1news.az

Чинара Ализаде: «В Большом театре нет «маленьких, незначительных» партий» - ФОТО

20 Мая, 2014 в 17:08 ~ 12 минут на чтение 4230
Чинара Ализаде: «В Большом театре нет «маленьких, незначительных» партий» - ФОТО

БАКУ, 20 мая – 1NEWS.AZ  

Солистка Большого театра России Чинара Ализаде и Карим Абдуллин исполнили в Баку главные партии в балете «Жизель».

Свой 27- й день рождения - пятницу, 16 мая - солистка Большого театра России, заслуженная артистка Азербайджана Чинара Ализаде провела так, как проводит свои обычные трудовые будни. В субботу ей вместе с  партнером, солистом Большого театра Каримом Абдуллиным предстояло  исполнить главные партии в спектакле Азербайджанского государственного театра оперы и балета  «Жизель», а значит, накануне принять участие в полной оркестровой репетиции непосредственно на сцене.  До праздника ли, если даже сотни раз исполнявшиеся ими в других театрах мира партии  следует снова и снова «пройти» по шажку, чтобы органично вписаться в  классическую версию конкретно этой постановки, которая  и при каноническом «тексте» «движенчески» и психологически в каждом театре  имеет свои, подчас лишь самим исполнителям видные особенности.

В полумраке огромного, абсолютно пустого зала,  этого помпезного  храма высокого искусства, из которого мне позволено наблюдать, как на слабо освещенной в такие часы сцене священнодействуют служители музы танца Терпсихоры,  так и хочется впитать смысл слов, которыми обмениваются  участники  репетиции. Как согласуют какие-то нюансы с репетитором, народной артисткой Азербайджана Мединой Алиевой,  с художественным руководителем оркестра Джаванширом Джафаровым. Вежливо, но настойчиво просит он своих подопечных  повторить отрывок от такой-то  цифры  «поживее», а от другой – наоборот – более протяженно, чтобы по просьбе балерины они с партнером могли задержаться в какой-то позе или успеть «в музыку» обыграть ту или иную танцевальную фразу. Как снова и снова «проходят» одни и те же отрывки, добиваясь  нужного им результата… А какой он, нужный результат?

Уже не только профессионалы убедились, что «Жизель», красивый и чувственный  романтический спектакль, -  сложное для танцовщиков произведение. Его основой послужила старинная славянская легенда, записанная Генрихом Гейне в его книге «О Германии», о виллисах - погибших от несчастной любви девушках, которые, превратившись в волшебных существ, до смерти затанцовывают встречающихся им по ночам молодых людей, мстя им за свою погубленную жизнь. А состоявшаяся  в Парижской Опере 28 июня  1841 года премьера «Жизели»,  поставленной Жаном Коралли, Жюлем Перро (впоследствии над ней поработал и Мариус Петипа) -  изысканная, эмоциональная  и виртуозная  хореография на музыку  французского композитора Адольфа Адана по либретто Анри де Сен-Жоржа, Теофиля Готье и Жана  Коралли, только на вид кажется неторопливой  и непритязательной. Не даром же она,  всегда позволявшая лучшим танцовщикам своего времени блеснуть мастерством, волновавшим самую искушенную публику с изысканным вкусом, сразу стала потрясающе популярной не только у зрителей, но и у всех выдающихся балерин и танцовщиков.

Давно уже никто не удивляется, что, отправляясь в театр, чтобы с огромным интересом смотреть, как артисты балета в невесомых белых пачках водят призрачные хороводы  в романтической драме, нынешние зрители  наперед знают судьбу героев. Что вновь и вновь  идут, чтобы  увидеть, как эту сказку буквально выпевают все новые и новые исполнители, волнуя нас талантом и мастерством самоотдачи, выражая  и содержание,  и мысль, и  идею только   средствами пластики, танца и музыки чувств?                                                                 

Да, здесь практически изначально главное  в мастерстве исполнения и  нашем душевном отклике на него. В неизбывной нашей  потребности принять все происходящее близко к сердцу.                                                             

Вот и Чинара Ализаде… Завтра при заполнившемся  весьма  искушенной  бакинской публикой зале она,  в пятый раз выступая на сцене бакинского театра, должна быть в полном смысле слова на высоте. И не только  с легкостью  взмывая  ввысь в руках партнера  и застывая в  изысканных скульптурных поддержках. Или  в полной мере ощущая себя  представительницей лучшего в мире Большого театра и обладателем почетного звания заслуженной артистки Азербайджана. Главное  проявить  себя профессионалом, смело  изо дня в день осваивающим партии мирового репертуара. Традиционных,  до нюансов знакомых, как, к примеру,  «Жизель» - имеющая 173-летнюю мировую историю с весьма насыщенной биографией и в то же время  абсолютно личная,  впитавшаяся  в каждую клеточку  пластичного, тренированного тела, вошедшая в чувствительное  сердце балерины, в своем возрасте покорившей  серьезные вершины…       

А сегодня готовится  сделать еще одного представление  «Жизели» большим праздником для тех, кто умеет  с любовью  смотреть  и слушать десятки и сотни раз одни и те же оперы и балеты,  неизменно  воспринимая  их как чудо  сильного психологического  воздействия. Кто готов благодарить всех – самых разных – кто приезжает в Баку и устраивает нам всегда воодушевляющие встречи с шедеврами…

По профессиональным меркам, Чинара пришла в Московскую государственную академию хореографии довольно поздно – в 12 лет. Приняли потому, что невооруженным глазом были видны необходимые данные – высокий шаг, подъем стопы, гибкий стан, осанка, чувство ритма, музыкальность и даже тот шарм, который выделяет в числе балерин  отмеченных внутренней свободой и апломбом.

Сказали: ах, если бы пришла вовремя. Но и отказать при видимых «преимуществах» не смогли. Взяли, оговорившись: пусть уж  ходит, раз пришла, но вряд ли догонит остальных. Она догнала и… перегнала. Из десяти одноклассниц  на выпускном экзамене одна получила пятерку  по классике. Одна из всех была приглашена в балетную труппу Большого театра еще до окончания академии  - как  победительница Международного конкурса артистов балета и хореографов в Москве (2005 год), завоевавшая  Первую премию и золотую медаль.

В раннем детстве  сказав «Балет – это моё», много-много и упорно и с удовольствием работавшая  с педагогами  Натальей Архиповой, Людмилой Литавкиной и другими.

Естественно, что при беседе с Чинарой после репетиции, когда  она  укутавшись в шарф, чтобы поберечь разгоряченное тело,  по заведенной в балете привычке сидя на полу опустевшей сцены собирала несколько пар балетных туфель, в которых (оказывается) попеременно танцевала разные номера – вариации, адажио, проводила мизансцены,  я не стала расспрашивать ее подробностях биографии и личных вкусах, тем более, что собирается делать, когда уйдет на пенсию, что почему-то интересует многих  наших репортеров, берущих интервью у артистов балета.

В тот день мне было важно поговорить о том, как можно  охарактеризовать статус солиста Большого театра, в балетной труппе которого до 250

артистов … И верю, что узнала много нового из того, что лежит на поверхности, да как-то не складывалось в цепочку представлений, дающих полную картину…

- Это ведь какая конкуренция! Какие депрессии у тех, кто не востребован! Какие амбиции тех, кто не попадает в число фаворитов…

- Подобные сложности есть в каждом коллективе, но их  с честью преодолевают те, кто предан своей профессии и не может сидеть, сложа руки!

- Действует локоточками, раздвигая себе любимому путь к  новым ролям, к возможности чаще выходить на сцену в спектаклях текущего репертуара?

- Возможно, где-то есть и такое… Но я имею в виду другое.  От души работая на износ, по весьма напряженному графику, самые неравнодушные постоянно готовят новые партии и имеют в своем арсенале множество готовых партий, составляющих популярные да и новые балеты.

- По собственной инициативе?

- Очень часто! В годы учебы  я регулярно  была занята в школьных  спектаклях,  выступала и в главных  ролях – привычка так и укоренилась.

- А на сцене Большого?

- Дебютировала в четверке маленьких лебедей в балете П.Чайковского «Лебединое озеро».

 - По нашим меркам как частичка кордебалета…

-  В большом я, как бы вы сказали сегодня, по сей день «довольствуюсь» партией одной из двух подруг героини балете «Дон Кихот»,  участием во «Вставном па-де-де» из первого акта «Жизели»… Поверьте, для Большого это немало. Вот и небольшую партию Зины в поставленном Алексеем Ратманским балете «Светлый ручей» на музыку Д.Шостаковича  считаю удачей.

- Вот ведь какая  картина открывается…

- Во-первых, в Большом нет «маленьких, незначительных» партий – каждая исполняется на пределе возможностей и достойна  уровня всей постановки в целом.  Не случайно говорят,  что любой солист этой труппы  готовый ведущий для практически  любого театра мира. И…ведет!

-  Где выступали?

- Вот уже пятый раз в Баку…  Здесь  такие теплые, доброжелательные зрители… Явно, знают все балеты наизусть - самые  сложные элементы поддерживают аплодисментами и даже криками «Браво!»

- А еще где?

- Объездила столичные театры СНГ, других городов России, выступала в Грузии,  в Италии.

- С какими спектаклями?

- Танцевала Одетту и Одиллию  в «Лебедином озере»,  Китри в «Дон Кихоте», «Жизель»,  Диану в «Диана и Актеон»… многое. И с разными, лучшими  партнерами…

- Смогли бы показать эти работы на сцене Большого?

- Запросто… Если дадут…

- Все та же конкуренция?

- В принципе  наш театр  предпочитает приглашать зрителей в свои залы на «раскрученные» имена…

- А это значит…

- А это значит: мы имеем возможности  (при желании, естественно)  выезжать на гастроли – если по собственной инициативе  отработаем до высокого уровня  много больших партий, чтобы  всегда быть готовыми принять  достойное приглашение.

- Статус солиста Большого театра  - это и уровень, и качество, и гарант востребованности – пусть за пределами этих роскошных стен.

- И пусть где-то тлеют амбиции,  сжигает зависть или  изнуряют депрессии, свою долю славы  получает каждый талантливый артист, если он не  сидит, сложа руки и не  упивается своими проблемами.

- Можно смело сказать, что Чинара Ализаде  с гастролями объездила много стран, где с успехом  «ведет»  главные партии в самых сложных и популярных балетах и любима публикой?

-  Надеюсь.

- И многие проблемы решаются с помощью  института  персональных репетиторов…

- Персональный репетитор – это наставник, это учитель, как правило, опытный мастер, прошедший сценическую жизнь по полной программе.

Он  поддержит любую инициативу, расскажет  секреты изучаемой партии, убережет от ошибок и травм,  а главное – вытащит из тебя то лучшее, чего и сам не замечаешь.

- Кто работает с вами сейчас?

- Долгое врем  моим  педагогом-репетитором была Марина Кондратьева, сейчас – Светлана Адырхаева…

- Имена, поистине звездные.

-  А как  дела у вас, - спрашиваю Карима Абдуллина,  который будет танцевать с Чинарой  впервые после 2005 года, когда она получила Золотую медаль, а он – вне конкурса – удостоился  награды как  ее «Лучший партнер».

- Практически так же, если не считать, что у мужчин конкуренции поменьше, и мне почаще перепадают большие  и престижные партии, выпадает честь танцевать именно с «раскрученными», как вы сказали балеринами.  Но ощущение востребованности  чаще всего дают тоже гастрольные  поездки. Престижные, позволяющие испытать успех у искушенной публики, они не дают соскучиться. Хотя артисты балета  – народ, жадный на работу.

- А настоящая жадность?

- Она, увы, пришла во многие сферы жизни, и это мировые проблемы, к которым трудно да и не хочется приспосабливаться. Все - таки балетная публика – это замкнутый мир со своими причудами и предпочтениями. Мы воспитаны в обстановке, исключающей агрессию и сжигающей свою энергию в самых мирных целях. Разве нет?

 - А как бы вы определили статус танцовщика, балерины?

- Если лаконично, я бы сказал, что амплуа - это  багаж, это  огромные трудности, которые ты преодолел, и которые дают тебе право называться истинным профессионалом. Это наше амплуа… На сцене и в жизни.  

- Спасибо большое, ребята! Успехов вам во всем.

Галина МИКЕЛАДЗЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены