отвратительные рабы,  друзья, родственники — никто не откроет тебе дверь… Забыли, все армяне забыли все, что только благодаря моим усилиям их не постигла участь евреев, и четыре года они все только богатели и богатели. Диаспора, ты еще раз заставила меня пережить горечь стыда. Позор тебе!»

Ну что тут скажешь, расстроился… Нжде действительно неординарный человек, даже по армянским масштабам, — главарь банды, садист, военный преступник, нацист и …писатель. Подражая Гитлеру, возомнив себя «фюрером армянского народа», он оставил целое «наследие» своих посланий юному армянскому поколению, например,  «Народ, исповедующий мужество — истинное арийство», «Наказанное малодушие, трусость, вот два слова, которые характеризуют наше грустное политическое настоящее». 

А рукопись «Мое кредо» (чувствуете аналогию с «Майн капф» Адольфа Гитлера?), где выражена главная мысль Нжде: «Не должно быть ни одного дня без борьбы с турком», настоящий цитатник диктатора, исповедующего сектантскую идеологию, в которой себя, любимого, он ставит в центр Вселенной.

Однако в письмах Нжде к советскому военачальнику Клименту Ворошилову мы читаем: «…вернувшись в свою камеру, я нашел, что мои вещи перенесены на другую койку, стоящую почти у двери, и что матрац заменен пустым мешком. Это было предвестником инквизиции надо мною. Начались пытки самые страшные, которые может выдумать только садистский ум, чтобы было видно, что я не смыкаю глаз: меня лишили права носить чулки и шляпу. У меня была повышенная температура, я просил врача, не вызвали, от предельно нервного напряжения я упал в обморок.  … Я объявляю себя мучеником».

Вот таков Гарегин Нжде, «священный герой» армянского народа. Описывать все похождения и делишки этого «вечного скитальца» не хватит ни терпения, да и бумага покраснеет от стыда. Единственное, что хочется добавить, чтобы в Германии, признавшей, так называемый «армянский геноцид», задумались о друзьях Гитлера, которые искренне и полностью поддерживали гитлеровские идеи, что и доказали оккупацией азербайджанской земли и изощренно жестоким отношением к мирному населению Азербайджана из-за его иной этнической принадлежности.

Национализм и его активизация – это признак упадка нации, кризис ее идеологии, регресс. Мононационализм - это трагедия для любого народа, которая сказывается на его дальнейшем развитии как нации, на формировании его государственности. А в Армении, где практика подтвердила научную теорию, данный фактор привел к реальной деградации армянской государственности, потере суверенитета.

Победивший в Армении национализм, как гангрена, разъел и превратил страну в маленькую географическую точку, из которой, как из опасной зоны, по всему миру разбегается ее собственный народ, забыв и о национальной гордости, и о любви к родному отечеству, и о национальном достоинстве, и о вере в своего армянского Бога.

Татьяна Чаладзе,

заслуженный журналист Азербайджанской Республики

50 669

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены