1news.az

Неизвестные страницы жизни Абдул Керима Мехмандарова - Очерк

30 Января, 2011 в 17:51 ~ 15 минут на чтение 4619
Неизвестные страницы жизни Абдул Керима Мехмандарова - Очерк

Свою статью об этом человеке, теперь уже ставшую одной из глав книги ее очерков под названием «Из истории азербайджанской интеллигенции» кандидат исторических наук, научный сотрудник Музея истории НАН Азербайджана Нэрмин ханум Таирзаде назвала по - научному строго:

«Неизвестные материалы об одном из первых врачей-азербайджанцев А.М.Мехмандарове (1854-1929)», и это вполне соответствует той задаче, которую ставил перед собой исследователь.

Однако личный метод поиска и изложения выявленных, ценных не только для науки, но и для исторической правды материалов, неординарное умение проникнуться значимостью каждого сообщения и его общественной значимости сделали труды этого ученого интересными не только для ее коллег и ведущих ученых, как долгое время казалось. С обретением Азербайджаном независимости, с ростом самосознания граждан нашей страны многие из нас с особым волнением используют любую достойную возможность узнать правду о своих предках, о членах предшествующих поколений, определивших многое в развитии всех отраслей жизни соотечественников, в том числе и наших современников.

Со школьных лет нам внушали, что Азербайджан был отсталым регионом на окраине царской империи, где жили в своих лачугах сплошь неграмотные, темные люди, страдавшие от болезней и эпидемий, и только Октябрьская «революция» принесла свет в эти места и предоставила освобожденным ею граждан возможности цивилизованного существования.

Сейчас, в век высоко развитых коммуникаций практически невозможно представить, каким сложным для молодого сотрудника Музея истории Азербайджана поиск и сбор достоверных материалов, но она сразу же поняла ценность каждой бумаги и каждой резолюции. Заявления и приказы, ведомости, аттестаты, циркуляры и многие другие тексты не только несли подлинную правду о событиях и людях, живших на перепутье между ХIХ и ХХ веками, но и документально подтверждают, каким неприкрытым обманом были сформулированные даже в учебниках постулаты о преимуществах строя, более 70 лет пользовавшегося преимуществами «победителей».

Да, всякий раз по возвращении из многотрудных командировок в города, где хранится большинство важных для нас архивов, Нэрмин ханум добросовестно и последовательно излагала сведения о соотечественниках по закрепленной за ней теме «Образование». Но печатались они ограниченным тиражом в ведомственных академических журналах и, естественно, оставались вне поля зрения граждан.

То, что интерес азербайджанской общественности к исторической правде никогда не ослабевал, обнаружилось к концу 80-х годов прошедшего века, и это стало временем возрождения нашего самосознания, проявлением чего мы называем публикации многочисленных трудов по вопросам истории.

Нэрмин ханум даже удивилась возросшему вниманию к ее материалам, стыдливо открещивалась от комплиментов тех, кто во весь голос заговорил о ее огромных заслугах. Но, решившись на собственные средства издать сборник некоторых своих статей, хранившихся на пожелтевших страницах отдельных оттисков из журналов «Известия АН Азербайджана» и «Доклады АН Азербайджана», кажется, готова признать, что ее «скромный вклад» имеет серьезную ценность. Да и как может быть иначе, если ее статьи отличает не только академическая достоверность, но и стиль изложения, делающий доступными многозначительные свидетельства и о политической обстановке, о готовности азербайджанцев осваивать новейшие достижения науки, служить верой и правдой человечеству.

Вот и рассказ об Абдул Кериме Мехмандарове – научная статья, но как легко читается она, как уводит мысль в те далекие времена и радует фактами из биографии людей, которыми мы можем гордиться…

«С 70-х годов XIX в. в высших учебных заведениях России стали все чаще и чаще встречаться уроженцы Азербайджана, - пишет Нэрмин ханум. - Одним из первых азербайджанцев, окончивших Медико-хирургическую академию в Петербурге, был Абдул Керим Мехмандаров. Он был первым и продолжительное время единственным врачом-азербайджанцем, посвятившим себя служению медицине в родном крае, в невероятно трудных условиях уездной глуши. Его биография представляет определенный интерес для истории здравоохранения, а, следовательно, и истории культуры Азербайджана. Между тем, кроме беглого упоминания в «Истории Азербайджана», ни в медицинской, ни в исторической литературе о нем нет никаких данных…».

Уроженец г.Шуши, А.Мехмандаров, по свидетельству Закавказского шариатского правления, родился 2 декабря 1854 г. в семье мелкого чиновника Мустафа-бека Мехмандарова. Отец будущего врача когда-то учился в Шушинском уездном училище, но, как и многие его сверстники, оставил учебу - овладев русской грамотой в такой степени, чтобы поступить на службу.

Его старший сын Абдул Керим в сентябре 1866 г. был принят во второй класс Бакинской прогимназии, впоследствии преобразованной в реальную гимназию. В 1872 г. Абдул Керим Мехмандаров окончил гимназию с золотой медалью и 30 августа того же года подал прошение в Петербургскую медико-хирургическую академию. Он отлично сдал вступительные экзамены и был зачислен на первый курс по медицинскому отделению.

«Мы не располагаем сведениями об этом периоде жизни А.Мехмандарова и его политических взглядах, - оговаривается Н. Таиразаде, как того требовали установленные руководителями Академии наук каноны написания «биографических» статей. - Годы учебы Мехмандарова в Петербурге характеризуются массовым революционным движением среди учащейся молодежи. Серьезные студенческие волнения происходили и в Медико-хирургической академии. Начальство академии пыталось удержать беспокойное студенчество рядом чрезвычайных постановлений, дисциплинарных правил, однако суровые репрессии не могли прекратить революционного движения. Эта среда, безусловно, оказала определенное влияние на молодого Мехмандарова, на формирование его политических взглядов». Но, как оказалось, к деятельности будущего врача, его нравственных качеств это не имело никакого отношения.

Как явствует из скрупулезно выявленных историком документов, в 1877 г. А.Мехмандаров закончил полный курс обучения, и в звании лекаря, как находящийся во временном врачебном запасе армии, был прикомандирован к клиническому военному госпиталю в Петербурге.

14 мая 1877 г. группа медиков поступила в ведение «Общества попечения о раненых и больных воинах» и была отправлена в санитарные отряды при действующей армии на Дунае в рамках русско-турецкой войны . В их числе был и А.Мехмандаров.

В августе 1878 г. он возвратился в клинический госпиталь и приступил к работе. Его служба в санитарном отряде в общей сложности продолжалась 15 месяцев. За «отличную усердную службу и неутомимую деятельность по оказанию помощи раненым и больным воинам» в русско-турецкой войне 5 января 1878 г. А.Мехмандаров был награжден орденом Анны третьей степени. За участие в войне 1877-1878 гг. Мехмандаров был награжден и бронзовой медалью. Позже он получил в награду серебряную медаль в память Александра III.

С 26 марта 1879 г. по распоряжению Главного военно-медицинского управления он был на один год зачислен в Петербургский клинический госпиталь для научно-практического усовершенствования в науках.

В апреле 1879 г. А.Мехмандаров сдал экзамены на звание уездного врача. В начале марта 1880 г. он уволился со службы по прошению и поступил в санитарный отряд, сформированный Главным управлением российского общества Красного Креста по прекращению эпидемии дифтерита в Полтавской губернии. Там он прослужил до 31 января 1881 г. Молодой врач отличился и здесь: он был награжден орденом Станислава II степени. В мае 1881 г. Мехмандаров успешно сдал устный и практический экзамен на степень доктора медицины, и конференция Медико-хирургической академии выдала ему в связи с этим свидетельство. Выезд из столицы, служба на далекой окраине помешали ему написать докторскую диссертацию и проявить свои способности в науке.

В июне 1881 г. Мехмандаров получил назначение в 162-й пехотный Ахалцихский полк на должность младшего врача. На этом военная служба его обрывается. Приказом Управления медицинской частью гражданского ведомства на Кавказе 13 января 1883 г. Мехмандаров был переведен на вакантное место уездного врача в Джаванширский уезд Елизаветпольской губернии. Ему тогда было 29 лет. И с этого времени деятельность молодого, но повидавшего так много и прошедшего огромную школу медика Мехмандарова целиком была посвящена делу здравоохранения в Карабахе.

В 1895 г. Мехмандаров был переведен на должность шушинского сельского врача в с. Агдам, где он сразу же организовал небольшой стационар – «приемный покой». Два года спустя он был назначен шушинским уездным врачом и одновременно - заведующим (в 1898-1899 гг.) тюремным лазаретом. В 1897 г., в двадцатую годовщину медицинской деятельности, А.Мехмандаров награжден еще одним орденом – Анны II степени. В 1911 г. его перевели на должность шушинского городового врача, и он принял в свое ведение тюремный лазарет. В декабре того же года его добросовестная служба была отмечена еще одним орденом – Владимира IV степени, а два года спустя - бронзовой медалью в память 300-летия царствования дома Романовых.

Тут, кстати, следует уточнить, что А.Мехмандаров, как мусульманин (и это, оказывается, учитывалось властями!), награждался специальными орденами, установленными для нехристиан: вместо изображения святых они были украшены государственным гербом России.

Таковы вкратце основные вехи служебной биографии Мехмандарова до 1917 года.

В обязанности врача того времени входило обслуживание многих тысяч жителей города или сел по всем видам заболеваний при очень малом количестве медицинских работников, медикаментов и отсутствии больниц. Наряду с повседневными прямыми обязанностями, врачу приходилось заниматься судебно-медицинскими делами, освидетельствованием военнообязанных и периодически вести напряженную борьбу с эпидемическими заболеваниями. Работа требовала частых разъездов. Представление об условиях работы врачей, в частности, Мехмандарова, дают материалы первого съезда кавказских врачей, в котором он принимал деятельное участие.

За плечами Мехмандарова к этому времени было уже 10 лет работы уездным врачом в Джеванширском уезде. Вместе с двумя фельдшерами он был единственным представителем официальной медицины на весь уезд с населением около 55 тыс. жителей.

В этих тяжелых условиях Мехмандаров все же организовал в четырех селах холерные лазареты на 3-5 человек. После напряженных 4, 5-месячных усилий холера, охватившая 116 из 216 сел уезда, была ликвидирована. В выступлении на съезде Мехмандаров, делясь своим опытом, опровергал мнение врачей, которые заявляли, что невозможно заставить мусульманское население подчиниться врачебным требованиям. «К той скудной помощи, – отмечал он, – которую можно было предложить, население вначале относилось недоверчиво, но затем убедилось в ее пользе, стало относиться очень дружелюбно и само обращалось за помощью, исполняло предписания врачей как при лечении больных, так и при принятии предупредительных мер».

Пользовавшийся доверием местного населения Мехмандаров достигал больших успехов в лечебно-профилактической деятельности, чем его коллеги.

Несмотря на трудную работу, материальное положение врачей было довольно скромным. В семье Мехмандарова воспитывалось восемь детей, и единственным источником существования было его жалование. В 1907 г. Мехмандаров за 30-летнюю безупречную службу был представлен к полной пенсии, равной годовому окладу – 600 руб., кроме того, ему причитались столовые и квартирные деньги и добавочное жалование.

К врачебному долгу Мехмандаров относился с большой ответственностью. В 1910 г., когда ему был предоставлен отпуск для лечения, и он уже сдал дела, медикаменты и инструменты другому врачу, появились признаки эпидемии холеры на Северном Кавказе. Поскольку вероятность появления ее на Южном Кавказе, в частности, в Елизаветпольской губернии, не была исключена, Мехмандаров отказался от отпуска и остался в Шуше.

В годы первой мировой войны Мехмандаров вел большую работу по подготовке санитаров для нужд армии. В условиях крайнего недостатка в младших медицинских работниках Мехмандаров направил свою младшую дочь Нушабу на курсы сестер милосердия, которые она успешно окончила в 1915 году.

Помимо своих прямых врачебных обязанностей, Мехмандаров активно участвовал в различных культурно-просветительных мероприятиях, проводимых передовой общественностью Карабаха. Он был одним из руководителей шушинского просветительного общества «Нешр маариф». Как свидетельствует Гамида ханум Джаваншир, супруга выдающегося азербайджанского писателя, публициста и общественного деятеля Джалила Мамедкулизаде, по инициативе Мехмандарова и драматурга Н.Везирова силами местной интеллигенции, главным образом учащейся молодежи, были организованы любительские спектакли. В Шуше время от времени собирались такие видные деятели азербайджанской культуры, как Уз.Гаджибейли, А.Ахвердов, Г.Сарабский, Дж.Мамедкулизаде, Н.Везиров и другие. Сборы от благотворительных спектаклей и концертов шли в фонд помощи нуждающимся студентам.

Мехмандаров, как один из видных деятелей общества «Нешр мариф», немало сделал и в области просвещения. Его стараниями в 1912 г. в Шуше была открыта первая русско-азербайджанская женская школа на 20-30 человек. Мехмандаров провел значительную подготовительную работу, агитируя население отдавать дочерей в новую школу. И в преклонном возрасте Мехмандаров не прекращал многогранной полезной деятельности. В письме к Гамиде ханум он писал: «Я с головой ушел в свою медицину, работаю в больнице, в социальном обеспечении, в тюрьме. Главное – в фельдшерском училище. Был уже один выпуск, учеников – 43. Работа очень трудная, кипит. Приготовил 70 санитаров».

С Гамидой ханум Мехмандарова, помимо многолетней дружбы, связывало и сотрудничество. Она была первой азербайджанкой, которая приняла участие в борьбе с эпидемией оспы, особенно сильно свирепствовавшей в Азербайджане в 1903 году. Мехмандаров постоянно помогал ей своими советами, снабжал необходимыми книгами и рецептами, учил оказывать неотложную помощь. Подробности о непростых событиях того времени Гамида ханум Джаваншир изложила в своей книге «Мои воспоминания», и, прочитав ее, зримо представляешь и обстановку тех дней, и характер отношений выдающихся личностей, и значимость их деятельности.

В 20-е годы ХХ века в тяжелых послереволюционных условиях хозяйственной разрухи Мехмандаров придавал особенно важное значение подготовке национальных кадров медицинских работников, в которых Азербайджан испытывал колоссальную нужду. В упорной борьбе с эпидемиями оспы, холеры и тифа он постоянно участвовал в организации медицинской помощи населению. В 1923 г. Наркомат здравоохранения назначил его главным врачом шушинской больницы, где он и служил до 1928 г., когда по состоянию здоровья был вынужден оставить работу. Скончался Мехмандаров 20 декабря 1929 г. в Шуше.

Своей неутомимой, почти полувековой деятельностью Мехмандаров внес посильный вклад в дело развития здравоохранения в Азербайджане.

«Таковы вкратце сведения, которые нам удалось обнаружить об одном из первых азербайджанских врачей и видном общественном деятеле», - заканчивает свой рассказ Нэрмин ханум Таирзаде.

Она выражает надежду на то, что кто-либо из ее молодых последователей продолжит поиск материалов о жизни и деятельности такого представителя азербайджанской интеллигенции, как Абдул Керим Мехмандаров, первый и на долгие годы единственный дипломированный врач-азербайджанец, верой и правдой почти полвека служивший своему народу.

Галина МИКЕЛАДЗЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net