1news.az

«Женщины, которые вдохновляют». История самой известной в мире вдовы - ФОТО

28 Сентября, 2015 в 15:24 ~ 14 минут на чтение 7618
«Женщины, которые вдохновляют». История самой известной в мире вдовы - ФОТО

Вдова Клико – имя нарицательное для самого изысканного в мире шампанского, обладающего легким пьянящим ароматом лучших сортов винограда, собранных в самом сердце Шампани.

История знаменитейшего сегодня Винного дома Veuve Clicquot (Вдова Клико) – это история «Великой дамы Шампани» и ее великого вина.  Напитка, о котором писал Пушкин,  упоминали Чехов и Гоголь.  Хвалу шампанскому мадам Клико воздавали также Марсель Пруст, Клод Моне, Агата Кристи, Ян Флеминг, Жюль Верн и Гийом Аполлинер. Все справедливо – классика мировой литературы, классика мирового виноделия. Слишком много эмоций и превосходных слов? Поверьте, по-другому нельзя, когда о таком шампанском речь.

А вот об истории удивительной женщины Николь Понсарден, которая и есть вдова Клико, мало кто знает.

Суровые реалии будущего бизнеса Николь

Игристое вино из провинции Шампань долгие века считалось «вином дьявола».  

Дело в том, что виноделы постоянно пугали сограждан страшилками о том, что бутылки время от времени взрываются сами по себе, и потому любой профан, прикоснувшийся к «святая святых», мог остаться или без глаз, или без рук, или просто стать изуродованным. Поэтому все, кто спускался в погреб, надевали железные маски.

Надо сказать, что погреба на самом деле напоминали преисподнюю, особенно после «мартовской луны», когда температура в хранилище немного повышалась,  и первая взорвавшаяся бутылка вызывала цепную реакцию, а погреба превращались в «пенные топи».

Ну, а женщин и вовсе не подпускали к погребам даже близко: считалось, что вино может от этого превратиться в уксус.

Все, но только не маленькая Барб-Николь, которая была девочкой необычной и «прислужников дьявола из подземелья» не боялась.  Она была единственным ребенком, то есть наследницей вполне приличного состояния, поэтому недостатка в претендентах на ее руку не было, несмотря на странности характера, до которого, впрочем, никому не было дела. Не красавица, но и не дурнушка, она, помимо всего прочего, унаследовала от отца не только практический образ мыслей, но и гибкость мышления.

Отец ее был истовым монархистом и даже участвовал в комитете почетных граждан Реймса по организации коронации короля Людовика XVI, которому в 1793 году отрубили голову на гильотине. К тому времени, однако, месье Понсардэн уже стал столь же истовым якобинцем, и поэтому его монархистское прошлое как-то само собой позабылось. Но затем он стал убежденным бонапартистом, и даже успел получить из рук императора титул барона. Однако потом его монархистское прошлое ему как раз помогло, потому что вернувшиеся к власти, Бурбоны, сослав Наполеона на Эльбу, у отца Николь титул отбирать не стали.

Барон Понсарден, как говорят французы, всегда умел вовремя вывернуть свой политический сюртук наизнанку, умел держать нос по ветру, и потому его богатства только приумножались, а в семье царил прагматичный дух французских буржуа, известных своей деловой сметкой.

Замужество, вдовство и начало собственного бизнеса

Деловые качества, унаследованные от отца, весьма пригодились Барб-Николь, которая в 1798 году, двадцати одного года от роду, вышла замуж за владельца виноградников и заводов по производству шампанского господина Франсуа Клико. Брак был удачной сделкой для обеих семей. В качестве приданого Николь принесла в семью виноградные угодья, у свекра же  имелись заводы по производству шампанских вин.

Отец Франсуа - Филипп Клико создал компанию «Клико и сын», хотя его любимым и основным занятием оставалось банковское дело и торговля шерстью, виноделие было чем-то вроде хобби. Поэтому он со спокойной душой передал его сыну Франсуа. Сама Николь тогда как деловой партнер в расчет не то что не принималась – мысль о возможности подобного никому даже в голову не приходила.

Однако в 1805 году случилась трагедия: Франсуа умер от лихорадки. В  27 лет Николь стала вдовой, ее дочери Клементине было всего три года. Злые языки судачили, не пройдет и года, как молодая вдова снова выйдет замуж и станет еще богаче, продав виноградники и производство. Ведь женщина не может руководить виноделами, никогда такого не было, и быть не могло!

Но вышло с точностью до наоборот. Настал день, когда Филипп Клико объявил о закрытии компании «Клико и сын». Город с интересом ждал, сколько денег от продажи загребут владельцы. И дождался - через неделю после похорон мужа Николь неожиданно провозгласила себя единоличной хозяйкой новой фирмы Veuve Clicquot-Ponsardin. Более того, она заявила, что будущее новой компании будет отныне связано прежде всего с шампанским.

Городские обыватели судачили, что, по всей видимости, несчастная вдова от горя повредилась умом, а старик свекор пошел у нее на поводу. Некоторые же утверждали, что не обошлось без нечистой силы, ведь как это возможно, чтобы  женщина взялась делать «дьявольское вино»? Только по одной причине: свихнувшаяся вдова продала свою душу дьяволу, а он за это обещал ей помощь и всяческую поддержку. Тем более  что дела Николь сразу же пошли в гору.

Ну, а чего еще ждать от людей того времени? Впрочем, сегодня успешных бизнес-леди тоже обвиняют, только уже не в продаже души дьяволу, а в других, более правдоподобных, на взгляд обывателя, грехах. Но это уже совсем другая история.

Первые шаги бизнеса и первые победы

Николь досконально изучила весь производственный цикл: состав почв, свойства лозы, способы борьбы с насекомыми, этапы уборки урожая, режим хранения в подвалах, переработку, розлив в бутылки. Несколько лет Николь Клико работала как одержимая, потому что она пообещала своим виноделам, что «у ее вина будет одно качество – лучшее из всех!»

Вдова, можно сказать, проявляла чудеса маркетинга: она тратила массу времени на изучение вкусов, выслушивание пожеланий и претензий своих клиентов. Она вела записные книжки, записи в которых потом тщательно анализировала.

Так вот, в то время клиенты чаще всего жаловались на мутный осадок, скапливающийся в бутылке. Виноградари пытались решить эту проблему, но как: стоило открыть бутылку, как из нее тут же выходили «волшебные пузырьки», которые и делали шампанское собственно шампанским! Казалось, ситуация неразрешимая.

Но только не для Николь. Горожане в очередной раз вспомнили дьявола, когда узнали, что вдова теперь продает покупателям чистейшее вино, без малейшего следа осадка.

Секрет производства Николь выплыл наружу только через 10 лет: оказалось, что сообразительная Николь велела проделать на полках, где хранились бутылки, множество отверстий, куда горлышком вниз, под наклоном, они отныне и вставлялись. Угол наклона постоянно меняли, так что весь осадок постепенно скапливался на пробке, после чего бутылки замораживали, а затем аккуратно откупоривали, и внутри оставался чистый напиток, в котором после повторного закрытия вновь появлялись чудо-пузырьки. Этот метод получил название «ремюаж», и потом его переняли все, но за потерянные конкурентами годы «вдовье вино» уже успело стать в Шампани вином номер один. Брендом, который принадлежал мадам Клико. Остальным же пришлось лишь ее догонять.

«Война и мир» или предпринимательский талант мадам Клико

Однако талант талантом, но против обстоятельств не пойдешь.  В Европе шла война, а в разоренной Франции свирепствовал террор. Поэтому коммерческие связи сворачивались, особенно это касалось торговли предметами роскоши – это было слишком рискованно. Самым же прискорбным событием для бизнеса стала война, начавшаяся между Францией и Россией.

Но и тут удача снова оказалась на стороне мадам Клико, которая не переставала упускать из виду стратегию сбыта. 

С самого начала своей таинственной деятельности в погребах она рассылала своих агентов во все стороны света. Один из ее помощников, Луи Бонэ,  проехал всю Европу в поисках подходящих рынков и, наконец, остановил свой выбор на России. Еще в 1806 году он был представлен царствующей чете и одним из первых в России узнал важную новость, о которой тут же сообщил своей хозяйке: «Сообщаю вам радостную весть. Царица беременна. Если она родит принца, это станет для нас благословением. В этой огромной стране шампанское будет литься рекой. Никому в Реймсе не говорите об этом. Все наши конкуренты помчатся на север».

Так и случилось, конкуренты помчались. Но на все их предложения прислать ящик вина слышали одно: «Пардон, мсье, но мой погреб уже заполнен годовым запасом «Кликовского». Так в России перекрестили благословенное «вдовье вино». Естественно, в Шампани снова возродились слухи о том, что вдове помогают таинственные темные силы. 

Однако с вторжением Наполеона в Россию все изменилось. Вышел царский указ, запрещающий ввоз французского вина в бутылках. Для шампанского это был приговор — в бочках «Кликовское» перевозить было невозможно, а попытки перевозить его контрабандным путем не увенчались успехом. В конце концов, агенту вдовы пришлось вернуться во Францию, но надежды на то, что им удастся что-то придумать, ни он, ни сама мадам Клико, не оставляли.

Веру Николь Клико не поколебало даже вторжение русских в ее собственные подвалы. Говорят, тогда она сказала пророческую фразу: «Пусть пьют, потом они за все это заплатят».  И они заплатили.

Несмотря на запрет русского царя на торговлю французским вином в бутылках, предприимчивый Луи Бонэ сумел-таки хитрым путем провезти в Россию уникальное шампанское Клико урожая 1811 года, которое, как объясняли виноделы, «было благословлено появлением кометы Галлея». К слову, «Вино кометы» действительно было легендарным, именно оно упомянуто в «Евгении Онегине»: «Вошел: и пробка в потолок, вина кометы брызнул ток!».

Заветные ящики улетели в мгновение ока по невиданной цене, а Бонэ вернулся во Францию с заказами на годы вперед. А когда через месяц официально сняли запреты и открыли границы, в Россию приплыло судно с 20 000 бутылок на борту. Их мгновенно употребили в честь победы над Наполеоном и во славу мадам Клико. Цена за бутылку — 12 рублей — казалась просто невероятной. За столько можно было снять в Санкт-Петербурге квартиру с поваром и прислугой.

Долгожданный триумф

Верный Луи Бонэ был по-царски вознагражден вдовой Клико. Получив заслуженный «золотой парашют», он оставил свое беспокойное ремесло и купил поместье в родной Германии. Сбылась мечта всякого талантливого менеджера — несколько лет тяжелого труда обеспечили его дальнейшее безбедное существование. Надо отметить, что так же Николь относилась ко всем работникам, преданным дому Veuve Clicquot-Ponsardin. В течение долгих лет она отмечала заслуги особо отличившихся тем, что называла их именами свои подвалы.

1814 год стал годом триумфа дома Veuve Clicquot-Ponsardin. Заказов было столько, что он практически ушел с рынка Центральной Европы и целиком сосредоточился на огромной России. Успехи его были столь грандиозны, что во Франции мадам Клико провозглашается Gгаndе Dame.

Личная жизнь

Дочь Клементина семейным бизнесом не интересовалась, хотя плодами его пользовалась с удовольствием.

Николь отдала ее в английский монастырь в Париже и забрала ее оттуда в 1817 году, к великому неудовольствию своей юной дочери, которая находила жизнь в провинции ужасно скучной. Однако Николь пообещала ей устроить ее судьбу, и слово сдержала: среди воздыхателей Клементины она выбрала красивого мальчика, не имеющего ни гроша, но обладающего достаточным умом, и выдала ее замуж.

Мальчиком оказался граф Людовик де Шевине. Купив в 1818 году большой замок Бурсо, госпожа Николь Клико Понсарден желала тем самым доставить удовольствие своей дочери Клементине и особенно своему зятю, графу Людовику де Шевине, который мечтал стать владельцем замка.

Сама Николь ни о каком замужестве и не помышляла, как и не задавалась этим вопросом в более молодые годы.  С годами в ней появлялось все больше деловых качеств: решительность, отсутствие сентиментальности.

Посвятив свою жизнь «вину дьявола», она чувствовала себя счастливой. Ради своего бизнеса она была готова на любые жертвы.

Как жила Николь Клико после триумфа 1814 года? Какие события происходили в ее жизни? Все источники отвечают одинаково — вкалывала до гробовой доски.

Николь Клико-Понсарден дожила до 89 лет и скончалась 29 июля 1866 года. Свое главное детище — Дом Veuve Clicquot-Ponsardin Николь завещала своему партнеру Эдуарду Верле, которого избрала самолично, к превеликому неудовольствию близкой и дальней родни. 

Память о мадам до сих пор чтят в Доме – самое лучшее и дорогое шампанское Дома носит название «Grand Dame», а на его этикетке – портрет самой мадам Клико. Продукцию фирмы сегодня закупают около 150 стран мира.

В качестве постскриптума: к вопросу о «таинственных силах»

История «шампанской вдовы» имела продолжение. Какой-то «поразительный мор» напал потом на шампанских виноделов-мужчин. Так, Николь Клико была лишь самой первой молодой вдовой. Вровень с ней стоит блестящее имя Луизы Поммери, которая более 40 лет возглавляла компанию покойного мужа, пережив прусскую оккупацию. Ее шампанское вкушала вся викторианская Англия. Двадцать тысяч человек шли за ее гробом в Реймсе в 1890 году.

Вдова Камилла Родерер уже в ХХ веке 42 года правила Домом Луи Родерер, которому еще царь Николай II присвоил статус Официального Поставщика Двора Его Императорского Величества.

Вдова Лоран-Перье хозяйствовала 38 лет, умерла в 1925 году, ее сменила Мария-Луиза де Нонанкур. Вместе с ней Дом Лоран-Перье благополучно пережил оккупацию Франции.

Мадам Лили Боллинже овдовела в 1941 году и в тяжелые годы тоже умудрилась сохранить свой бизнес.

В память о великих женщинах-виноделах человечеству остались торговые марки идеально сделанного шампанского. А истинные ценители всегда поднимают бокалы за знаменитых «шампанских вдов».

Подготовила Натали Александрова

При подготовке материала использовались материалы сайта "Личная жизнь".

Благодарим бренд Veuve Clicquot за поддержку рубрики «Женщины, которые вдохновляют».

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Inspiring Women

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net