1news.az

ФОРМУЛА УСПЕХА. Исрафил Ашурлы: «Тогда я и не знал, что получу уникальный шанс взойти на Эверест и поднять там флаг Азербайджана…»

25 Января, 2013 в 12:44 ~ 16 минут на чтение 11586
ФОРМУЛА УСПЕХА. Исрафил Ашурлы: «Тогда я и не знал, что получу уникальный шанс взойти на Эверест и поднять там флаг Азербайджана…»

Интервью с бизнесменом, президентом Федерации Альпинизма Азербайджана Исрафилом Ашурлы.

Исрафил Ашурлы – спортсмен, бизнесмен, семьянин и просто настоящий мужчина полностью соответствовал образу, который я создала в своем воображении, идя на встречу с президентом Федерации Альпинизма. О том, как удается ему сочетать в себе сразу несколько столь важных ипостасей, в нашем интервью с Исрафилом , в котором он раскроет нам свою «Формулу Успеха».

- Исрафил муаллим, простите за вопрос, но мужчине его задать можно.  Сколько Вам лет?

- Хороший вопрос, я все время забываю о возрасте (смеется).  Мне 44 года.

- Сейчас Вы профессионально занимаетесь альпинизмом. А кем хотели стать в детстве?

- У меня было огромное желание стать астрономом, я даже собирался поступать на физический факультет МГУ. Но, к сожалению, эту свою мечту я не осуществил. Хотя может, и к счастью. Как бы то ни было, поступил я в «Азинефтехим», на энергетический факультет, став в итоге еще одним представителем семейной династии энергетиков. К слову, поступал я без особого энтузиазма, поскольку мечтал на тот момент совсем о другом. Но зато учиться стал с удовольствием, потому что меня весьма привлекла идея об альтернативных источниках энергии и всего, что с ней связано. Отучившись два года, я ушел в армию – служил в Прибалтике, в ВДВ.

- Ого! Значит, Вы с ранней молодости – в хорошей физической форме?

- Смотря, что Вы называете ранней молодостью (смеется). В школе, к примеру, я не «дружил» с физкультурой. Но зато дружил с учителем – Рустамом Рустамовичем Шанаевым, который, я считаю, был отличным педагогом. Потому что сумел расположить меня – в то время ребенка, совершенно апатично относящегося к физической культуре, - к тому, чтобы я начал активно заниматься спортом.

Поэтому ближе к окончанию школы я был уже действительно в неплохой форме. Ко всему прочему, я начал посещать кружок ДОСААФ, и до армии даже успел совершить несколько прыжков с парашютом. К слову, в то время – как и сегодня – служить в армии считалось почетным и достойным делом, поэтому у меня была достаточно сильная мотивация держать себя в форме.

Ну, а пока я был в армии, в стране – тогда еще СССР– успели произойти глобальные  перемены. Вернувшись в институт, я, как и многие мои сверстники, понял, что просто сидеть в аудиториях, когда за окном происходят важные,  исторические по сути,  события – невозможно. Поэтому до 1995 года я из института просто ушел, пытаясь найти себя в других сферах. Когда в 1997 году я все же закончил АЗИ, я уже четко осознавал, что в условиях изменившегося мира вообще и экономической ситуации в частности  диплом энергетика – увы! – ощутимого дохода мне не принесет. А зарабатывать было необходимо.

- И тогда Вы решили заняться бизнесом?

- Честно говоря, не понимаю, как можно было не принять такое решение в то время: очень многое тогда стало доступным, а достичь каких-то высот (несмотря на сложную ситуацию) – легче. Такой вот парадокс: кто успел, как говорится, тот и «поймал волну».  Важно ведь в любом негативе суметь увидеть хотя бы маленький позитив. Я его увидел в возможности работать на себя, и стал искать себя в различных направлениях. На тот момент мне было всего 23 года.

- На чем остановились тогда?

- Я тогда впервые увидел мобильный телефон...  Правда, сегодня достаточно сложно представить, что еще 15 лет назад сотовые телефоны выглядели достаточно громоздко – трубка плюс чемоданчик, - но и стоили неимоверных денег. Я уже не говорю о стоимости связи. Мне, как человеку, которому было интересно все, что связано с инженерным бизнесом, развитие телекоммуникационных связей показалось чрезвычайно интересным. И я решил построить бизнес, связанный с высокими технологиями и инжиниринговыми услугами.

Была создана телекоммуникационная компания Insol, которая со временем превратилась в холдинг с офисами в восьми странах мира.  Название компании «не на слуху» у широкой публики потому, что не продаем, допустим, мобильные телефоны и не являемся операторами. Мы находимся в невидимой глазу зоне проектируя и строя линии связи, продвигая различные интеграционные сервисы и решения.

- Однако! Вы интересный человек. Но возник вопрос: человек, который с детства увлекается астрономией, обычно бывает…

- «Ботаником»?

- Нет, что Вы, ни в коем случае. Думаю, скорее, романтиком. Это объясняет Ваш приход в альпинизм, как мне кажется. Но в то же время, Вы сочетаете в себе и прагматизм в том числе… Или я ошибаюсь?

- Насчет романтика Вы правы. Что касается того, почему я пришел в альпинизм… Это был вопрос, с одной стороны, выбора, с другой – предопределения.

- То есть, Вы – не фаталист?

- Возможно самую чуточку фаталист. Поясню: да, нам дается право выбора. Но в каждом из выбранных вариантов – своя предопределенность. Любое наше решение влечет за собой цепочку определенных событий, которые уже действительно должны были следовать друг за другом. Видимо, есть какие-то «точки невозврата», где мы принимаем решения. Сами. А дальше нас уже «ведут».

- А в параллельные миры Вы верите? Ученые, говорят, недавно подтвердили их реальность. Как бы это странно ни звучало.

- Нет, не верю. Я живу в этом мире, и верю в то, что могу видеть, осязать, слышать.

- Мобильную связь тоже не видно. Тем не менее, она существует.

- Зато мобильная связь ощутима.

- Ну, хорошо. А неужели у Вас, романтика, ни разу не было вот этого ощущения «попадания» в параллельный мир?

- Это было, и это есть. Потому что для меня такой мир – горы. Кстати, в том, что я стал альпинистом, как раз была предопределенность.

Как я уже сказал, в молодости у меня была масса увлечений, ни одно из которых даже близко не было хоть как-то связано с альпинизмом. Я и альпинистов на тот момент видел всего лишь раз в жизни: в детстве, будучи еще мальчиком, когда отдыхал на даче в Нардаране. Там возле Амбуранского маяка есть прекрасный скальный массив, и мы часто с друзьями наблюдали, как туда приезжали странные люди в белых касках, и пытались лазать по этим скалам. Хотя это были скалолазы, а не альпинисты. 

- А в чем разница между ними?

- Одно является составляющей частью другого.  Дело в том, что альпинизм – это больше, чем спорт. Это даже больше, чем стиль жизни и философия. Ни один человек не сможет Вам однозначно ответить вопрос о том, почему и зачем люди ходят в горы, рискуют жизнью и покоряют вершины. Думаю, что лучше всех ответил на него Джордж Мэллори  – легендарный английский альпинист. На вопрос «почему вы ходите в горы» он отвечал: «потому, что они есть».

- Все гениальное – просто?

- Это сакраментальный ответ. И очень точный. Поэтому если вам будут рассказывать долго и красочно о какой-то зависимости, об особом духе… это все не совсем искренне, потому что это штампы.

Ну а если говорить о разнице и прочем, то альпинизм стал донором для различных прикладных дисциплин, которые зачастую не всегда связаны с непосредственным покорением вершины (ледолазание, скалолазание, горный туризм, спортивное лазание, ски-альпинизм и т.п.)

- Так как же Вы оказались в числе тех, кто понимает, зачем люди идут в горы?

- Мой друг как-то показал мне журнал «ГЕО» со статьей о трагедии на Эвересте. Там рассказывалось о гибели участников коммерческой экспедиции, отправившейся покорять вершину. Помню, что я тогда сразу с уверенностью подумал, что это – не для меня, хотя друг убеждал меня заняться этим видом спорта.

Спустя два года мне предложили путешествие в Индию… в компании альпинистов. У меня в памяти мгновенно всплыл тот самый номер “ГЕО” и я не минуты не колеблясь согласился и  впервые поехал в горы. Из Калькутты мы направились в сторону границы с Непалом. Там, пройдя через джунгли, мы вышли к нашей цели – перевалу Гоча-Ла высотой около 5 тысяч метров над уровнем моря. Взойдя на него, мы увидели перед собой невероятную по размерам гору. Это была Канченджанга, третья по высоте вершина мира, «Сокровищница пяти великих снегов». Глядя на нее тогда и слушая рассказы альпинистов о истории ее покорения, я и в страшном сне не мог представить, что через 11 лет буду стоять на вершине этой горы и всматриваться куда-то вниз, пытаясь найти место, откуда впервые увидел эту  гору...

Как не знал и о том, что в 2007 году я получу уникальный шанс взойти на величайшую вершину планеты и поднять там флаг Азербайджана. А это все – я уверен – в тот момент уже было предопределено.

- Неужели даже предчувствия никакого не было?

- Нет. Я не особенно доверяю предчувствиям. Просто стараюсь все планировать. Тем более, на сегодняшний день у меня уже есть определенный опыт – как удачных, так и неудачных экспедиций.

- А что Вы называете «неудачными» экспедициями?

- Это когда возвращаешься «без вершины» - по разным причинам. Это могу быть плохие погодные условия, внезапное ухудшение самочувствия, невозможность прохождения маршрута…  Хороший альпинист – вовсе не тот, кто в любых условиях заходит на вершину, напротив – это тот, кто умеет вовремя остановиться и вернуться назад.

- Вы пришли к этому определению эмпирическим путем?

- Я никогда не говорил про себя, что я «хороший альпинист».

- Но почему?

- Потому что были и есть альпинисты, гораздо лучше и сильнее  меня.

- Что Вы вкладываете в понятие «лучше» и «сильнее»?

- То, что несмотря на определенный уровень мастерства, которого я достиг на сегодняшний день, есть те, кто достиг большего. Хотя бы по причине того, что занимается этим дольше. Меня на сегодняшний день мой уровень вполне устраивает, но устраивает лишь потому, что я постоянно работаю над его повышением.

В горах помогают три вещи: сила тела, техника и сила духа. Если нет первого – ты просто не выдержишь нагрузки. Если нет второго – можно угробить не только себя, но и тех, кто рядом. И, наконец, без третьего не важно ни первое ни второе, ибо если нет силы духа – ничто не поможет. 

- Выходит, Высоцкий в своей знаменитой «Песне о Друге» был прав?

- Высоцкий поразительным образом сумел прочувствовать дух гор, хотя успел побывать там всего раза три. Безусловно, он был прав на 100%.

- Исрафил муаллим, как Вам удается совмещать альпинизм, бизнес, семью?

- На самом деле самым важным из перечисленного для меня является моя семья. Я ведь не так давно женился – в 2007 году. Это был удивительный для меня Год Двух Важных побед: в мае я поднялся на Эверест, а в декабре – создал семью.

Что удивительно – я сначала познакомился и подружился с отцом моей нынешней супруги. Причем, совершенно случайно.

- А случайностей, как известно, не бывает.

- Да, это точно. Во всем есть некая Высшая Логика. Так или иначе, я благодарен судьбе за то, что в моем случае ее логика вполне меня устраивает (Смеется).

- Вы живете в Москве или все же здесь, в Баку?

- Я хотел бы пояснить, причем, всем – особенно тем, кто часто упрекает меня в том, что я в свое время уехал из страны, - что я никуда не уезжал. Я работал в России давно.

Но я – азербайджанец, и гражданин Азербайджана.

Знаете, я благодарен судьбе еще и за то, что мне пришлось уехать в тот период. Потому что если бы я остался здесь, в Баку, я бы никогда не попал в горы… Горы меня очень многому научили, и именно им я обязан, что стал тем, кем стал. Они вывели меня на иной структурный уровень, научили меня иному взгляду на мир, жизнь, чувству ответственности…  И еще очень многому, о чем я пока не готов говорить – это слишком личное… Могу лишь сказать, повторив слова одного из моих учителей что: «альпинизм – это инъекция мужества для целой нации».

- Исрафил муаллим, возможно, у Вас есть какая-то своя формула успеха?

- Она проста: надо четко понять и поверить в то, что возможно все. Абсолютно все. Если очень хотеть и идти к своей цели. Понимаете, у каждого человека ведь свой Эверест. Необязательно идти в горы, чтобы научиться делать над собой усилия, стараться стать лучше.

Я полагаю, что есть здоровые амбиции, которые необходимы, плюс очень важен настрой, мотивация.  Всегда надо убеждать себя самое в том, что вы все сможете. Да, конечно, оценивать свои слабые и сильные стороны трезво нужно, но без веры в себя никто ничего не добивался. Никогда.

- Ну, говорят ведь еще, что есть «везунчики».

- Вы знаете таких лично? Вот «просто везунчиков»? Я – нет.  Я не понимаю сути выражения «просто повезло», потому что так не бывает. Всегда есть причина того, почему везет одному и не везет другому. Выше я ее озвучил.

Есть шаг, который в определенные моменты сделать необходимо. Сложно, но необходимо. И уже потом становится легче идти.

- Жаль, что подобные советы не находят отклика у всех читателей. Многие, как правило, не верят.

- Я не просто «вещаю», я говорю, опираясь на собственный опыт. Я начинал в Москве работать  в самое сложное время, без всякой «спины» или поддержки. С нуля. У меня было лишь огромное желание что-то сделать и вера в себя.

- То есть, все зависит от самого человека.

- Да. Единственный раз в моей жизни, когда я не пошел до конца, был, когда я отказался поступать в МГУ. Но, как потом стало понятно, в этом тоже была некая логика.

- К чему Вы стремитесь сегодня? К каким новым вершинам и свершениям?

- У меня есть мечта взойти на К-2  (Чогори - вторая вершина в мире - 8611м), расположенную в Пакистане. Возможно, что после этого я уже  больше не буду ходить длительные экспедиции, потому что два месяца без семьи – это слишком для меня. Я очень скучаю по супруге и сыну.

- Мы желаем Вам успешного покорения новых вершин!

Натали Александрова

Фото: Лала Гулиева

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Формула успеха

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net