1news.az

Гюльмира Рзаева: О «закате» нефтяной эры в Азербайджане говорить еще очень рано

8 Сентября в 16:01 ~ 8 минут на чтение 13225
Гюльмира Рзаева: О «закате» нефтяной эры в Азербайджане говорить еще очень рано

На следующей неделе, в преддверии празднования Дня нефтяника в Баку будет подписан контракт о продолжении освоения ключевого блока месторождений Азербайджана – «Азери-Чираг-Гюнешли» (АЧГ) до 2050 года – новый важный этап успешной нефтяной истории страны.

Этой важной теме, а также вопросам добычи и экспорта газа, освоения Каспия, посвящено интервью 1news.az  с главным научным сотрудником по энергетическим вопросам Центра стратегических исследований при Президенте Азербайджана, экспертом Глобального газового центра Всемирного энергетического совета и  экспертом Оксфордского института энергетических исследований Гюльмирой Рзаевой.

- В Азербайджане в 2017 году наблюдается снижение добычи нефти (как по договоренности с ОПЕК, так и по естественным причинам). Пик был в 2010 году (51 млн т). Может ли предстоящая доразработка АЧГ переломить ситуацию? Какой, по-Вашему, будет средний объем добычи нефти в стране в ближайшие 5-10 лет?

- Как вы верно заметили, пик добычи на месторождении АЧГ и следовательно по всей стране был в 2010 году и с тех пор мы наблюдаем медленный спад (на 0,2-0,3 млн т в год). На месторождении АЧГ, где добывается примерно 70% общего объема нефти в стране, естественный спад с 2010 года происходит по геологическим причинам, а именно из-за повышения водозабора в скважинах и низкой производительности на новых скважинах.

Несомненно, что принятое решение о продлении контракта по АЧГ до 2050 года предусматривает не только поддержку добычи нефти на стабильном уровне, но и увеличение добычи на несколько десятилетий вперед. Да, эта задача не из простых, т.к. на АЧГ остались трудноизвлекаемые запасы. Но есть огромный потенциал для увеличения добычи.

Объем извлекаемых запасов на АЧГ превышает 1 млрд тонн нефти (геологические – более 2 млрд тонн), а пока добыто лишь более 400 млн тонн нефти. Продление контракта по АЧГ с мировыми нефтяными компаниями говорит о том, что эти компании увеличат инвестиции в месторождение, привлекут новейшую технологию и ноу-хау и пробурят новые скважины. 

-  Кроме АЧГ, какие еще месторождения перспективны по добыче нефти? 

- Это могут быть месторождения, находящиеся на балансе SOCAR (ее портфель добычи в стране - около 20% от общей добычи): «Нефтяные Камни», мелководная часть месторождения «Гюнешли», «Булла-дениз», «Западный Абшерон» и т.д. SOCAR реализует программу по стабилизации и увеличению добычи нефти, для чего бурит скважины на оншорных и морских месторождениях в Азербайджане. 

Также в расчет надо брать конденсат с газовых месторождений (его доля - около 9-10% по всей стране). В частности, с началом запуска второй фазы освоения месторождения Шах-Дениз (начало 2018 года) добыча конденсата с этого месторождения увеличится с 55 тыс. баррелей в сутки до 120 тыс. баррелей в сутки.

Все вышеперечисленное дает основания полагать, что о «закате» нефтяной эры в Азербайджане говорить еще очень рано. 

В Азербайджане за последние 10 лет открыто много газовых месторождений. Можно ли уже сейчас понять, на какие годы придется пик добычи газа в стране и как долго он продлится? 

- Согласно нашим независимым подсчетам, пик добычи газа в стране придется на первую половину 2030-х годов. К этому времени, помимо таких месторождений, как «Абшерон», «Умид-Бабек», проекта освоения глубокозалегающего газа с АЧГ,  вполне возможно будут полностью разведаны и освоены уже такие структуры, как «Зафар-Машал», «Шафаг-Асиман», «Карабах»  и др. (но инвестиционные решения по ним будут зависеть от рыночной конъюнктуры).  

- Пока самое крупное газовое открытие Азербайджана – месторождение Шах-Дениз. Сейчас идет успешная работа по второй стадии освоения этого месторождения, но уже ведутся разговоры о Шах-Дениз-3. Когда можно ожидать старта Шах-Дениз-3, какие объемы газа ожидаются по этому этапу и примет ли рынок их? 

- На данном этапе очень сложно говорить о конкретных сроках возможного старта добычи с Шах-Дениз-3. Надо учитывать, что этот газ, в основном, предназначен для экспорта, а сейчас рыночная конъюнктура для разработки дорогостоящих Upsteam-проектов не самая благоприятная. В 2017 году цены на газ в Турции и в Европе низки. Кроме того, в Турции потребность в газе пока падает (в 2017 году 47 млрд кубометров, как и в 2016 году), а в средне- и долгосрочной перспективе будет расти медленными темпами. 

В последние два года спрос на газ в Европе вышел на рост (на 4-6% в год), т.к. добыча газа в Европе падает, а значит, растет его импорт.

Надо учитывать и то, что у РФ есть потенциал добычи лишних 100 млд куб. метров газа, который будет нацелен на турецкий и европейский рынки по сравнительно дешевой цене (в случае, если «Газпрому» удастся увеличить рыночную нишу на этих рынках). Ситуацию может усугубить сжиженный газ с новых источников – США, Австралии и т.д., который пока не может конкурировать с традиционными поставщиками в цене.

Поэтому мои предположения такие: ожидать старта Шах-Дениз-3 можно будет не раньше второй половины 2020-х гг.  

 - В связи с новыми санкциями США против РФ и Ирана, не будет ли их влияния на Шах-Дениз-2, т.к. участниками проекта Шах-Дениз являются российская и иранская компании? 

- Нет, не будет. Принятый закон о санкциях касается лиц или компаний, которые имеют контрольную или неконтрольную долю участия в размере 33% или выше в тех проектах, по которым осуществляется экспорт или реэкспорт любых товаров, услуг или технологий в поддержку разведки или добычи глубоководных месторождений.

Поскольку доля ЛУКойла в проекте Шах-Дениз составляет 10%, то этот проект не попадает под санкции. Подчеркну, что когда более строгая версия этого законопроекта была впервые принята Сенатом США, Европейская комиссия призвала Вашингтон свести к минимуму непреднамеренные односторонние последствия санкций на энергетическую безопасность Европейского Союза. Кроме того, Брюссель обдумывал возможность принятия своего закона, чтобы ограничить юридические последствия действий США. Но до этого дело не дошло.  

Как Вы оцениваете ситуацию с газификацией Азербайджана? Когда можно будет говорить о том, что страна полностью обеспечена газом? 

- Уровень газификации по всей стране составляет примерно 85-94%, в Баку - 99,5%. Это хорошие показатели. В этом вопросе есть места для улучшения ситуации, и в этом направлении SOCAR по поручению Президента Азербайджана ведет необходимые работы. 

Как Вы оцениваете реализацию проекта «Южного газового коридора» (ЮГК)? Не может ли противостояние ему в Италии (участокTrans Adriatic Pipeline - TAP) повлиять на сроки осуществления проекта? 

- Если противостояние в Италии будет продолжаться, то это может повлиять на сроки запуска TAP. Правительство Италии и Европейский Союз должны решить этот вопрос. И на Италию здесь выпадает большая ответственность. Но, учитывая важность этого проекта для Европы и всех участников, думаю, проблема решится своевременно и опозданий не будет.

Сможет ли Азербайджан конкурировать на европейском рынке с другими поставщиками газа, в частности, с США?

- Если речь идет о 10 млрд кубометров в год с месторождения Шах-Дениз- 2, то тут о конкуренции говорить не приходится, т.к.эти объемы уже проданы европейским покупателям на 25 лет вперед и консорциум  «Шах-Дениз» обеспечил свою долю на рынке на более чем два десятилетия.

Что касается сжиженного газа из США, то он пока не может конкурировать с трубопроводным газом в цене, особенно в юго-восточной части Европы, где нет соответствующей инфраструктуры для принятия этого вида газа. А для инвестирования и строительства регазификационных терминалов (СПГ-терминалы) в регионе, скажем в Греции, стоимость СПГ на рынке должна быть экономически эффективной для инвестиций. Однако эта ситуация (конкуренция трубопроводного и сжиженного газа) может измениться в средне- и долгосрочной перспективе. 

- Верите ли Вы в то, что страны Каспийского бассейна могут совместно осваивать углеводородные ресурсы этого водоема на фоне разногласий по статусу Каспия? 

- Верю. Это будет зависеть от политических отношений этих стран, общей политической конъюнктуры в Каспийском регионе и, конечно же, от рыночных и контрактных условий.  

Политические отношения Азербайджана со всеми прикаспийскими странами, в том числе с Туркменистаном и Ираном, находятся на высоком уровне. Поэтому, думаю, что если условия рынка позволят, то в будущем вполне возможно совместное освоение, например, таких месторождений, как «Кяпяз» и «Араз-Алов-Шарг». 

Лада Евграшина

13 225

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net