1news.az

Тофик Гахраманов: О Баку и бакинцах

29 Декабря, 2017 в 15:42 ~ 24 минуты на чтение 36821
Тофик Гахраманов: О Баку и бакинцах
Давно хотел написать на эту тему, но всё никак не доходили руки, да и, откровенно говоря, не решался.
 
Просьба Рахмана Гаджиева, к перу которого я отношусь с большим уважением, стала последним импульсом - сел и накатал всё нижеизложенное на одном дыхании, практически за два вечера! Заранее прошу не судить очень строго, эти заметки – плод моих личных наблюдений, личного анализа, вместе с тем, поверьте, – ничего личного (извините за словесный каламбур)!
 
Разговор в основном пойдет о Баку и бакинцах, детство и молодость которых пришлись, соответственно, на 60-е и 70-е годы.
 
Сам я родился и вырос в самом центре Баку, отец был родом из Гянджи, а мать – шушинка. В силу разных причин семьи родителей переехали в Баку в 20-е годы прошлого века.

В нашем, теперь уже далеком, детстве мы играли с мальчишками в футбол (наккули, пять стёклышек, крышки и т.д.) в большом дворе известного в городе «мингечаурского» дома, и никто никогда не задавался вопросом, кто какой национальности, или чьи родители из какого региона Азербайджана. Приоритетны были лидерские и просто человеческие качества - смелость, надежность, отзывчивость, доброта! Как пел А.Градский в те годы: «…мы друзей за ошибки прощали, лишь измены простить не могли!».
 
Бакинцы большей частью были русскоязычны, и для этого были определённые объективные предпосылки - с началом нефтяного бума, со второй половины ХIX века, со всех сторон необъятной Российской империи (и не только!) стали стекаться в Баку люди различных конфессий и профессий в поисках работы и счастливого будущего. В сложившейся ситуации, естественно, именно русский язык становился основным языком общения людей. Уже в советское время многие азербайджанские семьи, перебравшиеся из регионов в Баку, стремились дать своим детям образование на русском языке. В принципе, в этом не было ничего предосудительного, так как страной проживания являлся СССР, а государственным языком - русский наряду с азербайджанским. К тому же уровень технической и художественной литературы на русском языке был на порядок выше национального.
 
Наше поколение много читало; с течением времени, поочередно переживая детство и отрочество, юность и молодость, мы взахлеб «проглатывали» русские переводы Д.Дефо, Ф.Купера, М.Твена, М.Рида, Дж.Лондона, Ж.Верна, В.Гюго, А.Дюма, Ремарка, Хэмингуэя, Драйзера, Мопассана, Бальзака, Золя, Флобера, Ж.Сименона, А.Кристи, А.Хейли, А.Моруа, Ф.Саган, Сэлинджера, Фолкнера, Фицджеральд и многих-многих других авторов. При этом из-за слабого знания родного языка вне поля зрения значительного большинства русскоязычных азербайджанцев оставались бессмертная поэзия и проза Низами и Физули, Насими и Вагифа, Дж.Мамедкулизаде, Дж.Джаббарлы, Гусейна Джавида, Мирзы Фатали Ахундова, Сабира, Микаила Мушфига и др. Это было большой потерей и большой бедой, но в то время никто этого до конца не осознавал!

Удивительная вещь: смысловой эффект слова «бакинец» несколько разнится от его азербайджанского синонима «bakılı»! В последнем случае как будто бы ударение больше делается на то, что человек, о котором идет речь, родом из Ичери шехер или нагорной части города («yuxarı məhəllə»), или из бакинских селений и т.д.
 
В то же время под словом «бакинец» подразумевается не только и даже не столько родословная принадлежность. Кто-то очень точно подметил, что «бакинец» - это, если хотите, состояние души!
 
Бакинцы во все времена были в достаточной степени культурны, тактичны, искренни, неприхотливы, не алчны, просты в общении. Их всегда отличал и сейчас отличает специфический акцент русского языка, по которому бакинцы с полуслова узнают друг друга в различных уголках мира.
 
«Притчей во языцех» стал бакинский юмор, вобравший в себя неповторимый колорит шуток-прибауток населения интернационального Баку. Феерические победы бакинских кавеэнщиков на всесоюзной арене в 60-е, а затем и в 90-е годы - лишнее подтверждение сказанному!
 
Очень часто приходится сталкиваться в различных средствах массовой информации с признаниями бывших бакинцев, вне зависимости от их национальности и вероисповедания, в неподдельной, ностальгической любви к родному городу! Об этом пишут прозу, складывают стихи, сочиняют песни, выставляют их в социальных сетях! Естественно, это льстит нам - сегодняшним обитателям города - и нет никаких причин сомневаться в их искренности!

Однако есть один нюанс, который меня лично всегда настораживает. По большей части во всех этих душевных, хвалебных «зарисовках» бывшего Баку со стороны ранее покинувших город русских, евреев, армян, представителей других национальностей прослеживается некая попытка придать Баку окраску этакого безродного, космополитичного города, стремление нивелировать (то ли по недопониманию, то ли нарочито!) сущность азербайджанской составляющей в основе самого понятия «бакинец».
 
Да, «бакинец» - это, образно говоря, пирог, приготовленный из многих ингредиентов, но однозначно на азербайджанском масле и в азербайджанской духовке (тут корень слова «дух» главенствует)! Надо абсолютно точно понимать, что без врожденных толерантности и дружелюбия, присущих азербайджанскому народу, не было бы и самого слова «бакинец» в том понимании, в котором оно постоянно ретранслируется!
 
В одном из своих интервью всемирно известный бакинец Гарри Каспаров, назвав Баку великим городом, тут же оговорился, что это бывший крупный губернский центр царской России. Налицо, что этой ремаркой он небрежно отрицает азербайджанское начало «великого города»! Лично в моих глазах авторитет Каспарова в одну секунду упал ниже плинтуса! Непонятно, откуда такое злорадство и неприязнь к азербайджанскому фактору?! Хотелось бы напомнить гроссмейстеру, что ещё раньше, на начало XIX века, Баку был в составе другой империи - Персидской, но в обоих случаях титульное население Абшеронского полуострова составляли азербайджанские тюрки, и от этого никуда не деться! А Гарику, которого все мы в 80-е беззаветно любили, болели за него, не следовало бы забывать и создание со стороны республиканских властей оптимальных условий для его шахматного роста; и личное участие Гейдара Алиевича в его судьбе, без которого великодержавная административная машина того времени, безоговорочно поддерживавшая А.Карпова в матче за чемпионское звание, могла бы ненароком стереть Г.Каспарова в порошок; и проживание в течение нескольких месяцев после отъезда из Баку в азербайджанском Постпредстве в Москве, и многое другое! Как бы то ни было, думаю, Гарри Кимовичу до сих пор снятся волны седого Каспия и легендарный пансионат «Загульба», в котором он проводил ежегодные осенние сборы вместе с матерью и группой поддержки, и в котором, кстати, прошла и наша молодость…
 
При этом, приведя пример «каспаровской» неблагодарности, ни в коем случае не хочу принижать роль и заслуги многих других представителей национальных меньшинств старого Баку!
 
Нам и сегодня не хватает бакинских евреев - юристов, инженеров, педагогов, врачей! Лично я всегда с глубокой благодарностью вспоминаю своих школьных учителей – Якова Матвеевича Гавенского, Софью Иосифовну Школьникову, Анну Яковлевну Лев, Алису Абрамовну Гуральник и др. Точно так же, как и институтских педагогов времён великого АЗИНЕФТЕХИМа 70-х годов!
 
Я и сегодня скучаю по своим старинным друзьям - Саше Шору, Валере Гержою, Илюше Беленкову, Вове Бениаминову, Саше Рохлину и др.

Наша семья никогда не забудет детского врача Анну Яковлевну Кугель, к которой чуть что прибегали, запыхавшись, с женой с приболевшим маленьким сыном на руках, а она, едва осмотрев его, мгновенно ставила абсолютно точный диагноз, и нам оставалось только, раскрыв рты, виновато смотреть и слушать Доктора с большой буквы!
 
Вызывает восхищение патриотизм Юлия и Михаила Гусманов, всегда и везде пропагандирующих Баку и Азербайджан, а страна, в свою очередь, взаимно отвечает обоим братьям уважением и любовью!
 
Очень симпатичны бакинские русские! Они чтут азербайджанские традиции и вобрали в себя как лучшие черты азербайджанцев (дружелюбие, душевность, гостеприимство, приветливость), так и собственно русских (природный ум, смекалку, непритязательность, скромность). И не случайно, что даже в самые тяжелые для азербайджанского народа дни Январских событий 1990 года, когда советские танки давили людей и сметали всё на своем пути в Баку, и когда эту агрессию, при надобности, вполне возможно было бы идентифицировать с русским фактором, в Баку никому и в голову эта идея не приходила! С тех пор многие десятки тысяч русских людей как жили, так прекрасно и живут в нашем городе, а русская культура и образование процветают на Абшероне наряду с национальной!
 
Что касается бакинских армян, живших себе припеваючи, как у Бога за пазухой, то тут всё понятно! Большей частью они попали, как говорят в Баку, под «чужой похмель» своих же соплеменников из Нагорного Карабаха, Армении, а также мирового армянского лобби, у которых ум за разум зашел на почве «геноцида», мифа о «Великой Армении» с сопутствующими территориальными претензиями к соседям! Им бы вовремя задать риторический вопрос этим соплеменникам, заменив лишь одно слово в строчке из известной песни про поручика: «Зачем нам, армяне, чужая земля»???!!! Но не спросили, а некоторые и вовсе тайком поддерживали, в том числе и материально, сепаратистские устремления. Поэтому, в конечном итоге, случилось то, что случилось и, как говорят в народе, что не случается, то к лучшему!
 
Есть такое красивое выражение, не мной придуманное: «Времена не выбирают, в них рождаются и умирают!» Наше время пришлось на вторую половину ХХ – первую половину XXI веков! Безусловно, нам по всем статьям повезло больше, чем нашим отцам и дедам, предкам, жившим до нас. Что будет дальше с этим миром и людьми известно лишь одному Богу!
 
Преклоняюсь перед шестидесятниками! Это те, чьи студенческие и постстуденческие годы пришлись на 60-е – годы хрущёвской оттепели, первой советской золотой молодежи, на времена Гагарина и Высоцкого, битлов и Банишевского, КВН раннего А.Маслякова и С.Жильцовой и т.д.
 
80-е годы - стремительное падение вниз, закончившееся, в конечном итоге, для всех закономерным распадом советской империи, а для нас вдобавок ещё и карабахской трагедией.
 
А посредине между ними - семидесятые годы, на которые пришлась наша (моя) молодость. Пожалуй, последние более - не менее - нормальные годы так называемого «развитого социализма».
 
Интересное было время. Уже гремели по всей стране имена Муслима Магомаева и Полада Бюльбюльоглу, Рашида Бейбутова и Зейнаб Ханларовой, Вагифа Мустафазаде и ВИА «Гая», - было, кем гордиться!

Музыкальный бум, охвативший весь мир, захлестнул и наш город. Старомодные патефоны и проигрыватели стремительно заменялись японскими, немецкими и большей частью малобюджетными отечественными магнитофонами «Яуза», «Айдес», «Комета», на которые молодежь записывала советские шлягеры тех лет, хиты легендарных западных групп Beatles, Rolling Stones, Led Zeppelin, Deep Purple, Grand Funk, Animals, Bee Gees, Beach Boys, Chicago, Emerson, Lake & Palmer, Jefferson Airplane, Cream, Monkees, Uriah Heep, Pink Floyd, Doors, Jackson 5, Eagles, ABBA, Boney M и отдельных харизматичных поп-идолов - Jimi Hendrix, Janis Joplin, James Brown, Joe Cocker, Carlos Santana, Stevie Wonder, Ray Charles, Tom Jones, Marvin Gaye, Aretha Franklin, Diana Ross, Gloria Gaynor и др. Тайком все слушали Владимира Высоцкого, де-юре - официально запрещенного, де-факто – всенародно любимого!
 
В то же время часто из окон бакинцев доносились любимые всеми народные песни – «Küçələrə su səpmişəm», «Tut ağacı boyunca», «Girdim yarın bağçasına», «Alagöz». На различных банкетах, вечеринках и тусовках популярна была «Доля воровская», и это при том, что абсолютное большинство певших и слушавших, да и сам исполнитель, никакого отношения к блатному миру не имели. Это был просто кураж, чисто бакинский кураж!
 
В Баку регулярно проводились молодежные музыкальные и джазовые фестивали. Помню самую первую неповторимую «Золотую осень», прошедшую в 1969 году на бульваре, на бывшем стадионе ручных игр, где блистали Кямал Касимов, Вагиф Абдуллаев и др. А гениальная битловская песня «Hey Jude!» в потрясающем исполнении группы «Цвет» стала на долгие годы культовой для бакинской публики. Бакинцы заставляли петь эту песню все ансамбли, приезжавшие в те годы на гастроли в Баку и зачастую их антрепренеры, учитывая местные запросы и нравы, априори закладывали её в свой репертуар.
 
В самом Баку появились музыкальные коллективы с талантливыми исполнителями. Наиболее популярными были такие группы, как «Хурамиты» (нархоз), «Эксперимент Октая Кязимова» (мединститут), тот же «Цвет», на базе которого чуть позже образовалась группа «Бревис» и некоторые другие.
 
Мечтой элитной бакинской молодежи было отдохнуть на зимних или летних каникулах в международном молодежном лагере «Гянджлик» в Загульбе! Попасть туда было очень трудно, дирекция лагеря признавала лишь очень серьёзные «тапшы» сверху! Но уж «прорвавшиеся» туда запасались сантиментами на долгое время!
 
Не только «Гянджлик», но и другие загульбинские курорты были любимым местом отдыха определенной социальной прослойки жителей столицы. Уверен, что с Домами отдыха КГБ, МВД, ну и, конечно, с пансионатом «Загульба» IV Главного управления Минздрава республики связано много романтических воспоминаний у молодежи тех лет!
 
Иконами стиля считались обладатели американских джинсов Levi Strauss, Lee, Super Rifle, очков «макнамара», рубашек «баттан», клубных пиджаков с вензелями, туфель на платформе и т. д. Элитарных, стильных, задиравших нос к верху девушек шутливо называли в городе «фаридами», при этом была и безнадёжно косившая под них большая категория «неудавшегося фаридняка». Модными были слова «стиляга», «фирмач», «штатник». Помню, как в 1973 году, будучи стройотрядом в Польше, мы с ребятами купили в Кракове в магазине Pekao джинсовые костюмы Wrangler и считали себя королями.
 
А знаменитые бакинские кафешки тех лет! «Венеция» на бульваре с кудрявой тётей Розой в заляпанном фартуке, которая по итогам посиделок на клич: «Cчёт, пожалуйста!», - приносила огромные бухгалтерские счёты и жирной пятерней уверенно насчитывала на них всё, что можно и нельзя было увидеть на столе, вплоть до салфеток!
 
А кафе «Наргиз» на Торговой или «Чинар» у статуи «Бахрамчика», где собирались «центровые ребята»! А фантастические табака в легендарном «Гилаваре»! Или те же «Садко», «Жемчужина», «Джек Лондон» на бульваре и, в особенности, популярнейшая стекляшка «Далга» с взаимодополнявшими друг друга официантами – неповоротливым великаном Сашей и шустрым виртуозом Борей (который на самом деле был Беюкагой) – в главных ролях!
 
А помните незабываемые бутерброды из французских булочек с докторской колбасой и какао в канувшем небытие Продмаге №1 рядом с кинотеатром «Азербайджан» или же куриный бульон со слоёнными пирожками и вкуснейшие котлеты по-киевски вкупе с мэтром Сеней в бабочке в старом Интуристе! Кебабную Мамедали в Крепости, «Ченлибел» Агасалима, «Зафаран» в Бильгя…

В те годы развлечений было мало, поэтому кинотеатры были местом паломничества бакинцев. «Великолепная семерка», «Три мушкетера», «Парижские тайны», «Золото Маккены», «Клеопатра», «Верная рука - друг индейцев», «Искатели приключений», «Погоня», «Двое в городе», «Лимонадный Джо», «Брак по-итальянски» - это только небольшой список фильмов тех лет, всех и не припомнишь! А популярные телесериалы – «Капитан Тенкеш», «Четыре танкиста и собака» со Станиславом Микульским в роли Ганса Клосса или же культовые советские фильмы, в том числе «А если это любовь?» или «Верьте мне люди!» со смешными переводами на азербайджанский язык в исполнении Хоруз-бабы! А шикарная передача местного телевидения «Сказки дедушки Пири» с интересными сюжетами и театральными постановками, от которых у детей-телезрителей дух захватывало! Всё это было, было, было…
 
Колоритными фигурами общественного ландшафта тех лет были бакинские «гадеши» (бакинский сленг слова «гардаш-брат»!), прообраз которых уже в 90-е удачно воплотил в жизнь Бахрам Багирзаде в составе легендарной команды «Парни из Баку» во время второго пришествия Баку к кавеэновскому Олимпу. «Гадеши» по сути своей были великодушны, дружелюбны и вполне органично вписывались в бакинскую палитру. При внешнем консерватизме они были достаточно лояльны к европейским ценностям. Вместе с тем не в последнюю очередь благодаря им общий тонус и планка нравственности восточного города поддерживались на должном уровне и с этим почтительно считалось все население Баку. Был классический стереотип формы одежды «гадешев», включавший в себя остроносые туфли, финский плащ «Тиклас», мохеровый шарф и, в зависимости от времени года, кепку-аэродром или ондатровую (норковую) шапку. При этом было бы «очевидным-невероятным» увидеть на улице «гадеша» в оптических очках или с зонтиком в руках - «eyibdi»!
 
В период тотального товарного дефицита любую прихоть бакинцев и гостей столицы могли исполнить вездесущие спекулянты в лабиринтах знаменитой «Кубинки»! Отдельной фишкой были чешское пиво и, в особенности, американские сигареты, которые негласно продавались лишь в 2-3-х точках Баку. Наиболее популярными реализаторами считались проживавшие на той же Кубинке, - явно подставные лица, - инвалиды от рождения брат и сестра Сейиды. Время от времени милиционеры на «черных воронках» забирали Сейида в ближайшее отделение вроде бы для установления личности, но уже через час -другой его возвращали и уважительно «ставили» обратно на место (деревянный ящик) для продолжения «деятельности». В городе ходила молва (хотя скорее это была просто хохма!), что на эти случаи жизни у Сейида, рост которого был не больше одного метра, было припасено удостоверение участника войны! Ещё более комичным персонажем являлся продавец сигарет, проживавший в маленьком итальянском дворике в Крепости. Его лица никто никогда не видел, лишь иногда во время трапезы слышалось громкое чавканье, доносившееся из вечно открытого окна 2-го этажа, а процедура продажи была следующая: желающему нужно было, зайдя во двор и подняв голову, сделать внятный устный заказ, на что из открытого окна медленно опускалось на тонкой веревке маленькое детское ведёрочко, в которое следовало положить 3 рубля за каждую пачку. После этого человек-невидимка тянул веревочку вверх, и, как только ведёрко исчезало в проёме окна, оттуда на голову покупателя падали заказанные пачки сигарет!
 
Именно в 60-е, а ещё чаще в 70-е годы по линии АСПС и «Спутника» стали организовываться туристические поездки за границу, в основном в страны социалистического лагеря - Чехословакию, ГДР, Польшу, Венгрию и Болгарию (к последней, кстати, относились несколько иронично, типа, «курица - не птица, Болгария - не заграница»). На одного человека меняли 130 рублей, а соблазн отовариться у людей «с голодными глазами» был велик, поэтому, несмотря на таможенные риски, туристы брали с собой в поездку для продажи водку, икру, кипятильники, часы, радиоприёмники, фотоаппараты, дрели и прочую утварь! Ещё более нелепой и трагикомичной была ситуация с поездками в капстраны, когда на человека меняли всего 30 (!) рублей! Думаю, что огромное количество такого типа глупостей, накапливавшихся из года в год в конечном итоге и привело к разрушению великой державы (хотя нам грех жаловаться, ибо Азербайджан от этого, безусловно, выиграл и независимость свою впредь будет охранять как зеницу ока)! А сейчас, конечно же, абсолютно явственно понимаешь, что в те времена в глазах всего мира мы были приблизительно такими, какими сегодня представляем себе, к примеру, граждан КНДР!
 
На 60-70-е годы пришелся расцвет деятельности многих выдающихся бакинцев – представителей азербайджанской творческой интеллигенции: композиторов, писателей, поэтов, художников, скульпторов.
 
У всех на устах были имена продолжателей дела великого Узеир бека - Кара Караева, Фикрета Амирова, Арифа Меликова, Рауфа и Джовдета Гаджиевых, Ниязи, Тофика Кулиева, Джахангира Джахангирова, Сеида Рустамова, Эмина Сабит оглы. Практически все они ещё при жизни стали живыми классиками азербайджанской музыки. Именно в этот период впервые заявили о себе будущие звезды Фидан и Хураман Касимовы, Фархад Бадалбейли, Зохраб Адигезалзаде, Рауф Абдуллаев, Рафик Бабаев, Сарвар Ганиев и другие известные музыкальные деятели. Сверхпопулярны в народе были виртуозные исполнители азербайджанского мугама – Хан Шушинский, Ариф Бабаев, Гадир Рустамов, Ислам Рзаев, Алибаба Мамедов, Мамедбагир Багирзаде, Шовкет Алекперова, Рубаба Мурадова, Сара Гадимова, аккордеонист Автандил Исрафилов, кеманчист Габиль Алиев, таристы Бахрам Мансуров, Гаджи Мамедов, Габиб Байрамов, а также эстрадные певцы Октай Агаев, Ялчин Рза-заде, Мирза Бабаев, Гюльага Мамедов, Гусейнага Хадыев, Флора Керимова, Ильхама Гулиева, Эльмира Рагимова. Бакинцы, как и весь народ Азербайджана, зачитывались прозой и поэзией Анара, Эльчина, Максуда Ибрагимбекова, Натика Расулзаде, Бахтияра Вагабзаде, Вахида, Наби Хазри, Габиля, Фикрета Годжа и др. Создавая удивительные полотна, художественные образы и скульптурные шедевры, не отставали от своих собратьев по искусству и талантливейшие Саттар Бахлулзаде, Тогрул Нариманбеков, Таир Салахов, Надир Касумов, Салам Саламзаде, Ваджия Самедова, Микаил Абдуллаев, Фуад Абдурахманов, Омар Эльдаров, Токай Мамедов, Фуад Салаев и др.
 
Продолжая лучшие традиции азербайджанского кинематографа, регулярно радовали своих поклонников интересными работами кинорежиссёры Гасан Сеидбейли, Тофик Тагизаде, Эльдар Кулиев, Адиль Искендеров, Мухтар Дадашев, Расим Оджагов, Октай Миркасимов, Ариф Бабаев, Шамиль Махмудбеков, популярные в народе киноактеры Гасанага Турабов, Шахмар Алекперов, Гасан Мамедов, Расим Балаев, Надир Шашигоглы, Мурад Егизаров, Гамлет Ханизаде, Яшар Нуриев, Сиявуш Асланов, Лейла Бадалбейли, Насиба Зейналова, Шафига Мамедова, Амалия Панахова, Гамида Омарова и др.
 
Можно было бы ещё долго рассказывать и про радовавшую глаз игру футболистов бакинского «Нефтяника»/«Нефтчи» в сезонах 1966-1968 годов, и про ставшего отрицательно-нарицательным героем в глазах бакинских болельщиков арбитра Андзюлиса, и про консерваторские «Капустники», и про азишний интерклуб «Три огня» и про многое другое, но, думаю, что и так порядком поднадоел!
 
И в заключение последний штрих к бакинскому фактору.
 
Президент республики Ильхам Алиев является бесспорным лидером всего азербайджанского народа! При этом он, как истинный бакинец, смотрит на всех граждан страны, вне зависимости от национальности и региональной принадлежности, одинаковыми глазами. Ему чужды землячество, местничество, кумовство, проявления провинциальных отношений, основанных на «yerlibazlıq”-е. Очевидно, что при решении кадровых вопросов в расчёт берётся не принцип «Haralısan?!», а деловые и человеческие качества тех или иных выдвиженцев. Громогласно на мировом уровне провозглашаются и, самое главное, реально претворяются в жизнь принципы мультикультурализма.

Не менее важно и другое. За феноменально короткое историческое время проведена модернизация целой страны, эта работа и сегодня продолжается. При этом такие врожденные качества Президента и первой Леди, как тонкий вкус и ощущение прекрасного, а также четкое понимание и восприятие профессионального дизайнерского и архитектурного мышления с целью выработки неповторимого столичного образа и стиля на стыке Запада и Востока и вдобавок к этому неусыпный личный контроль на протяжении последних 10-12 лет за претворением в жизнь задуманного и правильным исполнением на местах проводимых широкомасштабных работ, позволяют со всей уверенностью утверждать, что на сегодняшний день столица Азербайджана превратилась в одну из красивейших в мире, а Баку действительно великий город!
 
P.S. Вычитывая текст обнаружил, что такие слова, как легендарный, культовый, великий, повторяются. Хотел устранить пресловутую тавтологию, но потом передумал, - когда речь идет о Баку, по-другому не получается!
 
Спасибо за внимание и всех с наступающими праздниками!
 
Тофик Гахраманов
Заслуженный инженер Азербайджанской Республики
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Общество

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net