1news.az

Ближний Восток на грани катастрофы: чем грозит Азербайджану американо-иранское противостояние?

15 Мая, 2019 в 14:10 ~ 12 минут на чтение 14314
Ближний Восток на грани катастрофы: чем грозит Азербайджану американо-иранское противостояние?

Новый виток американо-иранской конфронтации, сжавшись почти до предела, в любой момент может прорваться новой войной в ближневосточном регионе.

Последние шаги Вашингтона под традиционный для сторон «обмен любезностями» с Тегераном делают такую угрозу довольно ощутимой. 5 мая США объявили об отправке ударной группы ВМС во главе с авианосцем USS Abraham Lincoln и тактической группы бомбардировщиков в зону оперативной ответственности Центрального командования ВС США (CENTCOM), куда входит Ближний Восток.

Еще раньше, 8 апреля президент Трамп внес в свой список «иностранных террористических организаций» Корпус стражей исламской революции, назвав его «активным участником» политики иранского режима - «спонсора терроризма». По сути, это беспрецедентный шаг, поскольку никогда до этого США не объявляли «террористической организацией» государственную структуру зарубежной страны.

Трамп пообещал Ирану «тяжелые последствия» в случае «необдуманных шагов против США». «Если что-то произойдет, то это будет большой ошибкой со стороны Ирана. Они не будут рады, если предпримут какие-либо необдуманные шаги. Им известно, что я имею в виду», - сказал глава Белого дома.

Тегеран в долгу не остался - внеся CENTCOM в собственный список «террористических организаций» и назвав передвижения американского флота «психологической войной», он пригрозил ответными ударами по целям США на Ближнем Востоке и перекрытием Ормузского пролива – стратегической артерии в зоне Персидского залива. «Иран готов ответить Америке на любые силовые действия. Это будет удар в голову», - заявил командующий Корпусом стражей исламской революции, генерал Хосейн Салами.

Решится ли Вашингтон на военное решение конфликта с Ираном, поддержит ли его Европа, с какими рисками может столкнуться регион в целом и Азербайджан в частности, и можно ли избежать кровопролития? В интервью 1news.az ситуацию анализирует известный азербайджанский политолог, профессор Западно-Каспийского университета, специалист  по Ближнему Востоку Фикрет Садыхов.

- Думаю, Соединенным Штатам все-таки очень сложно будет «прижать к ногтю» Иран, даже при всей его уязвимости и «армады санкций». В истории уже были такие попытки со стороны США - в частности, после революции 1979 года - но им это не удавалось сделать. Если говорить о США, то практика показывает, что они, при всей спонтанности и импульсивности принятия решений в отношении той или иной страны, иногда играют роль «бумажного тигра», как говорил Мао Цзедун. То есть, Америка  больше пугает и создает угрозу в том или ином регионе, но дальше этого ничего не заходит.

Мы можем вспомнить, как такую же армаду военных кораблей США недавно отправляли и к Южной Корее - «для защиты от угроз КНДР». А в конечном итоге Вашингтон все же пошел навстречу Северной Корее, и Трамп встретился с Ким Чен Ыном.

Я не утверждаю, что ситуация с Ираном полностью аналогичная, но схожесть в ряде случаев имеется. Все-таки Соединенные Штаты должны понимать, что хотя они и великая держава, но ввязавшись в военный конфликт с Ираном, тоже могут понести немалые потери. Так просто «загнать его в угол» не получится.

Все же, я думаю, то, что сегодня имеет место – это бряцание оружием. И, к большому сожалению, все это происходит недалеко от границ Азербайджана. Конечно, мы в этом вопросе всегда занимали достаточно принципиальную позицию – мы не станем плацдармом для нападения на ту или иную соседнюю страну, не будем ввязываться в кровавые конфликты на границах у своего государства – нам достаточно одного конфликта. Конечно же, в случае горячей фазы в Азербайджан может хлынуть волна  беженцев. Но очень хотелось бы надеяться и верить, что все-таки до такой пиковой ситуации - вооруженного столкновения, сложившаяся конфликтная ситуация не дойдет. Хотя давление на Иран, несомненно, продолжаться будет.

Здесь важно учитывать еще одно обстоятельство. Это один из немногих случаев, когда Соединенные Штаты действуют в одиночестве, не создавая коалицию. Европейские страны не одобряют действия Вашингтона, и уже заявили, что выходить из соглашения с Ираном по его ядерной программе не собираются.

Из Брюсселя тоже раздаются неодобрительные голоса в отношении действий, направленных против Ирана. То есть, это как раз тот самый случай, когда между западными государствами имеются определенные различия в подходах.

Но, несомненно, санкции, наложенные на Иран в связи с вывозом нефти, могут привести к очень напряженной ситуации в регионе Персидского залива.

- Как вы думаете, чего именно добиваются США, накаляя ситуацию?

- Практика последних событий показывает, что очень многое делается в угоду Израилю. Если помните, Трамп признал Иерусалим столицей Израиля, что вызвало очень серьезное негодования в исламском мире. В Стамбуле был созван чрезвычайный Саммит ОИС по вопросу Иерусалима, в котором принял участие и наш Президент.  

Потом США заявили, что Голанские высоты –  территория Сирии, находящаяся под израильской оккупацией - принадлежат Израилю. То есть, насколько я понимаю, США очень многое делают в угоду Государству Израиль.

Более того, тут дело может, не только в создании ядерного оружия, а в политике Ирана, которая раздражает США – это иранское присутствие в Сирии, откровенная защита Тегераном правительства Асада, военизированные бригады «Хезболла» в других ближневосточных государствах (в Ливане, Ираке и т.д.), опасность укрепления Сирии и сближение с шиитским Ираком (Иран и Ирак в последнее время сотрудничают на основе единых религиозных взглядов, их же, кстати, придерживается и Сирия) и т.п.

И я не исключаю, что американцы хотели бы разбить этот альянс, ослабить его, вызвать определенную панику в Иране и попытаться, воспользовавшись этим, сделать все необходимое, чтобы Иран перестал вмешиваться в дела соседних стран – Сирии и Ирака.

Объявление США иранского Корпуса стражей исламской революции «террористической организацией» тоже неслучайно. Потому что эта структура является основным военным ядром Ирана, и представляет собой не только военную силу, - стражи контролируют и энергетические источники, и многие другие экономические позиции страны.

Вот, собственно говоря, комплекс вопросов, который, как мне кажется, и повлиял на действия Вашингтона в регионе Персидского залива.

- Если теоретически предположить, что США все-таки нанесут удар по Ирану, какими могут быть его ответные действия?

- Конечно, трудно спрогнозировать шаги официального Тегерана, но то, что он не оставит удар без ответа – однозначно. Не знаю, в какой форме этот ответ может проявиться, потому что, скажем откровенно, силы неравные, но в любом случае, какие-то точечные удары Иран нанести может. В том числе по военной армаде, которая сконцентрировалась в Персидском заливе, и что тоже вполне возможно, в виде каких-то актов возмездия на территории самих США. 

Кстати, Тегеран уже заявил о том что, американский авианосец в Персидском заливе является сегодня главной мишенью для Ирана. А это - заявление не случайное. Значит, они уже нацелены на какие-то ответные действия в отношении американского военного присутствия в Заливе.

Не будем исключать и роль во всем этом России - на сегодняшний день достаточно близкого союзника и партнера Ирана. Многие позиции по вопросам Ближнего Востока, Персидского залива, у них совпадают. Поэтому я думаю, что коль скоро Россия идет на помощь далекой Венесуэле, то здесь она тоже не останется в стороне и предпримет меры для защиты интересов Ирана.

- То есть, может стать своего рода сдерживающим фактором?

- В определенном смысле, да, она может стать сдерживающим фактором, и помимо посреднической роли, сыграть и роль активного защитника интересов Ирана в этом регионе.

- Как вы считаете, несет ли сложившаяся ситуация какие-то риски для Азербайджана, в гуманитарном плане или для инфраструктурных проектов страны?

- Понимаете, если речь идет о трансрегиональных проектах, которые проходят по территории Азербайджана, то не все они подвергаются риску. Но проекты, которые связаны с Ираном и проходят по его территории, в частности, транспортные, - их деятельность, конечно, может остановиться, потому что в случае военных действий, исключение из них Ирана неизбежно.

Думаю, нам надо быть реалистами и трезво оценивать ситуацию.  Если Иран втянется в большую войну, то понятное дело, ему крайне сложно будет участвовать в этих проектах.  И в этом плане определенные проблемы возникнуть могут.

Но опять же, это может произойти уже в случае активных военных действий на территории самого Ирана. Но если в Вашингтоне, в Белом доме есть хоть капля здравомыслия, они не должны идти на такое открытое столкновение.

Конечно, очень не хочется верить в военный сценарий, но присутствие у берегов Ирана такого мощного военного потенциала, очень опасно, я бы даже сказал взрывоопасно. И все же этот фактор пока еще можно расценивать как демонстрацию силы, угрозу ее применения, а не прямой конфликт с этим государством.

- Как шаги может предпринять Азербайджан, чтобы максимально обезопасить свои границы?

- Конечно, мы должны еще больше укрепить свои границы с Ираном. Нам небезразлично то, что там будет происходить. С учетом того, что на иранской территории проживают миллионы наших соотечественников, возможен наплыв беженцев и, конечно, если Азербайджан сможет принять какое-то их количество, - надо создать для них какие-то условия.

Но повторяю – все это уже в том случае, если война будет идти на территории самого Ирана. Я думаю, до войны в таком «сухопутном формате» дело не дойдет, потому что сейчас многое решает ракетная техника, удары с воздуха и поражение целей на большом расстоянии – как это происходило, скажем, в той же Сирии. Но при любом раскладе, все это создает чрезвычайно напряженную ситуацию в регионе. И конечно, в свете этого мы должны быть готовы к максимальному укреплению своих границ.

В то же время, если стороны обратятся к нам, Азербайджан может выступить посредником в возможных переговорах в урегулировании этого конфликта. Потому что мы не только соседнее с Ираном государство, но и страна, которая имеет партнерские взаимоотношения с США. Поэтому при желании сторон, мы можем исполнить роль посредника в решении американо-иранского конфликта.

Окончательного урегулирования вряд ли легко можно достичь, но вот эту пиковую, напряженную фазу конфликтной ситуации в какой-то степени ослабить и погасить разумными договоренностями можно.

- Тем более что Баку неоднократно предоставлял площадку для переговоров сторон, находящихся в конфронтационных отношениях.

- Несомненно. У нас не раз проходили такие встречи. Баку в принципе считается безопасным местом, где можно встречаться оппонентам, политикам, государственным деятелям, военнослужащим высокого ранга. Поэтому если к нам поступит обращение по вопросу проведения такой встречи, то мне кажется, мы, имея достаточный опыт, знания в этой сфере, а также в целом зная специфику этого региона, конечно, могли бы ее организовать.

- То есть, по-вашему, миротворчество Баку может стать хорошей возможностью не допустить того, чтобы конфликт перешел в горячую фазу?

- Конечно, это может предотвратить накал ситуации, доведение ее до кровопролития, до гибели ни в чем неповинных людей.

Ф.Багирова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net