1news.az

Режиссер Руфат Гасанов: «В конечном итоге, все, что останется от нас - лишь черточка между годом рождения и годом смерти»

16 Января, 2014 в 13:40 ~ 14 минут на чтение 12590
Режиссер Руфат Гасанов: «В  конечном итоге, все, что останется от нас - лишь черточка между годом рождения и годом смерти»

Интервью 1news.az с режиссером Руфатом Гасановым

С Руфатом Гасановым мы познакомились чуть более года назад, на одном из интересных проектов, и хотя тогда лишь обменялись несколькими фразами, сегодня в общении никаких барьеров не возникло. Он максимально открыт – для жизни, творчества и общения, хотя при этом прекрасно осознаешь  тот факт, что степень этой открытости с каждым собеседником он определяет сам.  Я не буду сейчас давать краткую биографическую справку о нашем сегодняшнем собеседнике, гораздо интереснее, думаю, узнать обо всем из первых уст.

Отмечу лишь то, что еще совсем недавно фильм «Хамелеон» — драма об эмиграции, снятая за десять тысяч евро двумя азербайджанцами, которым нет тридцати: режиссером регионального телевидения города Евлах Эльвином Адыгезалом и бывшим сотрудником нью-йоркского VBS.tv и московского «Дождя» Руфатом Гасановым, был представлен в конкурсной программе фестиваля в Локарно.

- Руфат, готовясь к нашей виртуальной встрече, я постаралась найти максимум информации о тебе. Однако любое упоминание твоего имени обычно тут же связывается исключительно с фестивалем в Локарно, где вы с Эльвином Адыгезалом с успехом представили полнометражный фильм «Хамелеон». Повторяться не хочу, потому что наш сайт тоже писал об этом. Поэтому давай лучше поговорим о том, что было до этого. 

- Давай попробуем.

- У меня создалось впечатление, что ты относишься к категории людей, которые всерьез способны увлечься лишь тем, к чему у них лежит душа. Поэтому обычно они не отличаются особой усидчивостью в школе. Это про тебя?

- Ну да,  в отличниках, откровенно говоря, не ходил.   

- Ну, а к чему тянуло? Чем увлекался?

kv1
Ну да,  в отличниках, откровенно говоря, не ходил
kv1
- Из цензурированной биографии - дебатами. Однажды даже стал чемпионом Баку. Но это сродни приза «За творческий поиск» на кинофестивале в Гельзенкирхене - давно нерелевантно и никому не интересно.   

- А о том, кем станешь после школы, не задумывался?

- Я окончил школу в 16 лет. Возможно, есть подростки в пубертатном возрасте, которые сознательно строят планы на будущее, готовятся к гражданской дееспособности – я к таковым не относился. Понимал, что «пациент», скорее, гуманитарного склада ума, нежели технического. На большее не хватало ни сознательности, ни аналитического мышления. Было некогда, голова была забита тинейджерским мусором той эпохи.

- Ты так говоришь: «той эпохи», будто речь идет о 60-х годах прошлого века.

- Ну да, мы встретили второе тысячелетие в молодом возрасте, выросли на MTV, застали смену аналоговых технологий на цифровые. Наши детские фотографии сняты исключительно на пленку и распечатаны на чудовищной советской фотобумаге, мобильные телефоны для нас были роскошью, а не средством коммуникации и мы, к счастью, единственное поколение, которое знает что такое тамагочи и «dial-up».  Чем не эпоха? Родившиеся в середине 90-х совершенно другие. Они появились на свет в очках Ray Ban в цветной оправе и с айпадами в руках.

- Ну да. Как в том анекдоте про ребенка, который, уточнив у мамы, что в пору ее детства не было айфона и интернета, спросил, видела ли она динозавров.

- Что-то вроде того.

- Скажи, а как ты попал в Америку? Это было твое осознанное желание или так получилось спонтанно?

- В первый раз я попал в Штаты по программе по обмену. В течение академического года жил и соответственно учился в школе в штате Пенсильвания. Тогда я принял решение продолжить образование в США, и вот оно уже было осознанным.  

- Руфат, как бы ни было – тебе было всего 15 лет. В то время не всех отпускали родители так далеко. Это – заслуга твоей самостоятельности?

- Нет, скорее повезло с родителями. В шесть лет они мне подарили альбом Битлов Rubber Soul, обучили английскому, во многом позволяли познавать мир эмпирически, ошибаться, сомневаться, не сильно насаждали свое мнение. Так что свободы у меня было побольше, чем у многих сверстников, но аппетит ведь приходит во время еды. Только не называйте интервью «Руфат Гасанов о кино, аналоговых технологиях и о том, каково это быть котом, который гуляет сам по себе».

- По гороскопу?

- Ой, ну что эти гороскопы. Второе прибежище мракобесов. Мы  - скептики и материалисты, в Санта Клаусов и прочих всевидящих бородатых дядек давно не верим.  

- Но во что-то же ты веришь.

kv1
Так что я верю в торжество разума. Жить в 21 веке, следуя канонам тысячелетней давности, -  это унынье и печаль, и ни разу не делает нам чести
kv1
- В то, что не обязательно во что-либо и тем более в кого-либо верить, чтобы быть порядочным человеком. Так что я верю в торжество разума. Жить в 21 веке, следуя канонам тысячелетней давности, -  это унынье и печаль, и ни разу не делает нам чести. Я это о homo sapiens в целом.    

- Хорошо, вернемся к жизни в Америке. Что тебя там так потрясло, что ты решил во что бы то ни стало вернуться?

- Я в 15 лет попал в страну, в которой общество функционирует по принципам, которые мне очень симпатичны. Во главе системы отношений ставится индивидуальная свобода в противовес коллективизму, продуктом которого мы все являемся. Возьмем, опять же, систему образования. Хотя нет, лучше не надо. Иначе тебе придется выслушивать длинную тираду в адрес чудовищной советской системы образования. Одиннадцать лет морализаторства, индоктринации и подавления личности. Хуже не придумаешь.   

- А как же нынешняя система образования?

- Нынешняя система - лишь продукт мутировавшей советской системы. Один бред в учебниках сменился другим. Мы прошли путь от «победы марксизма-ленинизма над гнилым империализмом» до «сверхважности трудов Насреддина Туси, благодаря которым Колумб открыл Америку». То есть воспитание мании величия сызмальства – это раз. Два - навязчивая мысль воспитать «сверчеловеков», подкованных по всем дисциплинам, от черчения до, простите, «труда» (я о предмете). Само название отдает недоеденным молью пионерским галстуком. Ну не может быть человек одинаково способным и в математике, и в истории, и в физике, и в физкультуре. А насильно заставлять ребенка быть таковым это, мягко говоря, издевательство. Я уже не говорю о бесполезнейших предметах вроде информатики с компьютерами КУВТ-2 Ямаха. Опять же, я сужу исключительно из своего опыта, я окончил школу 10 лет назад, возможно, сейчас дела обстоят лучше. 

- Но тебе пришлось вернуться в Баку на целых два года.

- Да, по правилам программы по обмену я не имел права в течение двух лет возвращаться в Америку. Пришлось имитировать бурный процесс усвоения знаний, поступив в БГУ на факультет востоковедения. За это время подал документы в ряд вузов в США, и спустя два года я уже был студентом Бейтс Колледж в Новой Англии. И я не ошибся с выбором. Широкий спектр курсов от международной политэкономии до современного театрa, от астрофизики до экранизаций Шекспира в кинематографе – была возможность выбрать то, что тебя действительно интересовало. И я уже не говорю о взаимоотношениях между студентами и педагогами. Максимальная объективность на занятиях, сменяющаяся такой же степенью доступности во внеурочное время. С педагогами мы дружили, мы были знакомы с их семьями, ходили к ним в гости и выпивали по выходным в пабах, но ни о каких поблажках в академическом плане, разумеется, не могло быть и речи. И это здорово, молодым людям часто не хватает наставников, тех, которые не станут «морализаторствовать», а, скорее, поделятся опытом, помогут советом. На таких педагогов хочется равняться, им доверяешь и их помнишь всю жизнь.

- Тебе повезло – ты попал в мир, который для тебя стал максимально комфортен. А ты не думал, почему? Ведь ты – вроде бы продукт другой системы. Однако ты не то, что адаптировался – ты воспринял все это как свое, родное.

- На самом деле, когда я ехал в Штаты, я был намного консервативнее, нежели сегодня. Это, конечно же, было обусловлено средой, в которой мы росли. Но важно быть открытым к переменам.

- Многие так не думают.

- Не сомневаться значит не совершенствоваться. Закрытость и заведомое неприятие «иного» это показатель глупости. Что-то я какими-то категорическими тезисами заговорил.

- Тебе показалось, что в Америке люди более искренние?

- Не очень понимаю, что ты имеешь в виду под словом «искренний». Если ты о взаимоотношениях людей в обществе, то да, мне их система ценностей сильно импонирует. Каждый занимается своим делом, добросовестно выполняет свою работу, строит свою «ячейку», и их общество - это совокупность отлаженно функционирующих «ячеек». Это тот самый индивидуализм, который мы уже обсуждали. Мы постоянно слышим, что соседи или тем более родственники должны друг другу помогать. Никто ничего никому не должен. Достаточно добросовестно выполнять свою работу и «жить станет лучше, жить станет веселее».

kv1
Мы постоянно слышим, что соседи или тем более родственники должны друг другу помогать. Никто ничего никому не должен
kv1
А притязать на помощь и ходить потом в должниках  - дело неблагодарное. Мне все это кажется рудиментом «кавказского трайбализма». Не близка мне и истеричная традиция «кунакства». Помню, как один мой товарищ опубликовал в «Фейсбуке» статус о том, что если вы видите нескольких молодых людей, оплачивающих ужин в ресторане по «немецкому счету», то это, вероятно, старые друзья. Но если они демонстративно выхватывают друг у друга счет, стремясь оплатить его полностью – скорее всего они едва знакомы, и, мало того, оплачивающему явно что-то нужно от присутствующих.

Я понимаю, что озвучиваю не особо популярную позицию, но я уже давно не ставлю перед собой цели кому-то понравиться.

- Да, ты высказался резко, но верно.

- У нас популярно апеллировать к пресловутому менталитету, особенно если надо оправдать что-то не слишком лицеприятное. Знаешь, как футуристы призывали сбросить Пушкина с Достоевским с «корабля современности?» Вот так и я ратую за избавление от «балластa» традиционализма.

-  Ты поэтому не живешь постоянно в Баку?

- Нет. Просто специфика выбранной профессии подразумевает постоянное кочевание. После США переехал в Москву, учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров, работал режиссером промо на телеканале «Дождь». Ушел с работы, снял с Эльвином «Хамелеона», вернулся в Москву и устроился на работу в продюсерскую компанию Vita Aktiva руководителем отдела постпродакшн. Смонтировал несколько фильмов, включая наделавшие много шуму «Интимные места». Недавно переехал жить в Вильнюс.

- Ну, а кроме этого? Ведь ты над чем-то работаешь?

- Я заканчиваю работу над сценарием к своему второму полнометражному фильму с рабочим названием «Şimala Doğru» (На Север) о противостоянии Северa и Юга с культурологической точки зрения.  

Кроме того, я нахожусь на заключительной стадии монтажа короткометражного фильма о бакинской инди-группе, в рамках фильма-альманаха производства «Азербайджанфильм» и продюсерской компании Adari Films.

- Руфат, а нет ли желания в будущем снять кино с участием профессиональных актеров?

- Стараюсь не вгонять себя в рамки и не мыслить в таких категориях. Режиссеры-мастодонты от Кассаветиса до Балабанова снимали непрофессионалов и что? Какая разница, какого цвета кошка, лишь бы мышей ловила. У непрофессиональных актеров отсутствуют выработанные годами театральные штампы, актерские тики и т.д. Подобрал типаж, он органичен, киногеничен - и вперед. Удобно. Хотя в короткометражном фильме у меня снялись и заслуженные, и народные артисты Азербайджана. Так что раз на раз не приходится.

- Судя по твоему рассказу о жизни, тебе постоянно «фартило», как ты сам говорил. Скажи, ты веришь в удачу или, к примеру, в то, что если выбрать правильную цель, то обстоятельства начинают «играть в твою пользу»?

- Ну я в самом начале интервью сказал, что я скептик и материалист. Если мне шесть раз подряд выпадет «шесть-шесть» в игре в «кости», я, скорее, угляжу в этом невероятное совпадение, но никак не мистическое вмешательство. Так что я просто стараюсь заниматься любимым делом, реализовывать свой потенциал и не упускать выпадающих мне возможностей. 

- Ты совсем не говоришь о личном.

- На то оно и личное. Я и так много всего тут наговорил – кому это интересно? Непонятно. А если кому-то все же не дает покоя вопрос касательно моего любимого цвета, может написать мне в «Фейсбук».

- Задам банальный вопрос о творческих планах.

- Продолжить снимать пока есть, что сказать. Ну а потом, возможно, вспомню, что я по образованию все же театральный режиссер.

- А мечта у тебя есть?

- Ты заставляешь меня чувствовать себя участницей конкурса красоты. Ну что мне сказать? «Мир во всем мире»? Есть навязчивая идея завести мопса.

- Неожиданно. Почему именно мопса?

- Рейгана вспомнил. Он как-то в одном из интервью сказал, что мама ему не разрешала есть мороженое до обеда, а теперь, говорит, я – президент и могу делать все что вздумается. Так и я. Хочу мопса.

- У тебя поразительно… легкий взгляд на жизнь. Это так?

- В  конечном итоге, все, что останется от нас, лишь черточка между годом рождения и годом смерти и вечная нежность ночи навсегда примет сияние славы наших дней. А раз так, то какой смысл не относиться к жизни с легкостью?

- Что ж, мы желаем тебе удачи во всех начинаниях!

Текст: Натали Александрова

Фото предоставлено Руфатом Гасановым

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net