1news.az

Укрепление вооруженных сил Азербайджана – ответ ереванским «голубям мира» с ястребиным опереньем – АНАЛИТИКА – Часть I

9 Января, 2010 в 13:36 ~ 20 минут на чтение 4867
Укрепление вооруженных сил Азербайджана – ответ ереванским «голубям мира» с ястребиным опереньем – АНАЛИТИКА – Часть I
Перед лицом растущего неприятия и осуждения мировым сообществом практики иностранной интервенции, насильственного сепаратизма, этнических чисток, одностороннего изменения признанных государственных границ и совершения тяжких военных преступлений и преступлений против человечности армянская политическая и экспертная элита продолжает предпринимать отчаянные попытки хоть как-то оправдать беспрецедентную по своей продолжительности оккупацию вооруженными силами Армении части международно признанной территории Азербайджана.
 
Не сумев добиться международной легитимизации последствий открытой агрессии и признания марионеточного режима в качестве «государства», придать аннексии форму «самоопределения народа» и натолкнувшись на многократное подтверждение почти всеми странами мира, ведущими международными организациями и авторитетнейшими учеными правопреемственности независимой Азербайджанской Республикой границ бывшей Азербайджанской ССР на основе общепринятого в мировой практике принципа utipossidetisjuris, армянский истэблишмент перед лицом обреченности и неминуемого следования нормам международного права избрал путь затягивания переговоров и замораживания нынешнего положения statusquopostbellum. В прошедшем году это выразилось в преднамеренном возвращении Ереваном к давно согласованным пунктам рамочного соглашения по армяно-азербайджанскому конфликту (что вызвало удивление не только у Баку, но и у посредников), а в начавшемся году – в появлении в прессе «свежих» статей адвокатов иностранной интервенции и насильственного сепаратизма, содержащиx давно и неоднократно разгромленные доводы о необходимости дальнейшего закрепления оккупации и замораживания конфликта вместо его решения в рамках международного права.
 
Статья Виктора Якубяна на сайте ИА Регнум – тому подтверждение. В ней автор почти открытым текстом признает, что цель Армении на переговорах – не допустить восстановления того, что признано международным сообществом apriori, а именно территориальной целостности Азербайджана и его суверенитета над всей своей территорией. В частности, рассматривая возможный сценарий безуспешности возвращения Нагорно-Карабахского региона Азербайджану дипломатическим путем, автор от себя добавляет в скобках «а это так и есть», чем, фактически, выдает самого себя и свое фальшивое миролюбие и предопределяет иной сценарий, если не сказать подстрекает противоположную сторону к поиску достижения той же цели в иной плоскости.
 
Якубян, сам того не ведая, фактически оправдывает Баку в его неоднократных предупреждениях о недопустимости затягивания переговоров и открытости опции освобождения оккупированной территории военным путем. Ведь если признать исход военной фазы конфликта 1992-94 гг. в качестве необратимого, то смысл участия Азербайджана в переговорах в принципе пропадает. Тот факт, что Азербайджан участвует в переговорах, свидетельствует о непризнании им того, что имеется ontheground. Цель азербайджанской дипломатии – восстановить действие международного права мирным путем. А если Якубян открытым текстом заявляет о недопустимости восстановления территориальной целостности Азербайджана дипломатическим путем, то в чем смысл этих переговоров perse? Повстречаться и поговорить о погоде? Исключая дипломатическое восстановление границ, Ереван устами своих экспертов сам активно подталкивает Баку к обращению к 51-й статье Устава ООН. Так что, еще неизвестно, кто здесь «ястреб», а кто «голубь мира».
 
«Милитаристская риторика» Азербайджана, на которую так любят указывать вчерашние агрессоры и сегодняшние «пацифисты», не появилась на пустом месте («гоп – ребята, смотрите, с неба упала угроза войны!»), а ей предшествовало тысячекратное предложение о самой высокой степени автономии и международных гарантиях безопасности, мира и экономического развития без альтерации международно признанных границ. Что удивительного в том, что после тысячекратного отказа Еревана брать то, что (пока) предлагают, следуют предупреждения иного рода?! «Получить без войны контроль над Нагорным Карабахом Азербайджану не удастся никогда», уверен Якубян. Стоит ли после этого удивляться заявлениям Баку, реализацию которых автор априори характеризует как «срыв переговоров»? Разумеется, нет. Более того, говоря словами известного политика, «меня удивляет, что вас это удивляет». Получается, что «миролюбивые» эксперты фактически подсказывают своим оппонентам, что кроме войны у них выбора в принципе нет! Однако, любопытное проявление «миролюбия».
 
При всем этом мы совершенно не разделяем пессимизма Якубяна. Восстановление территориальной целостности Азербайджана и его суверенитета над Нагорно-Карабахским регионом дипломатическим путем в рамках международного права вполне возможно. Именно поэтому Азербайджан продолжает активно участвовать в переговорах, в которых в ушедшем году, по мнению дипломатов и сопредседателей, наметились долгожданные позитивные тенденции и положительная динамика. Для полного же успеха дипломатических усилий не хватает пока одного – конструктивной позиции армянского руководства, на что намекают, кстати, не только азербайджанские дипломаты, но в частных разговорах и сами посредники. Остается только дождаться, когда армянское общество взрастит, наконец, лидера, который осознает изменившиеся реалии и всю утопичность «миацума» и возьмет на себя смелость возвращения своего государства в русло цивилизованных отношений с соседями. Мадридские принципы, предполагающие совмещение принципов самоопределения народов с территориальной целостностью в рамках Хельсинкского акта, открывают дорогу к такого рода отношениям. От того, как скоро в армянском обществе появится такой лидер, который примет этот путь, зависит и то, когда наступит время (и наступит ли оно вообще!) перехода к той неприятной фазе, которую Якубян, к сожалению, считает неизбежной. Поэтому во избежание той отвратительности, в интересах обoих народов, чтобы подобное осознание в армянской элите наступило как можно скорее. И в мировоззрении Якубяна – тоже.
 
Обращение же автора к историческим фактам и затем к правовой сути вопроса требует отдельных комментариев. К примеру, он пишет, что «Нагорный Карабах находился в составе Азербайджанской ССР только лишь потому, что сама Азербайджанская ССР находилась в составе СССР». Надо полагать, если бы не было СССР, то и Нагорному Карабаху не суждено было быть частью Азербайджана. Спишем подобное заявление на обычное незнание фактов. Для начала напомним, что если бы не Российская империя и СССР, на Кавказе сегодня вовсе не было бы никакой Армении, а в мире – армянской государственности. Далее отметим, что, во-первых, Нагорно-Карабахский регион входил в состав Азербайджана и до советизации последнего в апреле 1920 года, и признан он мировым сообществом в качестве части Азербайджанской Республики также после распада СССР. Во-вторых, термина «Нагорный Карабах» до советской власти и вовсе не было. Был Карабах, в котором тюркское население составляло большинство даже после переселения по условиям Туркменчайского договора 1828 года (ст. 15) персидских армян в Закавказье и последующей за неполные 90 лет иммиграции 1.3 миллионa армян в новообразованные российские губернии на Южном Кавказе. Внутри же некогда единого Карабаха после присоединения ханства к России демографически стали заметно выделяться его горные районы, в которых армяне в результате их переселения стали составлять к 1917-у гόду некоторое большинство (нo отнюдь не 90%, как утверждают армяне). Выделение нагорной части в отдельную условную административную единицу впервые произошло в год, когда было решено оставить Карабах в составе Азербайджана, а в его верхней части создать автономию для армянского населения. В общей же карабахской картине армяне в большинстве никогда не были. Поэтому, когда армянская сторона утверждает, что в начале советской власти, дескать, «в Карабахе армяне составляли 90% населения», это либо незнание статистики, либо же eе преднамеренное искажение.
 
Хотя в мире прочно установился консенсус относительно того, что решение межгосударственных территориальных конфликтов (к коим относится армяно-азербайджанский) необходимо искать в международно-правовой плоскости, нежели в научно-исторической, это не дает основания для искажения армянской историографией истории региона. В античности и ранние средние века Карабах входил в состав государства, известного с IV века до.н.э. до VIII века как Кавказская Албания (См.: Tadeusz Swietochowski. Russia and Azerbaijan: A Borderland in Transition. New York, Columbia University Press, 1995, p.1), и был населен преимущественно албанами, одними из предков современных азербайджанцев, а также другими кавказоязычными и персоязычными племенами. В 313 году христианство было объявлено государственной религией в Кавказской Албании, однако в восточных провинциях население продолжало исповедовать традиционные верования. Далеко не крайне западной провинцией Кавказской Албании была гористая территория, известная как Арцах-Орхистена и населенная неиндоевропейскими гаргарами, утиями, гуннами, хазарами, басилами. С нашествием в VIII веке арабов доминирующей религией в Азербайджане стал ислам. При этом бόльшая часть албанoв исламизировалась и под воздействием огузов перешла на тюркский язык (что положило начало формированию современного азербайджанского народа), в то время как албаны Арцаха сохранили свою религию, а в течение нескольких веков – и свою албанскую идентичность. Наиболее политизированная часть армянской историографии некоторое время вовсе отрицала существование в раннем средневековье Кавказской Албании, однако, оказавшись перед неопровержимыми доказательствами, предприняла ухищренный ход – «переместила» государство на восток и «определила» в качестве его западной границы реку Кура. Между тем, факт вхождения Арцаха, как впрочем и Сюника, в состав Кавказской Албании был признан самими армянскими учеными, не подверженными влиянию политики в их исследовательской работе (напр. проф. Рональд Суни, Иосиф Орбели; косвенно это признает и писатель XIX века Раффи). В связи с влиянием Византийской империи на Южном Кавказе албанская церковь разделяла догматы диофизитства. Чтобы предотвратить влияние Византии, Халифат единовременным актом подчинил албанскую церковь монофизитской армянской, хотя фактически албанская церковь продолжала существовать в качестве самостоятельного института вплоть до ее упразднения российскими властями в 1836 году. В XI-XIV вв. Арцах входил в состав огузских (азербайджанских) государств Саджидов, Саларидов, Шеддадидов, Атабеков, Джалаиридов и носил название «Карабах». Возвышение и расцвет Хаченского княжества, входившего, по мнению армянского историка И.Орбели, в состав Албании, приходится на XII-XIII вв. (См.: Иосиф Орбели. «Гасан-Джалал – князь Хаченский», Избранные труды, Ереван, 1993, с. 146). При Гасан Джалале (1215-1261), потомке Албанской династии Михранидов, началось возрождение Албании и был возведен Ганджасарский монастырь, который, как гласит надпись, он назвал «престольным собором Албании» для «моего албанского народа». В XV веке Карабах входил в состав еще одного огузского (азербайджанского) государства Гарагоюнлу, а затем – Аггоюнлу. Род Гасан Джалала получил от правителя Джаханшаха Гарагоюнлу титул «мелик», после чего политическая светская власть этого рода была утрачена и его представители стали духовными лидерами своего народа, патриархами-каталикосами Албанской афтокефальной апостольской церкви вплоть до ее ликвидации. Албанские князья носили титул «мелик», в отличие от армянских титулов «ишхан», «тер» и др. Ни одна из фамилий карабахских меликов не восходила к армянским родам, а имела албанские корни. Начиная с XVI века, Карабах входил в состав государства Сефевидов, а с XVI по XIX вв. областью владела фамилия Зияд-оглу из огузского племени Гаджаров. В середине XVIII на территории Азербайджана образуются ханства, среди которых были также Карабахское и Иреванское. Карабахское ханство было населено тюрками-мусульманами (азербайджанцами) и албанами-христианами, которым перед лицом сильного влияния соседней армянской церкви все сложнее было сохранить свою самобытность и идентичность. По официальным российским данным 1810 года в Карабахском ханстве было 9500 тюрков-мусульман (азербайджанцев) и всего 2500 «армян», среди которых были как перенимающие армянский язык албаны, так и собственно армяне (хаи), постепенно поселяющиеся в незначительном количестве в этих краях (См.: Акты, собранные Кавказскою археографическою комиссиею. Архивъ главного управления намъстника Кавказского, том IV. Изданъ под редакциею председателя комиссии дсс. А.Д.Берже (Тифлисъ: Типография главного управления намъстника Кавказского, 1870), Документ № 37, с. 38-39.). Именно о них в 1769 году в своей справке писал грузинский царь Ираклий II. На самом деле, т.н. «армянское» население меликств состояло из христиан-монофизитов албан, которых намеренно или ошибочно называли армянами в силу их монофизитской веры. В частности, В.Величко по этому поводу писал: «[и]сключение составляют неправильно называемые армянами жители Карабага (Албания или Агвания), исповедовавшие армяно-григорианскую веру, но происходившие от горских и тюркских племен [...]» (См.: Василий Величко. Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы. Баку, Элм, 1990, с. 154.). Об этом писал также армянский автор Б.Ишханян, согласно которому «[а]рмяне, проживающие в Нагорном Карабахе, частью являются аборигенами, потомками древних албанцев [...], а частью беженцами из Турции и Ирана, для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений» (См.: Цит. по: Играр Алиев. Нагорный Карабах: История. Факты. События. Баку, Элм, 1989, сс. 73-74.).
 
Данные 1823 года свидетельствуют о том, что в Карабахском ханстве имелся один город Шуша и около 600 сел (из них 450 тюркских и около 150 албанских, называемых теперь уже «армянскими»), в которых проживали около 90.000 человек, в том числе в Шуше примерно 1048 азербайджанских семей и 474 – армянские, а в деревнях – соответственно 12902 и 433120 (См.: Описания Карабахской провинции, составленные в 1823 г. действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым. Тифлисъ, 1866.). 14 мая 1805 года при реке Курак азербайджанским ханом Ибрагимом Халилом и представителем российского императора генералом Цициановым был подписан Трактат о переходе Карабахского ханства под власть России. Данный документ является весомым свидетельством исторической принадлежности Карабаха Азербайджану. В соответствии со статьей 2 указанного договора российский царь дал «[и]мператорское свое ручательство на сохранение целости настоящих владений» Ибрагим хана Шушинского и Карабахского и его прав (См.: Трактат между Карабахским ханом и Российской империей о переходе Ханства под власть России, 14 мая 1805 года. http://azeri.ru/az/karabakh/412/ ). После присоединения к России азербайджанских ханств к северу от р. Араз (Аракс) началось организованное переселение армян из Персии, а затем и Османской Империи, в новоприобретенные российские территории, в частности на земли бывших Карабахского, Нахчыванского и Иреванского ханств. Детали переселения подробно описаны как современниками, так и исследователями, и совершенно не поддаются отрицанию. Наконец, период Азербайджанской Демократической Республики и вхождение в ее состав Карабаха и Зангезура описан в письме Постоянного представителя Азербайджана при ООН на имя генерального секретаря ООН со всеми ссылками на источники (См. Письмо Постоянного представителя Азербайджана при Организации Объединенных Наций от 30 сентября 2009 года на имя генерального секретаря, сс. 5-11. http://www.usazeris.org/integrity/Letter_A-64-475_Rus.pdf ).
 
Утверждение Якубяна о том, что Карабах входил в состав Азербайджана якобы только в годы СССР и только благодаря СССР, является оторванным от исторической действительности. Тем не менее у нас нет намерений углубляться в исторические дебаты, тем более на интернет странице неакадемического информационного агентства. Оставим данный вопрос неполитизированным ученым, тем более что решение армяно-азербайджанского конфликта лежит в международно-правовой плоскости, а не научно-исторической. Остается только недоумевать – если в годы советской власти Карабах пребывал в составе Азербайджанской ССР только лишь вследствие, как утверждает Якубян, «силового потенциала Москвы», то какая же неведомая сила «пихала» этот регион в руки сперва албанских, а затем и тюркских правителей на протяжении более чем двух тысяч лет, и как случилось, что в «армянском» Карабахе азербайджанцы оказались (точнее, остались) в большинстве даже после посттуркменчайского переселения персидских армян?! Вот уж действительно «парадокс»!
 
Говоря о годах первой республики, Якубян пишет о якобы имевшихся претензиях АДР на... Батуми. Не сомневаемся, он не сможет привести ни одной заслуживающей внимания ссылки на достоверный источник, в котором содержалось хотя бы косвенное свидетельство об имевшихся претензиях Азербайджана на этот черноморский порт. Данный тезис – ничем не подкрепленный вымысел якубянов! Излагая его, автор не замечает, как выходит за рамки формальной логики: «[И] если сейчас Азербайджан не претендует на Батуми, то почему претензии на Нагорный Карабах должны вообще восприниматься всерьез?» Вообще-то, с географической точки зрения логичнее было поменять их местами, хотя Бог с ней, с этой логикой. Гораздо важнее другое – целью овладеть далеким Каспийским побережьем задались именно дашнаки, устроившие весной-летом 1918 года форменный геноцид азербайджанского, лезгинского, татского и еврейского населения Баку, Губы, Шамахи, Сальяна, Хачмаза. Да так, что массовые захоронения тех времен обнаруживаются по сей день! Вот уж действительно, где приходится говорить о претензиях.
 
Немного забегая вперед, добавим, что аналогичной «отсебятиной» является также утверждение Якубяна о том, что Гейдар Алиев якобы «неоднократно и публично констатировал, что Нагорный Карабах для Азербайджана потерян». У нас имеются большие сомнения в том, что автор подобных выдумок сможет подкрепить свое утверждение хоть какими-то ссылками на достоверный источник. Зато не лишне будет напомнить ему о прошлогоднем заявлении бывшего коллеги покойного азербайджанского президента, экс-президента Левона Тер-Петросяна и его знаменитом «Уже отдали!».
 
По мнению Якубяна, Баку «никогда не сможет объединять вокруг себя целые регионы с инородным религиозным и культурным этносом», что «доказывается» усмотренными автором чуть ли не «каждодневными шовинистическими заявлениями азербайджанских политиков» (удивительно нездоровый каждодневный интерес к заявлениям из Баку). Сказано это с некоторым намеком на то, что шовинистических заявлений в адрес нацменьшинств из уст официальных лиц Армении сегодня не услышать. И в этом есть доля истины, поскольку в некогда многонациональной Армении нацменьшинств сегодня просто не осталось! Только не надо сейчас приводить дежурную статистику о курдах-езидах, ассирийцах. Это – мизер по сравнению с тем, какой Армения была прежде. Между тем, видимо, «отсутствием» толерантности и имперской культуры можно объяснить факт многонационального состава как современного Азербайджана в целом, так и его столицы! Вот этот «парадокс» Якубян как-то обошел вниманием.
 
Перевод Якубяном темы в политико-правовую плоскость также сопровождается фальсификациями и неверными интерпретациями. Говоря о референдуме по одностороннему провозглашению независимости бывшей НКАО, он пишет, что голосование было проведено за несколько дней до официального распада Советского Союза в присутствии «международных» наблюдателей. Однако, как справедливо заметил Т.Мусаев, «при ознакомлении со списком этих наблюдателей (всего 23), чьи фамилии указаны под «Актом о результатах референдума о независимости Нагорно-Карабахской Республики», обнаруживается, что все они – из республик бывшего СССР (в основном из России). На вопрос о том, как наблюдатели могут считаться международными, если союзное государство еще не прекратило существование, могут, наверное, ответить только авторы этих аргументов – официальные лица Армении». (См.: Тофик Мусаев, «Нагорно-Карабахский конфликт: анализ некоторых ключевых элементов правового характера», http://vugar-seidov.blogspot.com/2010/01/1991.html; Ильгар Маммадов, Тофик Мусаев, «Армяно-азербайджанский конфликт: история, право, посредничество», 2-е изд., Баку, 2008, с. 70, http://www.usazeris.org/integrity/kniga.pdf )
 
Но даже не в этих маленьких «неувязочках» дело. За последние несколько лет приходилось неоднократно слышать тезис о «правовой безупречности» провозглашения «республики» на месте бывшей НКАО и объявления ею независимости. Любопытно, что в качестве правовой базы приводился принятый 3 апреля 1990 года Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Между тем, внимательное изучение данного вопроса сквозь призму и с учетом принятого союзного закона не может привести к иному заключению, кроме как констатации недействительности как провозглашения «НКР», так и не имеющего правовых последствий так называемого «референдума о независимости» по причине неоднократного нарушения инициаторами этих шагов в первую очередь самого Закона СССР. Подробности экспертного анализа были приведены в совместном исследовании историка Ильгара Маммадова и юриста-международника, дипломата Тофика Мусаева.
 
Продолжение следует.
 
Вугар Сеидов, АзерТадж
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net