1news.az

Алексей Малашенко: «Еще будут боевые действия в Карабахе»

10 Сентября, 2018 в 13:24 ~ 6 минут на чтение 8268
Алексей Малашенко: «Еще будут боевые действия в Карабахе»

Интервью 1news.az с руководителем научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алексеем Малашенко.

- Почему в таком маленьком регионе как Южный Кавказ столько конфликтов и противоречий между странами?

- Давайте не драматизировать. Да Южный Кавказ разделен, он был разделен  исторически и раньше в языковом, культурном и религиозном отношении. Весь мир разделен. Все это обострилось после распада Советского Союза, и это естественно.

То, что сейчас происходит везде, включая Карабах, Абхазию, Южную Осетию (Цхинвальский регион – ред.), это продолжение распада Советского Союза, который был искусственным государством. Даже российская империя была более естественна. Советский Союз в том виде, в каком был создан Лениным и Сталиным, был искусственным. Это будет продолжаться еще какое-то время.

Я понимаю всех – и грузин, и абхазов, и осетин. Я согласен, что это оккупация. Но это и самоопределение народов. Это тяжелейшая ситуация. Все предпосылки  создавались, в том числе в Карабахе, давно, рано или поздно это должно было взорваться. Взорвалось. Пострадали люди. 

Тяжелейшая ситуация на Кавказе будет еще долго, в том числе в Карабахе. Еще пройдут два поколения, потом ваши внуки скажут, что по Карабаху надо как-то договариваться. Здесь нет правых и неправых, есть несчастные люди. Это росло на очень глубокой исторической почве. Этот сорняк должен был когда-нибудь вырасти и вырос после распада СССР.

Люди нашего уровня не должны педалировать, раздражать друг друга. Все обиженные государства – чем-то немцы обижены, чем-то русские обижены, каждый по-своему.

- Вы отметили самоопределение абхазов, но оно же не может быть, если оттуда изгнаны сотни тысяч грузин, это половина населения. То есть, самоопределение одних не должно ущемлять права других.

- Любое самоопределение что-то всегда ущемляет. Мы должны понимать, что если вы хотите сидеть на одном стуле, то не получится. Это безумно тяжелый процесс. Только договариваться. Классический пример – Руанда, где не договаривались, было уничтожено полтора миллиона человек. Да, это Африка, но тем не менее. Только договариваться и взаимно терпеть друг друга. Я понимаю, что это красивый лозунг, но другого выхода нет.

- Каким Вы видите будущее Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС)?

- ЕврАзЭС создан на деньги России. Туда специально вставили букву «Э», чтобы подчеркнуть, что это экономический союз. Однако на самом деле это, прежде всего, политический. Его состав – это огромная российская глыба. Даже маленькая Армения туда не рвалась. Но было поставлено перед ней условие, поэтому она вошла. Это союз только под крылом России.

РФ заинтересована в том, чтобы показать, что она великая держава и может создавать такие конторы. Экономически пока никакой выгоды нет. И даже российские политики говорят все в будущем, но живем-то мы сейчас. Сложится – не сложится.

- В Азербайджане обсуждался вопрос о возможности вступления страны в ОДКБ. Нужно ли это Азербайджану и может ли это привести к урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

- Я не знаю ответа на этот вопрос. Не потому, что хочу уйти от ответа. Если есть такие разговоры, значит, азербайджанской элите это нужно, для чего – это ее дело. Но Азербайджан – очень хитрое государство, которое ведет многовекторную политику. У Азербайджана очень удачная для национальных интересов внешняя политика. Он очень умело все это проделывает, что будет дальше – не знаю.

- ОДКБ никак не может помочь в урегулировании конфликта?

- Я не вижу как. ОДКБ может его еще больше заморозить. Но все равно все эти вопросы военно-пограничные будут решаться в Баку и Ереване.

- А каким Вы видите само урегулирование?

- Я пока не вижу никаких путей для решения, потому что есть два обстоятельства. Либо Карабах в составе Армении или независимый, либо признание его в составе Азербайджана. Это пока несовместимо. Изобретать, что Карабах – это некая территория под международным контролем, на это никто не пойдет. Пока  положение безвыходное, и надо относиться к этому по-философски.

- А могут ли начаться боевые действия в Карабахе?

- Еще будут боевые действия в Карабахе, причем, они будут не потому, что будут приниматься решения в столицах. Просто люди сидят в окопах и нервы сдают. 

- Укрепление отношений между Ираном, Турцией и Россией – это тройственный союз? 

- Нет тройственного союза. Есть конъюнктурный треугольник, где масса противоречий, особенно между Турцией и Ираном. Вечный вопрос – может ли РФ повлиять на Иран? Да не может. Сейчас просто выгодно сотрудничать. Что будет дальше? Если ничего не произойдет, будет обычное двустороннее сотрудничество между РФ и Турцией. Если не собьют самолет или что-то еще.

Что касается Ирана, все будет зависеть от того, что будет в самом Иране. Будет ли та же власть? Что будет после смерти духовного лидера. Кто придет на его место? Будет ли меняться Корпус стражей исламской революции?

Потом это все-таки Иран, демократическое государство, где люди голосуют. Как они проголосуют? Сейчас там люди недовольны. Нынешний президент всю политику построил на том, что не будет санкций, но не получилось. Фактически американцы готовят площадку для нового консерватора. Так что в Иране все зависит от того, кто останется у власти.

- Санкции США могут повлиять на Россию?

- Они влияли, и будут влиять, чем дальше, тем больше. На политику – наоборот, потому что в обществе создана идея осажденной крепости, где кругом враги. В России тяжелое положение, о чем свидетельствует реформа пенсионной системы. А санкции могут повлиять на отношения внутри элиты, потому что кому-то это надоело.

Эльшан Рустамов, Г.Р.

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net