1news.az

Пациентки обвиняют пластического хирурга: «Он нас изуродовал и подорвал наше здоровье» - ФОТО

6 Июня, 2018 в 20:07 ~ 19 минут на чтение 76759
Пациентки обвиняют пластического хирурга: «Он нас изуродовал и подорвал наше здоровье» - ФОТО

В редакцию 1news.az обратились бывшие пациентки пластического хирурга Мубариза Мамедли - Назира С. и Евгения Ж.

Обе молодые женщины обвиняют врача в нанесении серьезного урона их здоровью и в том, что результат операции вместо чудесного преображения их внешности принес прямо противоположное: серьезные дефекты, устранить которые не так просто и очень дорого.

Мы выслушали обеих женщин, которые в настоящее время собираются добиваться справедливости в суде.

Назира С.:

- Я хотела сделать липосакцию и липофилинг, эти две операции обычно проводятся одновременно. Липосакция – это когда из подкожной клетчатки отсасывают избыточный жир, а липофилинг – это трансплантация этих же жировых клеток в места, где хочется иметь больший объем. Операции эти сейчас достаточно популярные и не считаются сверхсложными. Вот я и хотела сделать добавить своей фигуре идеальности, так сказать. Во что моя идея превратится, я тогда даже не предполагала. И дело даже не в том, что из-за халатности Мубариза Мамедли у меня сейчас тело визуально далеко от совершенства, мягко говоря. Главная моя претензия к нему как к врачу прежде всего состоит в том, что он нанес существенный вред моему здоровью, - говорит Назира С.

По словам Назиры ханум, в апреле этого года она обратилась в клинику «Реал» к пластическому хирургу М.Мамедли в качестве пациентки на операции по липосакции и липофилингу.

- Врач произвел на меня самое приятное впечатление. Моя ошибка была в том, что надо было доверять не фотографиям его пациентов в рубрике «до» и «после» в Инстаграме доктора, а поговорить с его предыдущими пациентками, собрать о нем информацию. Я же слепо доверилась впечатлению от его замечательных работ - как позже выяснилось, большинство фото было сделано в день проведения операции, и судить по ним о ее результатах просто неправильно. К фотографиям я еще вернусь, а сейчас расскажу о том, что случилось.
Итак, операция прошла вроде бы успешно, но меня беспокоила повышенная температура после нее и страшные боли. Но я поначалу не волновалась, так как понимала, что любое оперативное вмешательство дает такую клиническую картину. Просто осталась в клинике чуть больше, чем планировала. Затем меня выписали, все еще с температурой, но доктор Мамедли заверил меня, что со мной все хорошо, и что такое состояние после такой операции – вполне нормальное явление. Однако дома мне стало хуже, состояние ухудшалось, боль в груди становилась сильнее, и я вернулась в клинику. Врач же отнесся к моей проблеме, мягко говоря, спокойно. Он просто… проколол мне грудь в нескольких местах, заверив, что ничего ужасного со мной не происходит. А на самом деле в это самое время в моей груди уже собирался гной, но сам доктор Мамедли это отрицал. Более того, он назначил мне спиртовой компресс, что при такой картине категорически делать нельзя!

Пятого мая, - то есть, прошло больше недели после операции, - я пришла и потребовала, чтобы он сделал мне УЗИ, и только это обследование убедило его в том, что в груди действительно есть какое-то накопление жидкости. А когда ее стали прокалывать, выяснилось, что это не жидкость, а гной. Я уже не говорю о том, что результата «липофилинга» на этой груди нет, и теперь у меня ассиметричная грудь и, к слову, живот, который нуждается в дополнительных манипуляциях.

Мне прочищали грудь в течение четырех дней, с 5 по 9 мая. И несмотря на убойную дозу антибиотика, температура у меня не падала и состояние не улучшалось, после чего я ушла из клиники к другому врачу.

Он-то мне и сказал, что ограничиваться прочищением груди смысла нет, потому что опасные бактерии уже попали в кровь. Слава Богу, я попала в руки грамотного врача, который смог уничтожить эту инфекцию, но последствия всего этого плачевные: состояние сердца и печени оставляет желать лучшего, пониженный гемоглобин, низкий иммунитет, недостаток белка и эритроцитов в крови, повышенный уровень тромбоцитов и так далее.

Сам доктор Мубариз Мамедли и руководство больницы в лице главврача Ровшана Юсибова оказывать материальную помощь по возмещению расходов на мое лечение отказались. Моя цель – оградить всех, кто решил обратиться к Мубаризу Мамедли, от потенциальной опасности. Кроме того, теперь я уже хочу и возмещения материального и морального ущерба. На восстановление организма я уже потратила больше 5 тысяч манатов, а моральный ущерб оценить мне сложно, потому что ни сам доктор Мамедли, ни кто-либо из клиники «Реал» не только не оказали мне помощь, напротив, открыто игнорировали все мои жалобы и отказывались от какой-либо ответственности за то, что со мной случилось по их вине. Я не намерена оставлять это безнаказанным, поэтому уже обратилась и в прокуратуру Ясамальского района. Кроме того, я обратилась с письмами на имя генерального прокурора, омбудсмена и даже написала письма на имя Президента Азербайджана Ильхама Алиева и Первого вице-президента Мехрибан Алиевой. Я хочу добиться справедливости и доказать, что доктор Мубариз Мамедли не имеет права оперировать людей, - заключила Назира С.

Вторая молодая девушка – гражданка Украины Евгения Ж. также поделилась своей историей:

- Честно говоря, я впервые столкнулась с таким отношением врача. Дело в том, что я договаривалась также на операцию по липосакции и липофилингу. Однако на предварительном осмотре доктор Мубариз Мамедли предложил мне «сделать талию», а именно: провести абдоминопластику. Это – совершенно другая, достаточно сложная операция, и мне она была не нужна. Более того, я не была к ней готова, у меня были определенные планы: я собиралась уезжать спустя короткое время. И сам доктор Мубариз об этом знал.

Доктор заверил меня, что после операции (я думала, что речь – о липосакции и липофилингу) я буквально на второй день уже смогу, как он сказал, бегать. На том и договорились. 

Евгения до операции

Однако я совершила ошибку, не настояв на переводе документа, который подписывала. Меня уверили, что я подписываю документ, подтверждающий операцию по липосакции и липофилингу. А на деле мне провели абдоминопластику, о чем я с удивлением узнала, очнувшись после наркоза. Сам доктор Мамедли, услышав мой резонный вопрос о том, почему он все же провел мне такую операцию, ответил что-то невнятное, и вообще перестал приходить на осмотры, посылая вместо себя ассистента.
Кроме того, меня очень удивила сама система проведения операции: вплоть до последнего момента каждый из врачей и медсестер, кто попадался мне на пути в операционную, задавал мне уточняющий вопрос: «Что за операцию мы делаем?», и всем я отвечала одно: «Липосакцию». Когда меня об этом спросил анестезиолог, я еще раз сильно удивилась, успев подумать: «У него же есть документ, где написано, что за операция предстоит, почему же он уточняет у меня?», но потом мне дали наркоз, и, как я уже сказала, очнулась я в палате, - говорит Евгения Ж.

Этой девушке операцию сделали год назад, 9 июня 2017 года.

- После операции, которую я не собиралась делать, у меня начались проблемы уже в клинике: была дикая, нестерпимая боль в спине, про живот я уже не говорю. Кроме того, я спросила у доктора: хорошо, Вы провели абдоминопластику, хотя мы договаривались на липосакцию и липофилинг, но как тогда быть с наполнением груди? На что он мне ответил: «У тебя не было жира, только мышцы». Тогда возникает вопрос: зачем же в таком случае нужно было делать именно абдоминопластику?

Впрочем, в то время мне было не до вопросов, настолько ужасным было мое состояние. Я не могла разогнуться от боли, болело буквально все: и живот внутри, и швы, и спина. После такой операции ставятся дренажные трубки, и выписывали меня домой еще с ними. Так вот, в течение двух недель после операции врач ни разу не пригласил меня на перевязку, я приехала только на снятие дренажных трубок, и то мною занимался его ассистент. А в течение этих двух ужасных недель я не имела возможности с ним поговорить даже по телефону, он все время ссылался то на операцию, то на прием, то на недостаток времени.
А после удаления дренажей и заключительной перевязки у меня в животе, как потом выяснилось, уже был огромный свищ. Доктор же просто зашил, - причем, наживую, без наркоза, - мне живот (там расходился шов) и отправил домой.  

Дома, естественно, мне стало хуже, боль была очень сильной, и в отчаянии я стала искать другого врача. И слава Богу, что нашла, потому что если бы мне не вскрыли зашитый им живот, свищ разорвался бы внутри. Этот врач поставил меня на ноги, но для этого я должна была через день ездить на процедуры, и длилось все это аж до октября 2017 года. Но и это не все. Тот шов, который сделал М.Мамедли, был просто безобразен, и новый лечащий врач предложил исправить ситуацию, сделав его тонким и эстетичным. Но когда он вскрыл старый шов, оттуда тоже хлынул гной!  Пришлось лечить еще и это, а когда в конце лечения кожа зарубцевалась, и сняли швы и скобы, на следующий день шов разошелся вновь. Как объяснил мне это лечащий врач, доктор Мубариз настолько сильно натянул кожу, и так много «срезал», что теперь мне, грубо говоря, просто не хватает кожи, которая необходима для того, чтобы шов не расходился. Внутри – та же картина: все мышцы стянуты намертво. Я до сих пор не могу нормально распрямить спину, потому что меня пронзает боль, - говорит Евгения.

По ее словам, ее ситуация осложнялась тем, что она – гражданка Украины.

- Я не могла поехать домой, мне было противопоказано ездить на большие расстояния, но и в стране оставаться дольше определенного срока было нельзя, поэтому мне приходилось ездить в Дагестан или Грузию, чтобы оставаться в Азербайджане легально по возвращению. Хочу сказать, мои расходы на лечение после операции дополнялись расходами на эти поездки. А расходы, надо сказать, были немалые. Все это время сам доктор Мубариз игнорировал все мои жалобы, пока однажды моя подруга не позвонила ему и не пригрозила тем, что мы пожалуемся в украинское посольство. Тогда он нас принял, но… предложил вновь зашить все разошедшиеся швы прямо у него в кабинете. Понятное дело, что я отказалась. С тех пор я продолжаю восстанавливать свое здоровье, про эстетику я уже даже не говорю, мне сейчас не до этого. Вопросов к доктору у меня немало, но я так же, как и Назира, хочу добиться справедливости. Он должен понести наказание за свои действия, халатность, и такое безобразное отношение к собственным пациентам, - говорит Евгения.

- Кроме того, сам доктор по какой-то неведомой нам причине опубликовал у себя в Инстаграме наши фото и видео с нашими телами, причем, без всякого согласия с нашей стороны. То есть, мы узнали о том, что видео с результатами наших операций опубликованы, когда вышли из наркоза. Понятное дело, что на операционном столе, сразу после операции, они выглядят идеально. Но о результатах операции вообще-то судят спустя время. И сам факт того, что он публиковал наши фото без нашего согласия, тоже вызывает вопросы, - говорит Назира С.

- Мои фото он опубликовал, подписав их примерно так: «Ко мне приезжают даже пациенты из Украины». Но если он публикует без спроса фото после операции, пусть опубликует и до нее, где хорошо видно, что живота, который он якобы «вылепил» на абдоминопластике, у меня не было и до операции, - говорит Евгения Ж.

Евгения также написала заявление в Ясамальскую прокуратуру с жалобой на доктора М.Мамедли.

Мы не могли не выслушать и самого пластического хирурга, которого обвинили в столь серьезных профессиональных преступлениях. 

Нам не пришлось даже называть имена женщин, которые на него жалуются, он назвал их сам:

- Да, я знаю, речь о Назире С. и Евгении Ж. Они говорят неправду. Назира  утверждает, что у нее в результате моей операции начался сепсис. Но человек с сепсисом не может сам уйти в другую больницу, он просто будет не в состоянии это сделать. Кроме того, он не будет планировать заранее кампанию против меня.

- Могли бы Вы уточнить, что Вы имеете в виду?  Что значит: заранее планировать?

- Она лежала у нас, мы занимались ее лечением, а потом она просто ушла и больше не вернулась, но начала обвинять нас в том, что мы занесли ей инфекцию. На самом деле никакого заражения крови у нее не было, просто при липофилинге вполне возможен такой неприятный побочный эффект, как нагноение. 

Дело в том, что после липофилинга анализ крови на реактивный белок (ЦРП) может дать картину, когда непрофессионал, не знающий о проведении накануне операции, может прочитать его как заражение крови. Она же стала обвинять нас в том, что у нас ей внесли золотистый стафилококк, но мы провели проверку, и у нас есть заключение о том, что никакого золотистого стафилококка в нашей операционной нет.

- Вы можете прислать нам эти документы?

- Они в клинике у адвоката, и если будет необходимо, мы предоставим его соответствующим органам. Но мы готовы предоставить его и СМИ  (прим. ред.: документ нам так и не прислали).

Кроме того, у Назиры нагноение произошло только в одной груди, то есть, локально, хотя операция была проведена и на ягодицах. Так почему же там не произошло проблем? А я вам отвечу: такая картина с ее грудью – следствие того, что она не соблюдала рекомендации врача в послеоперационный период, и возможно, сама занесла в грудь какую-то инфекцию. Так что все ее обвинения в мой адрес совершенно беспочвенны. После каждой операции могут быть осложнения, это - нормально, - сказал М.Мамедли.

- Но по словам самой Назиры ханум, повышенная температура и плохое самочувствие у нее были сразу после операции, когда она еще была в клинике, и за ней ухаживал медперсонал, а не она сама «не выполняла рекомендации врача».

- Повышенная температура после операции – явление частое и нормальное, так же, как и боль после операции. Когда мы узнали, что после выписки домой, у нее температура продолжает держаться на отметке «38», мы вызвали ее в клинику. Мы ее не оставляли без внимания, она ушла от нас сама.

- А что Вы скажете о жалобах Евгении?

- Во-первых, я ее оперировал бесплатно, она оплатила только расходы на медицинские препараты и аренду операционной. Во-вторых, у нее до этого была операция кесарева сечения, после которой остались некрасивые швы, которые липосакция не убирает, их убирает только абдоминопластика. Если она не поняла, что мы договорились на абдоминопластику, то я в этом не виноват, это ее проблемы. Но неужели Вы думаете, что мне просто нечего делать, и я решил провести просто так сложную операцию взамен более простой – липосакции?
С Евгенией - та же проблема: несоблюдение послеоперационного режима и невыполнение предписаний врача. Абдоминопластика – непростая операция, после нее есть ряд противопоказаний: нужно носить специальное  белье, нельзя делать резких движений, и так далее. Вы можете сами убедиться в том, что я прав, просто «погуглив» название этой операции и прочитав о противопоказаниях и возможных побочных эффектах.
Евгения же все эти правила нарушала, и как результат, у нее начали расходиться швы. И такие случаи не редкость, это осложнения после операции.

- Еще один вопрос: почему без их согласия вы сделали их снимки и видеоролики прямо с операционного стола и выложили их в интернет?

- Мы делаем снимки всех пациентов до, во время и после операций, и о том, что они не согласны с этим, мне эти женщины ничего не говорили.

- Они согласились на фото и видео?

- Нет. Но они не сказали, что не согласны.

- Но простите, неужели пациент может предвидеть, что его фото в бессознательном состоянии кто-то без разрешения выложит в Сеть?

- Кажется, я уже убрал их фото из Сети.

- Еще вопрос: разве результат операции оценивается сразу после ее проведения? Вы же сами говорите об индивидуальной реакции каждого организма, а это значит, что через некоторое время результат, идеальный сразу по окончанию операции, может стать прямо противоположным. Так зачем эти снимки на операционном столе?

- Это неважно все. Главное, что я хочу сказать: я – врач, и я хочу всегда помочь пациенту, а не навредить. Но мы – врачи, мы – не Боги, поэтому не застрахованы от неудачных операций, бывает действительно всякое. Кроме того, пациенты тоже должны соблюдать наши рекомендации, потому что от этого зависит успех операции. А когда они сами не соблюдают правила, а потом обвиняют нас, бывает обидно и неприятно.

- Вы в этой ситуации уверенно держитесь.

- Да, я спокоен. Два неудачных случая на те тысячи операций, что я уже провел, по-моему, не очень плохая погрешность. Неудачи бывают у каждого врача, по той простой причине, что врач – тоже человек. Другое дело, что врач обязан исправить ошибку. Но нас просто обвиняют, а исправить не дают возможности.

- Доктор Мубариз, Вы достаточно молоды. Как давно Вы практикуете, и где Вы учились?

- Я практикую уже семь лет, мне 31 год. Учился я в нашем Медуниверситете на лечебном факультете, затем в России проходил ординатуру, а в Германии проходил практику. Я делаю все пластические операции, кроме ринопластики. 

- Спасибо за комментарий.

В настоящее время обе девушки подали  заявления в Ясамальскую прокуратуру, а одна из них, как мы писали выше, написала еще в несколько инстанций, включая самые высшие. Как мы узнали, клиника «Реал» также собирается подать в суд на одну из жалобщиц. Мы будем следить за развитием событий.

Натали Александрова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Общество

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net