1news.az

ПРАВИЛА ЖИЗНИ. АНАР МАМЕДХАНОВ: «Я анти-жмот - в этом плане меня можно назвать бессребреником»

23 Апреля в 12:20 ~ 10 минут на чтение 33153
ПРАВИЛА ЖИЗНИ. АНАР МАМЕДХАНОВ: «Я анти-жмот - в этом плане меня можно назвать бессребреником»

Сегодня исполняется 4 года со дня смерти Анара Мамедханова. Человека выдающегося в истинном смысле этого слова.

Анар обладал невероятной энергетикой и умел притягивать к себе людей, которых, казалось, ничего не объединяет. А он объединял. Анар был тем редким человеком, к которому невозможно было оставаться равнодушным. Его можно было любить или ненавидеть, но всякий, кто хоть раз общался с этим невероятным человеком, проникался к нему глубоким уважением. Говорят, есть люди со стержнем... В таком случае Анар сам был стержнем, объединившим вокруг себя широкий круг единомышленников, разделявших его оптимизм и веру в свою страну, народ и ее лидера.

Сегодня мы предлагаем читателям еще раз ознакомиться с Правилами жизни депутата Милли Меджлиса, настоящего капитана и просто самого веселого и находчивого парня из Баку Анара Мамедханова, которыми мы несколько лет назад открыли одноименную рубрику на сайте, вдохновившись опытом коллег из Esquire. Читайте и узнавайте, как жил и чему научился наш добрый друг, память о котором будет жить вечно.

Отметим, что материал впервые был опубликован 21.02.2011.

АНАР МАМЕДХАНОВ

Общественный деятель, капитан легендарных «Парней из Баку», экс-депутат парламента, 41 год.

1news.az представляет remake культовой рубрики журнала «Esquire» -«Правила жизни».

Первый гость рубрики – Анар Мамедханов. Встречайте.

Если бы я оказался на необитаемом острове и имел возможность взять кого-то с собой… Любой человек может надоесть. Точно взял бы какое-то оружие, сложную книгу, которую до этого не читал и фотографию семьи.

Был такой фильм - «Немного весеннего праздника» Назима Аббасова. Он снимался в соседнем дворе, и я все время крутился рядом со съемочной группой. В конце концов, меня сняли в массовке и дали мои первые пять рублей. А потом, через некоторое время, мне пришло письмо, где было написано: пожалуйста, подтвердите, что вам дали 21 рубль. Никогда не был стукачом, и потому сказал - да, мне дали 21 рубль. Так что, мои первые деньги были связаны с лжесвидетельством.

Когда я слышу звук улиток, такое «туусс», то вспоминаю свое детство. У нас была одноэтажная дача, бабушка у меня была грузинкой и плохо понимала по-азербайджански, а дедушка был азербайджанцем и плохо говорил по-русски. Как они поженились, для меня остается загадкой... Так вот, летом мы любили спать на веранде, а бабушка с дедушкой называли это «спать на улице». Вот тогда я по ночам все время слышал этот звук улиток.

Почему-то детство всегда вспоминается летним.

Нам восемнадцать лет. Стройотряды, поездки на хлопок и т.п. – всего этого уже нет. Но есть комендантский час и чрезвычайное положение. Как таковое студенчество, которое было у поколения лет на пять постарше, у нас не сложилось. Я даже по лицам многих из потока вспомнить не смогу. Но был КВН, который компенсировал все это. Даже сегодня я могу вспомнить автора шутки на школьном КВН в Гяндже или Сумгаите конца восьмидесятых, но не однокашника.

Люди моего поколения начали содержать свои семьи с двадцати лет. Мы - поколение, увидевшее войну, и, возможно, оттого получившееся очень ответственным.

Когда нам было по шестнацтать-семнадцать, в плане досуга делать нам было практически нечего... Поэтому мы читали. Кто-то правда пил, кто-то «покуривал», а кто-то и покуривал, и пил, и читал. Ну и верх блаженства - поехать в Болгарию. Сегодня возможностей конечно намного больше.

Недавно ко мне позвонил знакомый и назвался именем, я несколько раз переспрашиваю: кто? И он называет, наконец, свое прозвище. Я говорю: что же ты сразу не сказал! А он мне: «Послушай, у меня дочка скоро замуж выходит, какие клички?».

Я очень эмоциональный человек, но бываю всегда абсолютно спокоен в критических ситуациях.

Никогда ничего не коллекционировал, хотя по гороскопу я рак, одной из главных черт которых считается коллекционирование. У меня есть приятели, которые говорят: «Да, я тоже нетипичный рак». «А ты что-то коллекционируешь?». «Нет, ну так по мелочи... Спички какие-то». «А сколько у тебя спичек?» «Ну, две-три тысячи»… То есть, со всех отелей спички понабирал, но не коллекционер»!

Я анти-жмот - в этом плане меня можно назвать бессребреником.

Когда меня ругают, стараются никогда не говорить двух вещей: что я тупой и что у меня плохая память, потому что она у меня очень хорошая.

Человека можно уничтожить, его можно унизить, но у него нельзя отнять интересы.

Есть западная школа журналистики. Какая? В каком-то смысле, удивительно бесцеремонная. Приходит журналист, его визави говорит: присаживайтесь. А на следующий день выходит статья, где написано: «Меня встретил полноватый человек с влажными глазами и потными руками, и видимо, у него есть какие-то гомосексуальные наклонности». И в принципе он может сказать, что высказал свое мнение. С профессиональными, серьезными журналистами, пусть даже с диаметрально противоположным взглядом на мир, у меня всегда уважительные, хорошие взаимоотношения.

Я могу в четыре часа утра позвонить в Америку и рассказать свежий анекдот, если он меня искренне рассмешил.

Женскую логику я не могу понять в принципе. Женская логика заключается в отсутствии логики, причем, казалось бы, с возрастом, надо бы к этому привыкнуть, но становится только хуже.

Современный интеллектуал – это узкий специалист, над которым стоит менеджер.

Сильное государство должно строиться на трех китах: менеджеры, буржуазия и профессионалы. Да, любое государство может первые пять-семь лет держаться на исполнительной власти и правоохранительных органах, но потом всегда приходят «буржуа». Это сильные, богатые люди, с целями и стремлениями. Они хотят, чтобы их деньги работали и вокруг было спокойно. Потому что у них собственность, которая будет передаваться детям и внукам, а любой катаклизм для них – это трагедия. Буржуазия – это хребет, позвоночник сильного государства. Его мозг – это менеджеры. Его сердце – это профессионалы.

Даже самому великому врачу нужны хорошие медсестры.

Что меня может удивить? Хорошо пьющая женщина с чувством юмора.

Джалил Мамедкулизаде - один из гениальнейших писателей. С точки зрения идеи он гениален, но ему не хватало механики. Вот поучился бы он лет пять в Сорбонне, Кембридже или даже в Питере...

Раньше были пластинки, на эти пластинки можно было записать только час. Потом появилось такое понятие long play, с его помощью на эту пластинку стало возможно записывать до четырех часов. Моя жизнь в этом «лонг плейе». Я чувствую себя человеком, который в жизни повидал больше, чем некоторые люди, дожившие до восьмидесяти.

Вы говорите: ложь – это аморально. Играют в футбол, один бежит с мячом и думает: «ложь - это аморально. Давай-ка я им дам знак, что иду налево». Ты смотришь на него и думаешь: «Он идиот?» Нет, он просто решил: «Ложь- это аморально».

Ложь без корысти – это поэзия.

«А ты так со мной не разговаривай, меня по телевизору показывают» - это одна из моих самых любимых фраз. Люблю смотреть на реакцию людей. Есть такие, которых это добивает, они даже как-то замыкаются. У меня есть друг, который живет в Казахстане. Идет разговор, он рассказывает: «А в Казахстане идут дожди». Я ему: «А ты так со мной не разговаривай, меня по телевизору показывают». Он не понял, что это шутка, даже обиделся на меня.

Люблю фразу: «раздевайся». Сидим на совещании, кто-то выступает, а я ему резко говорю: «Ну, очень хорошо. Раздевайся».

Как-то Юлий Гусман сказал: «Когда я был молодой, я видел, как родители сидят за столом и произносят тосты. А я сидел и думал про себя - вот старые дураки, что за банальные фразы? Вот я бы тут развернулся, встал и сказал замечательный цветистый тост с миллионными обобщениями и философскими категориями. А с возрастом стал понимать, что эти банальности – самые важные вещи, особенно, если они сказаны от сердца».

Дружба - понятие круглосуточное.

В мате сконцентрировано столько смыслов, что, будь ты самим Гоголем, не сможешь, найти более многозначного и в то же время лаконичного понятия. Я часто матерюсь, и мне это очень помогает. Но, есть люди которым мат не подходит.

Был такой гениальный оператор, бакинец, снимал «Ассу», «Цирюльника» - Павел Лебешев. Когда он разговаривал матом, это была просто поэзия.

Я вообще люблю живых людей.

Думаю, я разбираюсь в людях, хотя бывали и ошибки - я очаровывался человеком, который поначалу мне не нравился.

Если кто-то хорошо пошутит рядом со мной, я обязательно рассмеюсь.

Есть хорошая фраза Бомарше - «нет ничего хуже начитанного болвана». Такие люди тебя ненавидят по умолчанию - что бы ты ни делал, у них одна реакция: «Ах, ах, ах, а вот томик Пастернака…».

Люблю эпатажных людей. Но сам привлекать к себе внимание эпатажем, не люблю. Надеть малиновую, шелковую шляпу в горошек, я не готов.

Как-то Мурад Дадашев объяснял мне, что своим «черным квадратом» Малевич показывал то, каким он видел мир. Посмотрел на картину - ничего не понял.

Потом Таир Салахов объяснял мне, что есть в искусстве такое понятие - «золотое сечение» и если оценивать Малевича по этому критерию, то «Черный квадрат - идеальная картина. Правда?... Я опять посмотрел – ну ни черта не понял.

Успех хорошей шутки заключается в двух вещах: она должна быть короткой и непредсказуемой.

Записала: Ирада Мухтарова
Фото: Джамиля Алиева

33 153

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Правила жизни

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net