1news.az

Надежда Исмаилова: Я верю, что время, когда ТВ станет «волшебным окном в мир», вновь вернется...

4 Марта, 2019 в 16:28 ~ 18 минут на чтение 8142
Надежда Исмаилова: Я верю, что время, когда ТВ станет «волшебным окном в мир», вновь вернется...

Тема телевидения, а, вернее, его нынешнего состояния, стала одной из  самых злободневных на сегодняшний день.

1news.az периодически поднимает эту тему, реагируя на очередной «шедевр» местных телепередач.

А недавно один из наших собеседников – азербайджанский художник, кинорежиссер, кандидат философских наук Теймур Даими в интервью с нашей редакцией сказал, что «телевидение – это зло по определению».

Читайте по теме:

Теймур Даими: «Телевидение – это зло по определению», но для беспокойства нет причины

Однако нашу сегодняшнюю собеседницу отличает не только точка зрения на телевидение, но даже искренняя любовь к нему. И это не случайно: кинодраматург, журналист, автор одного из самых известных телепроектов 90-х гг. – передачи «Далга» Надежда Исмайлова знает о телевидении достаточно, чтобы иметь полное право рассуждать о нем.  

Отметим, что 10 лет назад, в 2009 году, 1news.az уже беседовал с Надеждой ханум о телевидении и его недостатках на тот период.

Читайте по теме:

Надежда Исмайлова: «Телевидение навязывает нам «кумиров»

А сегодня она поделилась с нами воспоминаниями о том, как появилось телевидение в Азербайджане, какими были первые телепередачи, какие требования выдвигались к желающим здесь работать. И, главное, почему любовь к нему остается неизменной до сих пор, несмотря на все его сегодняшние минусы. 

Как все начиналось

- Я отношусь к тем людям, которые полюбили телевидение с первого взгляда и остаются верными ему до конца. Я хорошо помню тот ажиотаж, когда объявили, что в Баку начинает работу телевизионный центр. И все бросились «доставать» волшебные ящики с маленьким экраном, на который насаживали линзу, укрупняющую изображение.

У меня есть коллекция «удивительных мгновений жизни»… Так вот вечер 1 мая 1956 года, когда состоялась премьера Бакинского ТВ, – одно из этих потрясающих мгновений. Весь город тогда прильнул к «бычьему оку» (так окрестил телеэкран Жан Кокто).

В некоторые квартиры набилось по 20-30 человек гостей, никто не хотел пропустить событие. Зазвучали позывные… Картинка с титрами… Появились две прекрасные девушки – Тамара Гезалова и Наиля Мехтибекова. И голосами, похожими на звучание флейты,  сообщили (на азербайджанском и русском языках) о том, что пришла телевизионная эра. Возможно, восторги тех лет кому-то покажутся наивными. Бывает так, прочтешь в детстве сказку, а потом уже взрослым, забыв ее, все еще помнишь впечатление, которое она произвела. Тамара Гезалова, она первая вышла в открытый космос, ввела нас в новый мир, который обещал чудо.

Где-то в 90-х я готовила интервью с Тамарой Гезаловой:

«Мы с Наилей очень волновались, - вспоминает Тамара ханум, - боялись забыть текст. В студии была всего одна громоздкая стационарная телекамера, и мы должны были с молниеносной быстротой сменять друг друга. Как я выглядела? До сих пор не знаю. Мы работали в живом эфире и не видели себя на экране. Тогда видеозаписи еще не было».

А я хорошо помню, как они выглядели. Очень юная, почти девочка – Тамара Гезалова. Очень привлекательная. Нежный овал лица. Черные бархатные глаза, строгие даже тогда, когда улыбались. И Наиля Мехтибекова – корона из кос, мягкая улыбка, белоснежные зубы. В ней была какая-то тайна, нечто притягательное и чистое. Девушки рассказали о программе предстоящего вечера, рассказали лично нам, одним только нам, сидящим перед экраном. Это был эффект разорвавшейся бомбы. Дебют  оказался ошеломляющим. Наутро, как говорится, они проснулись знаменитыми, - рассказывает Надежда ханум.

О первых дикторах

Первое время на телевидении не было ведущих телепрограмм, были дикторы, которых отбирали очень тщательно. Искали в классах консерватории, театральных студиях, университетских аудиториях, на съемочных площадках, просто на улицах. Исрафил Назаров, председатель радиокомитета лично занимался отбором кандидатур.

Критерии были очень высокие. Дикторы должны были, если и не олицетворять лицо нации, то, по крайней мере, быть ее визитной карточкой. И первые дикторы отвечали всем этим качествам. Они были красивы восточной красотой, они были скромны, они были естественны. Дикторы того поколения очень отличаются от сегодняшних. Если бы был жив главный режиссер Рауф Кязимовский, он многих сегодня изгнал бы с экрана.

Обычно дикторы приходили на студию в середине дня, знакомились с программой, изучали ее досконально. И только потом они представали пред очи режиссера. Он оглядывал их долгим внимательным взглядом. «Текст читала? Тогда должна понимать, что этот костюм не соответствует настроению программы. Вот тебе  машина: срочно, туда и обратно»!

Сейчас на это не обращают внимания, к сожалению, как и на безграмотные тексты, которые звучат в эфире. Сколько словесного мусора, сколько ошибок. Мне кажется, раньше больше чтили азербайджанский язык, - говорит Надежда Исмайлова.

О программах прошлых лет

- Программы тех лет ошеломляли. Трудно было привыкнуть, что в твой дом входит иранский шах Рза Пехлеви с шахиней Сурайей. Они были гости студии, как и темпераментный, раскованный Ван Клиберн, он тогда получил гран-при Московского конкурса имени Чайковского и был на вершине славы.

Я пришла на телевидение через два с половиной года после его открытия. Была я еще студенткой 3-го курса филфака. Естественно, опыта никакого, только публикации в университетской многотиражке. Но это было новое, никому неведомое дело – ни школы, ни университетов, ни специальной литературы… Все первые работники ТВ – дикторы, редакторы, режиссеры, операторы, звуковики – начинали с нуля, все были равны. Тогда сложился очень хороший творческий коллектив: Ариф Бабаев, Рауф Кязимовский, Нина Яровая, Керим Керимов, Беюкага Ширалибеков, Джахид Назаров…  

Это было очень радостное  время. Постоянное ощущение праздника, удовольствие от дела, которое делали. И все болели друг за друга, особенно, когда подводила техника, о проделках которой можно писать юмористические рассказы.

Однажды прямо в эфире лопнули все осветительные приборы. Темнота. Тамара пишет мелом на барабане: «Перерыв по техническим причинам». Или другой случай. Певец Рауф Атакишиев зацепился за камеру и порвал карман. «Ни за что не выйду в эфир в таком костюме». Пришлось срочно чинить. И опять кто-то пишет: «Перерыв по техническим причинам». У дикторов под рукой всегда был мел, карандаш и барабан.

Как самый юный редактор, я начала с детских программ. Мы первые в СССР выпустили цикловую программу «Спокойной ночи, малыши»!

Как это было!.. Сейчас уже не пишут письма… А тогда мы получали  мешки писем и от детей, и от родителей, сотни тысяч… В наше «Общество чистых тарелок» стремились попасть почти все дети республики от 2 до 5 лет… Возможно, нам удалось ухватить и перенести на экран чистоту интонаций, атмосферу непосредственности, веселой легкости игры. Не могу забыть одно письмо первоклассницы: «А Алику я сказала, стрелять в птичек нельзя…» Какая чудесная наивность! Ни здравствуйте, ни до свидания, ни кто автор, ни кто этот злосчастный Алик… Ну, мы, конечно,  поняли, что это взволнованный ответ на наш сюжет о рогатках и ловцах птиц. Знаете, все-таки встречи с детьми – это самые искренние, самые чистые встречи, которые случаются с нами в жизни…

А потом я ушла в кино. Профессионалы знают: одна монтажная склейка и встреча превращается в проводы и обратно. Из этого, наверное, состоит жизнь, – говорит Н.Исмайлова.

Надежда ханум через какое-то время ушла с телевидения в кино, но вернулась туда в самые тревожные для страны дни. Вернулась с авторской программой, которую ждали и искренне любили тысячи зрителей – «Далга».

- Я думаю, что мы тогда уловили настроение и ожидания нашего зрителя. Страна была оболгана, унижена, растоптана чужими танками и сапогами. В жуткие ночные комендантские часы было очень важно поддержать дух народа. Кто мы, кто виноват, в том, что с нами случилось то, что случилось… Мы рассказывали о великих его сынах, сутками сидели в архивах, открывая истоки наших бед. Мы готовили острые репортажи из Карабаха, и тогда не задумывались об опасности, мы просто хотели быть единым целым с теми, кто нас смотрит. Мы были «глазами» наших телезрителей, по сути, и поэтому в передачах старались отвечать на их вопросы, которые и сами себе задавали.  

Я считаю, что очень важно постоянно напоминать о том, какие светлые люди, личности большого калибра есть в отечественной истории. Вы уже упоминали о том, что нужен герой, но ХХ век дал миру плеяду азербайджанских гениев, однако о них мало кто знает, надо лишь открыть глаза и уши и рассказывать о них, а не  акцентировать на негативе, раздражая людей и заставляя их обороняться, - сказала Н.Исмайлова.

С Надеждой ханум трудно не согласиться. Даже рассказывая о негативных событиях, можно преподносить их так, чтобы люди стремились в итоге свести их к минимуму, а сегодня из этого делают рейтинги и шоу. Почему? Возможно, дело в тех, кто за этим стоит?

И почему поколение телевизионщиков, которое начинало работать на телевидении, так разительно отличается от нынешнего?

- А разве нетелевизионщики не изменились? Люди в мире изменились, не только мы… Мы только и слышим: «Мир сходит с ума». Это данность времени. Мы пережили такое кризисное десятилетие – врагу не пожелаешь, когда действительно начал падать менталитет народа. Я обсуждала эту тему в интервью с известным ученым Демиром Гаджиевым.

Кстати, вот герой, то есть, его жизнь – абсолютный кинематографический бестселлер со сложнейшими поворотами глобального масштаба. Он был гением, Демир Вахидович. Это к слову о вашей теме отечественных героев…

Читайте по теме:

В поисках героев нашего времени: их нет на ТВ, но где они?

Так, на мой вопрос о падении менталитета народа Демир Вахидович  сказал, что в каком бы плачевном состоянии он ни находился, репаративные качества народа останутся, только восстановление его будет долгим. Почему? Его угнетало положение в средней школе. Небольшая элитная группа с хорошим образованием в лицеях и колледжах, остальные – как Бог на душу положит, многие мальчишки на улицах и базарах. Отсутствие педагогов, способных подготовить новое поколение к новой жизни… Его беспокоило интенсивное «одеревенщивание» города. «Баку просто не успевает перемалывать, адаптировать огромный поток деревенского населения. Город сдался. Город лег на лопатки. Я уже не говорю о науке: это же цепочка. Археологи не копают, геологи никуда не ездят, химики не ставят опыты. Без экономики нет развития». Как выйти из тупика? У него не было ответа. Он – человек-одиночка. Ученый, делающий свою работу. Глобальные процессы – дело политиков, экономистов, политологов, а они нарушают все законы жизни. Он много думал об отечественной ситуации. Верил ли он в народ? Да, верил. Он считал, что азербайджанцы – добрый, открытый, гостеприимный, доверчивый, талантливый народ, и эти качества, в конце концов, помогут выйти из тупика.

Мы беседовали с Демиром Гаджиевым в 1999 году, в самый канун нового тысячелетия. Сейчас мы видим, как все изменилось с тех пор. Так что, жернова истории двигаются медленно, но двигаются… -  говорит Н.Исмайлова.

(Н.Исмайлова и корифеи азербайджанской геологии. Справа налево: Р.Азизибеков, Н.Исмайлова (сидят), стоят справа налево:  2-й - А.Алиев, 3-й - Н.Ализаде, 4-й - Т.Нагиев, 5-й - Ф.Кадыров, 6-й –  Д.Гусейнов).

О поколениях и телефонах

- На мой взгляд, главная проблема общества, и это касается не только Азербайджана, в том, что люди перестали слышать друг друга. Это страшно. Я понимаю Теймура Даими, когда он говорит, что телевидение – зло. Он – умный человек, и это его мнение. 

Да, телевизор и интернет, в особенности, – одна из причин разрыва поколений. Мы сегодня столкнулись с отсутствием преемственности в человеческой истории. Впервые появилось поколение, которое знает больше своих родителей и перестает считаться с ними. Ведь поколения после пятидесятых воспитываются уже тремя родителями. И третьим было телевидение. И в этом можно было бы видеть только плюсы, но… огромный поток информации, который сегодня льется из Интернета и телевидения, сложно переосмыслить даже взрослому человеку. А дети, которые еще не сформировались как личности, совершенно иначе «фильтруют» весь этот поток. И, тем не менее, остановить новые технологии нельзя, прогресс остановить невозможно.

Хочу напомнить замечательную историю. В начале прошлого века в Англии создали парламентскую комиссию, которая обсуждала новое американское изобретение – телефон. И глава их почтового ведомства на вопрос, нужно ли внедрять это новшество, дал замечательный ответ: «Американцам нужен телефон. Нам – нет. У нас хватает посыльных». Прелестная история… Жизнь подсказывает, что воздействие коммуникационных спутников со временем будет еще более ошеломляющим. Нам просто надо уметь защищать свои нравственные ценности от побочных разрушительных действий прогресса. Это как палка о двух концах… - говорит Н.Исмайлова.

О прямых эфирах

Сегодня в «прямой эфир» может выйти любой желающий, а вот с чем он туда выходит – это уже второй вопрос. Перефразируя Чехова, можно сказать, что сегодня любой может стать режиссером, зритель найдется у самого плохого «кино».

Но тогда, когда телевидение только-только появилось, эфиры были прямыми по причине отсутствия технических возможностей для их записи. 

- Прямой эфир – это родовое качество телевидения, основа основ.  При записи исчезает благодатное напряжение сиюминутности. Это как акробат без страховки. Кроме того, запись, на мой взгляд, – это скрытый контроль над мыслями, она дает возможность менять контекст, делать монтаж в угоду тем, кому это нужно. Прямые эфиры же способствуют более ответственному поведению ведущих. Способствовали, если быть точнее. Потому что сегодня мало кто особенно переживает по поводу содержания эфира. На некоторые темы в обществе всегда существовало табу. На неприличное, интимное, пошлое, кровь, насилие. Сегодня, напротив, скандалы  приветствуются. Эфир заполнили «дети лейтенанта Шмидта», которые с тестами ДНК наперевес, иногда фальшивыми, требуют признания, наследства. А в общем-то хотя бы на пятнадцать минут очень сомнительной славы.   

Однажды, на заре телевидения у школьников спросили, чем отличается телевидение от кино? «В кино люди разговаривают между собой, а телевидение разговаривает с нами». Потому что самая важная задача для ТВ – это налаживание человеческого взаимопонимания.

«Язык сердца универсален, захватывайте его любыми доступными средствами», - учили нас во ВГИКе. Программа должна вызывать эмоции у самых разных людей, а сделать это сложно, но возможно.

Как бы то ни было, для меня телевидение, АзТВ – это наша альма-матер, часть национальной истории, без которой немыслима жизнь. Да, мы были молоды, и я вспоминаю эти годы с огромной теплотой. И я помню, как любил наш народ телевидение. Возможно, его, этот «ящик», никогда так не любили, как в те годы.
Телевидение может быть лучше или хуже в зависимости от того, кто его делает. И я считаю, что зрители могут помочь сделать его лучше, - делится с нами Надежда ханум.

О том, почему рано опускать руки и ставить крест на телевидении

По мнению Н.Исмайловой, рано выносить приговор телевидению, и все хорошее всегда можно вернуть. Более  того, это обязательно произойдет, просто потому, что иначе быть не может: «Люди уже понимают, что необходимо возрождать наши традиционные ценности. От нас с вами зависит, лишь чтобы это произошло как можно скорее», - говорит она.

 - Для меня стало колоссальным откровением покаяние знаменитого дипломата Генри Киссинджера, который на 96-м году жизни разочаровался в идеях капитализма и стал считать развал СССР одним из величайших грехов США. Дипломат подчеркнул, что ему потребовалось много лет, чтобы понять, что счастье заключается не в бытовом благополучии. «У нас был только секс, а у них была любовь. У нас были только деньги, а у них была искренняя человеческая благодарность. И так во всем. Меня сложно назвать поклонником социализма, я западный человек с западным мышлением, но я считаю, что в Советском Союзе действительно рождался новый человек, можно сказать — homo soveticus. Этот человек был на ступень выше нас, и мне жаль, что мы разрушили этот заповедник. Возможно, это наше величайшее преступление», - писал он.

В этом его признании я увидела нечто большее, а именно: рано или поздно все понимают важность и необходимость тех качеств, которые пропагандировало телевидение в бытность Союза. Да, безусловно, в СССР было много минусов, но тех плюсов, которые были, и которые озвучил Киссинджер, сегодня очень не хватает.

И я думаю, что сегодня многие это понимают, иначе не было бы столько дискуссий о телевидении, о том, что оно должно нести, каким должно быть. Необходимо искать и находить героев, их не нужно придумывать, потому что они в нашей стране есть! Люди нуждаются в добрых историях, во вдохновляющих рассказах. И ведь есть молодые талантливые ребята, которые могут и делают прекрасные передачи. Я очень верю, что время, когда телевидение станет тем же самым «волшебным окном в мир», вновь вернется. Все зависит от всех нас, -  сказала Н.Исмайлова.

Натали Александрова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net