1news.az

Урхан Сеидов. Информация в эпоху глобализации

23 Ноября, 2017 в 10:15 ~ 11 минут на чтение 5942
Урхан Сеидов. Информация в эпоху глобализации

«Главная проблема новостей в интернете в том, что люди сразу верят в их подлинность», Авраам Линкольн, 16-й президент США

Безусловно, цитата в эпиграфе не принадлежит Аврааму Линкольну, хотя, будь он сегодня жив, скорее всего, сказал бы то же самое. Известный под прозвищем «Честный Эйб», президент Линкольн запомнился, как человек с выдающимися ораторскими способностями и безукоризненной репутацией. Наверное, именно поэтому вышеприведенную фразу ему и приписали. Не верите? Попробуйте сами: напишите в любом поисковике “Fake news” и – вуаля!

В последнее время именно два этих слова – Fake news – стали своеобразным заклинанием, отпугивающим любого «дементора», решившего посягнуть на «святую истину». Мы слышим, как они используются повсеместно, и на то есть как объективные, так и субъективные причины. Однако, вне зависимости от этого, уровень доверия между традиционными системами, взявшими на себя функции блюстителей закона и порядка, и народом стремительно катится вниз по наклонной.

А все дело в том, что  из-за развития социальных сетей и распространения доступа к интернету сегодня практически каждый индивид имеет одинаковые возможности распространения информации медиа-гигантов среди многомиллионной аудитории – в считанные секунды, посредством одного клика.  В нынешнем информационном мире любой человек может стать «сам себе» журналистом.

Путь от первоначального источника информации до миллионов пользователей напоминает крону дерева, растущую с невероятной скоростью, или пожар в степи. Представим себе ретвитнутый (то есть пересланный) твит. Сейчас это уже не просто элементарная передача информации от А к Б и от Б к В. Если Б и В ретвитнут информацию А, а участники их социальной жизни в свою очередь сделают то же самое, аудитория за считанные минуты может возрасти в геометрической прогрессии. Информация может достигнуть тысяч людей, хотя только единицы из них имели какое-либо отношение к ее первоисточнику. Информация продолжает  шествие по сети, находя свою аудиторию и постепенно ее расширяя.

Люди активно участвуют в этом процессе и (что вызывает определенную тревогу) полагаются на него. Именно по этой причине ежедневно отправляется в среднем около полумиллиарда твитов, а на Youtube загружаются сотни часов видео. Это в корне меняет отношение между общественностью и такими источниками информации, как BBC, New York Times, Reuters. И даже с новыми игроками на медийном поле планеты – например, Al Jazeera и Центральным телевидением Китая (China Central Television - CCTV). Эти новостные организации нового поколения играют теперь намного меньшую роль, чем раньше, когда исключительно они полностью были ответственными за потоки информации.

В своей последней статье философ и политолог Фрэнсис Фукуяма пишет, что интернет и влияние социальных сетей изменили представление о свободе слова. Так, по его мнению, на протяжении всей истории человечества,  пропаганда и дезинформация всегда использовались для влияния на политические результаты. Однако считалось, что использование цензуры или какое-то регулирование информационного потока, во-первых, не эффективно, а во-вторых, уж точно противоречит защите свободы слова. Предполагалось, что "правильная информация" сама по себе сможет противодействовать  недоброкачественной или неверной, поэтому отдавалось предпочтение количеству, а не качеству.

Но в эпоху современных технологий такая стратегия дает явные сбои, ведь огромное количество ботов и интернет-троллей, незаметно для других пользователей, усиливает влияние "неверной информации".  Бизнес-модели социальных платформ усугубляют проблему алгоритмами, которые оптимизируют вирусное распространение и ускоряют скорость передачи информации. Испуганных «теорией сетевого заговора» при этом успокаивают тем, что социальные сети – это всего лишь нейтральные технологические платформы, на которых их пользователи обмениваются информацией противоречивых сообщений, как, например  телефонные компании связывают пользователей телефонов.

Согласно ученому из Google Яну Гудфеллоу, все худшее нас еще ожидает впереди. По его умозаключению, Искусственный Интеллект уже вплотную подобрался к уровню, когда сможет с легкостью фальсифицировать любые фотографии или видеоролики. И как только такой момент настанет, визуальный новостной контент вообще потеряет свою ценность — ведь все, что раньше служило неопровержимым доказательством, в этом случае попросту перестанет вызывать доверие.

Рассмотрим, к примеру,  социальную сеть Фейсбук, алгоритмы которой уже сегодня  имеют огромное влияние на политическую жизнь многих стран. Это подтверждает и последний эксперимент социальной сети в шести странах: Шри-Ланке, Боливии, Камбодже, Гватемале, Словакии и Сербии. Суть эксперимента заключается в тестировании нового алгоритма, который переносит так называемые публичные посты, исходящие от медиа-организаций, с их фейсбук-страниц в отдельную ленту хроники событий "Explore Feed". А на главную страницу выводятся только персональные посты ваших друзей или проплаченные рекламные посты. Это снизило посещаемость страниц на 60-80 процентов.

Неправительственные организации и журналисты в этих странах  уже бьют тревогу, выражая свою обеспокоенность; они заявляют, что изменения в алгоритме не только отрицательно сказываются на их работе, но также могут поставить под  вопрос само выживание их деятельности, что, по их мнению, негативно скажется и на демократии в целом. Одним словом, те, кто раньше полагался лишь на Facebook – чтобы пропагандировать свои политические убеждений или чтобы делиться новостями со всем миром,  вынуждены будут изменить стратегию. 

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что технологии глубоко меняют общества и культуры во всем мире, оказывая влияние на все, начиная со спорта и медицины и заканчивая дипломатией. Размышляя в этом же ключе, можно смело утверждать, что интернет стал важнейшим инструментом передачи информации, после создания книгопечатания в XV веке. Как отметил в своей последней книге академик Рамиз Мехтиев, новая информационная эра базируется на «интеллектуальной технологии», что позволяет нам говорить о новом принципе общественной организации и социальных переменах, и это, по его мнению, делает идею глобализации значимой и ставит перед государствами совершенно иные задачи.

Обратимся к некоторым статистическим данным, попутно отметив, что эти предприятия очень молоды в историческом плане:

1) К ноябрю 2017 года Facebook, который был создан в 2004 году и таким образом является самым старшим среди гигантов социальных сетей, имеет 2,07 миллиарда активных пользователей в месяц;

2) YouTube, созданный в 2005 году, имеет свыше полутора миллиардов пользователей, которые ежеминутно выкладывают более 300 часов видео;

3) В Twitter, созданном в 2006 году, ежедневно появляется  500 миллионов твитов, 80 процентов из которых публикуется с помощью мобильных телефонов. (Интересно, что к октябрю 2017 года пользователем «Твиттера» с наибольшим количеством подписчиков была певица Кэти Перри – 106 миллионов. За ней следовали Джастин Бибер – 103 млн. подписчиков и Барак Обама с 97 миллионами.);

4) Instagram был создан в 2010-м, и сегодня в этой социальной сети ежедневно выставляется 70 миллионов фотографий, а в общей сложности здесь было опубликовано более 40 миллиардов снимков.

Так что же все это означает? Что друзья на Фейсбуке –  реальные друзья? Только если толковать понятие дружбы очень широко! И неужели Кэти Перри и Джастин Бибер и вправду самые популярные люди на планете? И что вообще означает "популярность" сегодня?

А как насчет Инстаграм и подобных сетей? Правда ли, что десятки миллионов людей превратились в своего рода «эксгибиционистов» и «вуайеристов», которые стремятся выставить на всеобщее обозрение свои и чужие фотографии или с любопытством вглядываются в снимки других людей? Возможно, но многие из них, скорее всего, не думают о себе подобным образом. Они любят говорить, что просто "делятся".

Независимо от мотивов и суждений, такие гигантские цифры говорят лишь об обычной волне интереса к визуальному развлечению и сплетням. Люди стремятся получать и создавать "информацию", которая достигает широких масс, тем самым   способствуя расширению индустрии социальных сетей.

Цифровые медиа предлагают своим пользователям большое разнообразие, легкий доступ и возможность комментировать. Но они же побуждают людей извлекать только ту информацию и те комментарии, которые соответствуют их представлениям. В то время как традиционные СМИ предоставляют своим читателям сбалансированное освещение событий, цифровые СМИ могут подпитывать политическую поляризацию и даже агрессию.

Одновременно с этим,  молодые люди, похоже, считают, что их гражданские обязанности исчерпываются публикацией «чирикания» и ведением блогов. Они больше не присоединяются к политическим партиям, профсоюзам и другим группам интересов. Это хорошо усвоили сегодня и правительства разных стран. Как пишет известный американский политолог Джозеф Най: «Уже давно государства тратят миллиарды на публичную дипломатию и эфирное вещание в игре за конкурентную привлекательность – на «битву за сердца и умы». Такие инструменты мягкой силы, как План Маршалла и «Голос Америки», помогли определить исход Холодной войны.

В XIX веке исход борьбы за гегемонию в Европе зависел главным образом от того, чьё именно оружие побеждало; а сегодня этот исход зависит ещё и от того, чья интерпретация событий победит».

Однако, как показывает происходящее, победившая интерпретация отнюдь не всегда является достоверной, и еще реже – объективной и непредвзятой. Очень часто (гораздо чаще, чем хотелось бы!) мы становимся жертвами дезинформации и лживой пропаганды тех или иных заинтересованных сторон, которые используют подачу информации с целью влияния прежде всего на человеческие эмоции. Именно поэтому мы нередко становимся свидетелями раскола во мнениях одного народа, одной страны. Как писал известный американский публицист в области философии и религии Сэм Харрис: «Ложь — это намеренное искажение информации в общении с другими людьми в ситуациях, когда те ожидают честной коммуникации». Но в эпоху глобализации, к сожалению, честной коммуникации не ожидает уже почти никто. Впрочем, человеку свойственно быстро забывать все плохое, и, быть может, нам еще повезет увидеть торжество истины.

В любом случае надо помнить о том, что любая информация (сколь бы интересной она ни была и как бы правдоподобно ни выглядела) всегда нуждается в тщательной проверке и перепроверке. Ибо даже в священном Коране (сура 49) сказано: «Коль человек злонравный с вестью к вам придет, то постарайтесь истинность сей вести уточнить, чтобы по неведению своему (невинным) людям зла не причинить».

Библиография:

Anya Schiffrin. 2017. Захват СМИ в цифровую эпоху by Anya Schiffrin - Project Syndicate. [ONLINE] Available at: https://www.project-syndicate.org/commentary/media-capture-in-the-digital-age-by-anya-schiffrin-2017-08/russian. [Accessed 07 November 2017].

Francis Fukuyama. 2017. Social Media and Democracy - The American Interest. [ONLINE] Available at: https://www.the-american-interest.com/2017/10/30/social-media-democracy/. [Accessed 06 November 2017].

Joseph S. Nye. 2017. Новая публичная дипломатия by Joseph S. Nye - Project Syndicate. [ONLINE] Available at: https://www.project-syndicate.org/commentary/the-new-public-diplomacy/russian. [Accessed 06 November 2017].

Рамиз Мехтиев, 2017. Национальная идея Азербайджана в эпоху глобальных трансформаций, Политическая энциклопедия, Книга II, РОССПЭН, Москва

Хайтек, 2017. ИИ может отбросить СМИ на 100 лет назад. [ONLINE] Available at: https://hightech.fm/2017/11/08/ai. [Accessed 22 November 2017]

Урхан Сеидов,

Научный исследователь центра политической психологии @CPP twitter @urkhan

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net