1news.az

Рамиз Фаталиев: «Мне довелось лично пообщаться с Ахмадией Джебраиловым и он поразил меня…»

18 Ноября, 2015 в 11:08 ~ 15 минут на чтение 5127
Рамиз Фаталиев: «Мне довелось лично пообщаться с Ахмадией Джебраиловым и он поразил меня…»

Страсти вокруг имени нашего знаменитого соотечественника, героя Второй мировой войны и Французского Сопротивления, друга генерала Шарля де Голля, Ахмадии Джебраилова не утихают с момента удаления статьи о нем из русскоязычной «Википедии».

Вслед за публикацией об этом, мы разместили на нашем сайте синопсис к фильму под названием «Третий пункт протокола» известного азербайджанского драматурга Рамиза Фаталиева, который повествует о некоторых эпизодах из жизни легендарного разведчика. 

Сегодня мы представляем вниманию читателей интервью с Рамиз мюэллимом, в котором он рассказал о том, почему еще несколько лет назад был написан этот материал…

- Рамиз муаллим, когда и почему у Вас появилась идея  написать сценарий для фильма об Ахмадие Джебраилове? Ведь, насколько я знаю, Вы писали этот синопсис, что называется, «в стол»?

-  Меня очень заинтересовала его личность. Причем, такой «толчок» и внезапное желание непременно написать о нем возникли не сразу. Впервые о непростой и, при этом,  безусловно, интересной жизни Ахмадии Джебраилова я узнал, когда побывал в этнографическом музее в Шеки. Это было еще в далеких 70-х годах, и тогда его имя и все, что я успел узнать из экспозиции, вызвали во мне интерес, но не более того. Я просто не осознал в тот момент весь масштаб его личности.

Потом я посмотрел документальный фильм, снятый Хамисом Мурадовым, который был посвящен Ахмадие Джебраилову, и вот тогда уже начал понимать, насколько непростым и даже загадочным человеком он является. Но это все были, знаете, как своеобразные «вклады» в копилку – я набирал информацию, но желания поделиться ими не возникало. Думаю, просто потому, что я еще не до конца их «переварил» и осознал.

Где-то в середине 80-х годов мне довелось лично пообщаться с Ахмадией Джебраиловым – он приезжал на киностудию, и вот тогда, наверное, и появилось смутное осознание того, что об этом человеке надо обязательно писать.

- Чем он Вас поразил?

- Удивительной «несочетаемостью» качеств, если можно так выразиться. Понимаете, он был… чрезвычайно застенчив во всем, что касалось его самого. О других людях он мог рассказывать часами, но о себе самом – нет. Однажды он сказал мне: «Не спрашивайте о моем героическом прошлом. Я людей убивал…». 

И сам же дополнял: «Вы же не задумываетесь над тем, почему уничтожаете сорняки. Вот нечто подобное я испытывал, когда убивал врагов».

Для него как для агронома подобное сравнение – вполне объяснимо. Но я, признаться, был несколько обескуражен такой аллегорией.

Однако после того как узнал и понял его чуть лучше, понял, что он имел ввиду. Понимаете, он весь – в его же фразе: «Нет ничего в этом мире сильнее ситуации».

Он считал, что в каждой отдельной ситуации человек проявляется по-разному. Уверен, что если бы мне довелось познакомиться с ним во время войны, я бы увидел совершенно другого Ахмадию.

- Да, даже из того, что я прочла в синопсисе, определение «застенчивый» никак не складывается… Я бы назвала его решительным, упрямым, цельным, каким-то… несгибаемым. Но застенчивым?!..

- Вы правы. Об этом я и говорю – о совершенной «несочетаемости» некоторых качеств в нем. Если можно охарактеризовать впечатление об Ахмадие Джебраилове одним словом, я бы сказал, что он – абсолютный айсберг, потому что то, что видно на поверхности – это лишь его вершина.

И потом, не забывайте, он был разведчиком, а это предполагает наличие определенных качеств, которые должны быть вне зависимости от времени, места и ситуации – просто, по умолчанию. Это те же качества, что назвали вы, плюс, некая доля авантюризма и артистизм. 

Но вот этих двух последних качеств я в нем не заметил, хотя отлично понимал, что они в нем есть. Он был похож на человека, в котором одновременно – несколько ипостасей, но при этом самые жесткие из них просыпаются лишь тогда, когда это необходимо, но не ему, а Родине. Как бы пафосно это ни звучало.

Но тот факт, что он вернулся в Азербайджан, подтверждает это. Ведь он вернулся, одержимый ностальгией, иначе не объяснишь, почему, работая в канцелярии президента, имея жену и двоих детей, он бросил все и приехал в родное село.

Вопреки, кстати, информации из той же «Википедии», Ахмадия Джебраилов не сидел в «лагерях». Это уже выдумка. Каким-то образом подобной участи он избежал, хотя «невыездным» его оставили на долгие 10 лет. Причем, выезжать ему было запрещено не только из страны, но даже из родного села.  И он стал жить и работать обычным агрономом, с удовольствием и радостью отдавая себя простым житейским радостям.

- То есть, следуя собственным взглядам, он ушел в другую реальность или, как он говорил, в другую «ситуацию».

- Да. Именно.

- В этом есть что-то философичное. Получается, он принимал жизнь такой, как она есть, действуя как раз по ситуации. Война – надо воевать. Мир – надо жить и трудиться. Правильный, но… весьма нестандартный взгляд на жизнь даже в наше время. Что говорить о том, тем более, если речь идет о взглядах героя-разведчика.

- Об этом я и говорю. Возможно, еще и поэтому его личность вызывает столько споров.

- Вернемся к Вашему синопсису.  Ведь Вы начали писать и сценарий, а это говорит о том, что Вы изучали его жизнь, его путь,  то есть, владели информацией о тех самых исторических фактах, существование которых оспаривают сегодня админы «Википедии».

- В этой связи я для начала хотел бы провести небольшой ликбез, специально для тех, кто не хочет видеть разницы между документальным и художественным повествованием. Так вот, документальному произведению правомерно ставить вопросы о том, имело место быть то или иное событие, или нет. А вот у художественного можно спросить лишь: «Могло ли такое быть?».  При этом автор художественного произведения в любом случае опирается на конкретные факты, но вот то, что  было между ними или то, что было вокруг и внутри них – автор имеет право  домыслить! А вот автор документального произведения – нет.

Если бы я знал заранее, что с моим синопсисом выйдет такая оказия (а именно некоторые моменты синопсиса оспаривают проармянские противники статьи об Ахмадие Джабраилове в «Википедии» - прим. ред.), я бы, честное слово, написал сценарий документального фильма.

Потому что все факты, описанные в синопсисе и половине написанного сценария – это, как говорил Горин, больше чем факт: так оно и было на самом деле.

- Вы можете сейчас конкретизировать?

- Безусловно. То, что в 1960 году французские партизаны собрали деньги и послали их Ахмадие Джебраилову – факт. То, что его позвал на встречу тет-а-тет Никита Хрущев, и что на этой встрече А. Джебраилов отказался от денег и принял предложение Хрущева вместо отказа передать их в Фонд Мира – тоже факт! Но вот то, как именно они беседовали, какие слова говорили друг другу – это уже мой вымысел.

Далее. То, что А. Джебраилов был  комендантом города Альби – исторический факт, как и то, что его подобрали с контузией, а он, будучи скрупулезным в деталях, в кармане держал фото «немецкой семьи». Но… я не нашел его «немецкого имени» тогда, и поэтому придумал другое. А сегодня админы Википедии ставят мне в вину то, что «такого персонажа не существовало».

Кроме того, я включил в  свой синопсис такую шутку, вложив ее в уста Джебраилова – мол, «Передайте привет дяде Карлу», имея ввиду… Маркса! Ну, пошутил я! Но и это «борцы за справедливость» посчитали доказательством того, что Джебраилова не существует! Хотя шутка эта была «вставлена», что называется, между неоспоримыми историческими фактами. Но админы «Википедии» решили, что раз шутка – ложь, то и факты – ложь.

- Но ведь это же абсурд… Неужели они не видят разницы между художественным и документальным произведением?

-  В этом и разница между тенденциозными критиками и объективными. Я думаю, они все прекрасно понимают, и поэтому тем преступнее их деятельность. У них есть цель – оспорить факт существования Ахмадии Джебраилова. И они для этого делают все возможное.

Хотя прежде, чем браться за написание сценария об Ахмадие Джебраилове, я в течение года собирал информацию о нем. Разговаривал с историками-исследователями разных периодов Великой Отечественной войны, обращался в Комитет Ветеранов Франции, от которого мы получили более чем развернутый ответ об А. Джебраилове. Ну и так далее - источников было много. И, повторюсь, исключительно по причине того, что я писал не документальный сценарий, я не стал указывать все их в конце длинным списком. Но все эти документы по сей день существуют. Их просто надо найти.

- В публикации на 1news.az есть ссылка на хронику советского периода, в которой рассказывается об Ахмадие Джебраилове. Я так понимаю, в то время попасть в хронику было непросто, а для «вымышленного» героя - и вовсе нереально.

- Вы правы. Я вам скажу больше. Как я уже сказал, меня в свое время вдохновил фильм Хамиса Мурадова, посвященный А.Джебраилову, который он снял в 1975 году. Так вот, Х.Мурадов со съемочной группой сопровождали А.Джебраилова в его поездке во Францию. С ними в поездке, кстати, был и Рамиз Абуталыбов, в то время - представитель СССР в ЮНЕСКО.

В фильме есть кадры, где А.Джебраилов встречается со своими соратниками-партизанами. Где тот же Жак Дюкло, узнав, что Ахмадия в Париже, прилетает из Марселя, чтобы встретиться с ним. Он же, кстати, вручал ему одну из наград.

К слову, Жак Дюкло лично знал и Джебраилова, и де Голля, есть записи, свидетельствующие о том, когда и кто вручал А.Джебраилову все его награды.

- Получается, что в фильме уже есть неоспоримые доказательства подвигов нашего соотечественника?

- Ну конечно.  При желании фильм можно найти, он хранится в архиве. Назывался он «Тысяча дней борьбы», но это в переводе Москвы, а оригинальное название – «Fransa Qəhrəmanı», то есть, «Герой Франции». Просто советская идеология не могла допустить, чтобы гражданин СССР был бы героем другой страны. Изначально фильм задумывался и снимался как полнометражный, но после вердиктов всех возможных «приемных комиссий» его сделали короткометражным, в итоге он длится  20 минут.

Кроме того, к 30-летию Победы был издан сборник «Во имя Родины», в предисловии которой тогдашний министр обороны, маршал Гречко упоминает героев Великой Отечественной войны: Кожедуба, Покрышкина и Джебраилова, а в самой книге рассказывается о нашем соотечественнике.

И я уверен, что источников – гораздо больше. Надо лишь задаться целью их найти.

- Ну, думаю, что сегодня желающих это сделать  будет немало. Получается, удаление нашими недругами информации из «Википедии» сыграло, как ни странно, позитивную роль. Многие, даже не слышавшие об Ахмадие Джабраилове, заинтересовались и его жизнью, и историей.

- Сложно сказать однозначно про позитивную роль. Но скажу, что в некоторых случаях скепсиса и у наших соотечественников хватает. В этом смысле нам порой и враги не нужны, мы «на самообслуживании» неплохо справляемся. Горько, но факт.

- Рамиз муаллим, Вы сказали, что писали сценарий «в стол».  Но неужели не было надежды на то, что когда-нибудь по нему снимут фильм?

- Да, на самом деле это – редкость, потому что обычно на сценарий поступает заявка, и у сценариста есть некая уверенность в том, что завтра по его сценарию снимут фильм.

Сегодня у меня есть такое желание.

Потому что сам факт того, что мой синопсис стал достоянием общественности – это просто случайность. Дело в том, что некоторое время назад на «Фейсбуке» возник разговор на тему, касающуюся А. Джебраилова, и дабы не быть голословным в аргументах и не повторяться, я опубликовал этот синопсис в статусе, который, по сути, был обращением к нескольким участникам предыдущей дискуссии. Но внезапно это получило резонанс, чему я, конечно, рад.

- А как Вы думаете, есть вероятность того, что фильм по Вашему сценарию будет снят?

- Я бы этого очень хотел, хотя прекрасно понимаю, что это – задача не из легких. Дело в том, что реализация подобного проекта – это очень дорогое удовольствие. Я также знаю, что Министерство культуры и туризма весьма заинтересовано в том, чтобы фильм о жизни А. Джебраилова был снят, и очень надеюсь, что их попытки найти необходимое финансирование увенчаются успехом рано или поздно.

- Рамиз муаллим, в финале Вашего сценария А. Джебраилов весьма нелепо погибает (цитата: в 1995-м году, переходя дорогу, он был насмерть сбит легковым автомобилем, водитель которого находился в состоянии легкого опьянения. Во всяком случае, так было указано в составленном на месте происшествия милицейском протоколе). И некоторые комментаторы даже утверждали, что его смерть, мол, не была случайной, что его специально «убрали» и так далее. Что Вы сами об этом думаете?

- Это не так. Его смерть действительно была случайной, но произошло все немного иначе, а не как описано в  сценарии. Он был на свадьбе и вышел позвонить. Зашел в телефонную будку, и увидел, что на него несется потерявший управление грузовик. У водителя просто отказали тормоза, и он пытался, как мог, избежать рокового удара. О том, что это  было именно так, успел сообщить сам Ахмадия Джебраилов перед смертью в больнице, куда его отвезли. Он не хотел, чтобы шофера безвинно осудили…

- Спасибо Вам за эту беседу и за интересный рассказ о нашем соотечественнике.

Натали Александрова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net