1news.az

Насколько реален выход Турции из НАТО?

15 Января, 2017 в 13:36 ~ 13 минут на чтение 13581
Насколько реален выход Турции из НАТО?

Операция «Гертруда» и гитлеровский план по захвату Малой Азии, территориальные претензии Сталина и «холодная война» с коммунизмом, международный терроризм и прочие глобальные вызовы вот уже 70 лет как превратили Турцию и государства-учредителей НАТО в союзников по умолчанию.

Вслед за разговорами о возможном приостановлении переговорного процесса о вступлении Турции в ЕС, в политической повестке дня все чаще всплывает вопрос о перспективах выхода Турции из НАТО.

Вот уже несколько лет разговоры об изменении внешнеполитического вектора Турции не утихают. После запуска процесса нормализации российско-турецких отношений летом сего года, обсуждения на эту тему стали развиваться с новым размахом. Отсутствие взаимопонимания между Анкарой и Брюсселем привело к тому, что правительство Турции выразило свою готовность вынести на всенародный референдум вопрос о возможном членстве страны в Европейском союзе. С другой стороны, Анкара не прочь рассматривать перспективу возможного членства Турции в Шанхайской организации сотрудничества.     

Сложившаяся политическая ситуация стала поводом для разговоров о возможном выходе Турции из Организации Североатлантического договора. После неудачной попытки государственного переворота в Турции в ночь с 15-го на 16-е июля 2016 года и ряда несогласованных действий на Ближнем Востоке, вопрос о выходе Турции из НАТО уже ставят и обсуждают многие международные мозговые центры и институты стратегических исследований.

Следует отметить, что турецкие власти не отрицают наличие подобного вопроса. Однако, в отличие от европейских институтов, с которыми у Анкары очень непростые и даже сложные отношения, руководство Североатлантического альянса, членом которого Турция является аж с 1952-го года, никогда не вступало в конфликт с Анкарой. Конечно, были кое-какие трения по ряду важных вопросов, но дело никогда не доходило до реальных разногласий.

Тем не менее, ни для кого не секрет, что в последние годы опыт взаимодействия Турции, как члена НАТО, с другими странами-членами этого военного блока, в частности с США, дает серьезные трещины. Это отнюдь не связано с какими-либо проблемами в координации действий сил альянса. Очевидно, что Турция, обладающая одной из самых мощных и боеспособных армий мира, в какой-то мере превратилась в страну-изгоя внутри НАТО.

Всему «вина» - стремление Турции защитить свои национальные интересы и проводить самостоятельные военные операции на территории соседних государств, из которых исходит прямая или косвенная угроза национальной безопасности страны.  

Но об этом чуть позже...

На фоне взаимообвинений и атмосферы недоверия между Турцией и ее союзниками по НАТО, стремительно развиваются российско-турецкие двусторонние отношения. Даже убийство российского посла в Турции Андрея Карлова, очевидно, рассчитанное на притормаживание процесса развития взаимосвязи между двумя странами, стало своего рода «катализатором» углубления диалога по наиболее важным вопросам, таким, как совместная эффективная борьба с терроризмом и т.д.  

Так, насколько реален выход Турции из НАТО? Возможно ли такое?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо проанализировать основные первопричины вступления Турции в этот военный блок 64 года назад.

Почему и на каких условиях Турция вступала в НАТО?

Переместимся во времени в далекие 30-е годы прошлого столетия.

10 ноября 1938-го года не стало великого вождя турецкого народа, легендарного предводителя народно-освободительной борьбы, главного героя Войны за независимость (Kurtuluş Savaşı) и отца-основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Это был очень сложный период не только для Турции, но и для всего мира. Европа стояла на пороге великих потрясений, политическая конъюнктура в мире изменилась кардинально, фашизм и коммунизм бросили вызов коренным устоям мирового порядка.    

Наступили непростые времена для турецкого народа, внешнеполитическая доктрина «Мир в стране, мир во всем мире» (Yurtta sulh, cihanda sulh) подверглась серьезному испытанию, молодой Турецкой Республике впервые был брошен реальный вызов со дня ее основания в 1923 году.

Фашистская чума разгуливала по всей Европе, поглощая суверенные государства одно за другим. В Европе был создан целый ряд марионеточных государств, включая такие коллаборационистские режимы, как Вишистская Франция.

Тем временем, от фашистских агрессоров в лице стран «оси» ничуть не отставала и мировая коммунистическая лихорадка. Нацисты и большевики поделили зоны влияния в Восточной Европе, пока эти два государства сами не сошлись в итоге на котле Второй мировой войны.

В это время к власти в Турции пришел один из ближайших соратников Мустафы Кемаля, герой Войны за независимость, бывший премьер-министр Исмет Иненю, получивший в народе прозвище «национальный шеф» (Milli Şef). Сложившаяся международная обстановка требовала от Турции скорректировать свою внешнюю политику.

При Иненю Турция продолжала поддерживать добрососедские отношения с СССР. Он посещал Москву в 1932 году, еще будучи премьер-министром. Чтобы избежать ненужной конфронтации и не дать втянуть страну в военные конфликты, Турция при «национальном шефе» поддерживала нормальные связи и со странами «оси» в лице гитлеровской Германии и фашистской Италии. Турция оказалась одной из немногих европейских стран, сохранивших нейтралитет и не вступивших во Вторую мировую войну.

Однако как Третий рейх, так и Советский союз давно вынашивали планы по захвату Турции. С началом Второй мировой войны эти страны стали рассматривать возможность реализации всех ранее разработанных ими планов.

Известно, что Германия намеревалась начать специальную военную операцию под кодовым названием «Гертруда», главной целью которой была оккупация Турции. Однако, судя по секретному плану, разработанному в начале лета 1942-го года, захвату Турции должен был предшествовать успешный для немцев исход военных действий на Кавказском фронте.

Согласно документам, обнаруженным в Имперском министерстве оккупированных восточных территорий, после завоевания Южного Кавказа, немцы собирались учредить марионеточные правительства в Армении и Грузии наподобие тем, что они уже успели создать по всей Европе.

Между тем, в Берлине с большим недоверием относились к идеям пантюркизма, идущим, по их мнению, вразрез с господствующей арийской идеологией, и отнюдь не собирались допустить возможность сближения Турции и богатого нефтяными месторождениями Азербайджана. Против возможного турецко-азербайджанского взаимодействия и идеи о Великом Туране немцы решили разыграть армянскую карту, как это делали до них русские и англичане. Миф о «Великой Армении» должна была служить противовесом для турецких планов по поствоенному Кавказу. 

Судя по плану «Гертруда», немцы не собирались признать за тюркско-мусульманским населением Южного Кавказа право даже на марионеточное государственное образование. Согласно этой версии, Азербайджанская ССР была бы упразднена, часть ее территорий, вероятнее всего, отошла бы к Армении и Грузии, а оставшаяся часть с нефтяными месторождениями была бы объявлена зоной немецкой оккупации.

Считается, что, как часть этой операции, армянскими фашистами было сформировано движение «Свободный Кавказ», которое лично поддержал и одобрил Адольф Гитлер.  

Операция должна была быть развернута в разгар войны – в октябре 1942-го года. Согласно замыслу скоротечной войны, разработанной в Берлине, в операции должны были принимать участие как Вермахт, так и силы фашистского режима Болгарии и оккупированной немцами Греции. С востока на Турцию при поддержке немцев должны были напасть отторгнутые от СССР Армения и Грузия. В блицкриге также предусматривалось задействовать армянские легионы Вермахта и радикально настроенную часть курдского населения юго-востока Турции. 

Операция «Гертруда» так и не вступила в активную фазу. Ряд побед Красной армии, высадка союзников на Сицилии и успешное взаимодействие Анкары с союзниками по антигитлеровской коалиции заставили немцев полностью отказаться от этих планов в 1943 году. У Вермахта просто не осталось сил для новой военной авантюры. 

Вплоть до 1943-го года, благодаря умелой и сбалансированной внешней политике Исмета Иненю, Турция сохранила-таки свой нейтралитет. Внешнеполитический курс Иненю умело варьировал между Германией и Великобританией, хотя президент Турции был в курсе далеко идущих планов Гитлера. Для того, чтобы предотвратить вторжение немцев в Турцию, Анкара начала координировать свои действия с Лондоном.

Тем не менее, турецкие власти поддерживали тесные связи и с Берлином, дабы немцы не могли поставить какие-либо ультиматумы перед Турцией.  

Турция была одним из немногих суверенных государств Европы, не входящих в ту или иную коалицию. Поддерживая нормальные отношения с Берлином, Анкара просто ждала своего часа, и этот час наступил в 1943 году. Крупное поражение Вермахта на Восточном фронте стало роковым для Германии. План под условным кодовым названием «Гертруда» по расчленению Турции канул в лету, Анкара решила одну из стратегических задач и примкнула к союзникам.

Теперь Турции предстояло решить вторую часть задачи: обезопасить восточные границы страны и свести на нет алчные территориальные претензии Советского союза.

В отличие от Германии, СССР выходил победителем из этой войны, и любая провокация, организованная им на границе с Турцией, могла послужить неприятелю поводом для последующей военной операции.

Известно, что Сталин неоднократно выражал свое недовольствие условиями Московского и Карсского мирных договоров, подписанных с Турцией в 1921 году. Он требовал пересмотра условий этих договоров и передачи СССР части восточных провинций Турции, включая Карс, Ардахан, Артвин и Сарыкамыш, оккупированных русскими войсками в ходе последней Русско-турецкой войны 1877-1878 годов и отвоеванных турецкой армией в 1918 году.

Однако желанию СССР ввязаться в новую авантюру на южных границах не суждено было сбыться. Ему пришлось вступить в жестокую схватку по разделу Европы с союзниками по антигитлеровской коалиции. Это больше напоминало игру на опережение.

Так Турция и встала на путь интеграции со странами Запада. В первую очередь, она начала активно взаимодействовать с Великобританией, а в рамках доктрины Трумэна, Турция получила всестороннюю помощь от США. Укрепление трансатлантических связей привело к политическому плюрализму и переходу к многопартийной системе, развитию демократии и экономическому росту Турции.

Неудивительно, что так называмое «первое расширение НАТО», учрежденного в 1949 году трансатлантического военного блока, охватило именно такие страны, как Турция и Греция. В 1952 году Турция стала единственной страной-членом НАТО, граничащей с СССР.

В 1953 году СССР пришлось отказаться от территориальных претензий к Турции.  

Первым испытанием для Турции в качестве члена НАТО стала Корейская война 1950-1953 годов, в котором участвовало свыше 5 тыс. турецких солдат. Страна достойно пережила и Карибский кризис 1962-го года.

Турция проявила характер и в период «Кипрского движения во имя мира» (Kıbrıs Barış Harekatı). В 1974 году в рамках военной операции под кодовым названием «Атилла» части ВС Турции высадились на острове, тем самым предотвратив массовое истребление местного турецкого населения греками-киприотами и аннексию Кипра со стороны Греции. Два члена военного блока фактически находились в состоянии войны, тогда как НАТО и британский военный контингент на острове пытались придерживаться нейтралитета, хотя и симпатизировали грекам.

Не дождавшиеся желаемой поддержки греки в знак протеста решили покинуть ряды НАТО. Однако в 1981 году они попросились обратно, и военному блоку пришлось долго уговаривать турецкие власти, пока те согласились снять вето на начало переговоров о возвращении Греции в ряды альянса.

«Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет», - говорил один из премьер-министров Великобритании XIX века лорд Палмерстон. То, что у великих держав нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов, а есть только постоянные интересы, мы знаем из школьных учебников. Так что, распад Советского союза и крах коммунизма не принизили значимость НАТО так, как кажется.

Членство Турции в НАТО является результатом геостратегических реалий ХХ века. Укрепление трансатлантического сотрудничества в сфере безопасности и обеспечение сдерживания любой формы агрессии в отношении них отвечает интересам каждой страны-члена НАТО.

Вопреки распространенному мнению, построение нового мирового порядка в нынешних условиях кажется маловероятным. А если не появляется что-то новое, то не стоит рушить старое. Если и произойдет какая-нибудь перезагрузка в системе международных отношений в грядущем будущем, то она не коснется какой-либо конкретной страны. В таком случае, все страны уйдут восвояси и бросятся на поиски своего места в современном мире.

Растущий международный терроризм, ряд неадекватных действий России и прочих государств, а также другие факторы лишний раз свидетельствуют о том, что просто взять и отменить НАТО не получится.

Можно предположить, что последние усомнения в эффективности членства Турции в НАТО и обсуждения на тему возможного закрытия базы «Инджирлик» в Адане для других стран-членов альянса большей частью рассчитаны на внутреннюю аудиторию.

Турция вряд ли выйдет из НАТО, если этот военно-политический блок не перестанет существовать при новом мировом порядке.

Даже левые правительства в Анкаре никогда не ставили вопрос о выходе Турции из НАТО.

А Запад вряд ли откажется от надежного щита в лице Турции.  

Джейхун Алекперов

Статья отражает точку зрения автора

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Джейхун Алекперов

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net