1news.az

«Мы требуем только уважения наших элементарных прав на сохранение собственной культуры и языка»/ФОТО/

13 Июля, 2007 в 10:45 ~ 16 минут на чтение 4002
«Мы требуем  только уважения наших элементарных прав на сохранение собственной культуры и языка»/ФОТО/

Из всех населенных азербайджанцами районов региона Квемо-Картли в Грузии оставался лишь Марнеульский, куда я и поехал из Гардабанского района. К сожалению, прямой дороги туда из Гардабани нет, и мне пришлось вернуться в Тбилиси. Только там, на вокзале, я пересел на маршрутку, идущую в Марнеульский район, и через 45 минут уже был на месте.

Райцентр Марнеули уже можно было назвать городом за его размеры и многочисленность населения по сравнению с другими райцентрами, где я уже побывал. В самом городе еще весной на праздник Новруз байрам открыли новый Торговый центр по продаже бытовой электроники. Тогда же был открыт новый парк отдыха, почему-то еще не названный именем Гейдара Алиева, да недавно ремонтировали дороги, клали новый асфальт. На этом все новшества в райцентре исчерпываются. Никаких новых производств, несмотря на многочисленные обещания грузинских властей, так и не было открыто.  

В райцентре я задерживаться не стал, так как мой путь лежал дальше, в самое крупное и известное село Марнеульского района – Садахло. Справедливости надо отметить, что дорога из Марнеули в Садахло была недавно отремонтирована и поражает своим качеством, что так отличается от  обычных сельских дорог.

Село Садахло стало известно не только в Грузии, но и во всем регионе Южного Кавказа благодаря наличию на его территории огромного рынка под открытым небом, в простонародье именуемом «толкучкой». Село Садахло очень выгодно расположено: не так далеко от грузино-армянской границы. Да и до границы с Азербайджаном рукой подать. Местоположение этого села, и армяно-азербайджанский конфликт способствовали созданию в этом азербайджанском селе, находящемся на территории Грузии, регионального рынка. В итоге население села процветало за счет не столько сельского хозяйства, сколько торговли. Это приводило к быстрому росту численности населения села. В пик своего расцвета в селе Садахло насчитывалось около 15 тысяч жителей.

Но с приходом к власти в Грузии правительства Саакашвили региональный рынок в селе Садахло был закрыт в рамках борьбы с контрабандой. Закрытие рынка нанесло тяжелейший удар по селу, так как лишило население своего основного источника заработка на жизнь. Как следствие, это привело к обеднению жителей и постепенному оттоку населения. Так, в настоящее время в Садахло проживает не более 10 тысяч человек. Дополнительный негативный эффект от закрытия рынка в Садахло был вызван тем, что около 500 жителей села, занимавшихся коммерцией на рынке, взяли крупные кредиты в банках на развитие своего бизнеса. Но внезапное закрытие рынка привело к полному разорению этих людей, которые оказались не в состоянии выплатить взятые под высокий процент кредиты.

Жителям села тем обиднее, что вскоре после закрытия рынка в Садахло аналогичный рынок открылся неподалеку от Садахло в Армении. И теперь с целью торговли азербайджанцы вынуждены часто с риском для жизни переходить армянскую границу.

Проблема здесь кроется еще и в том, что сама граница между Грузией и Арменией как таковая не определена. А это дает возможности армянским пограничникам действовать безнаказанно в отношении граждан Грузии азербайджанской национальности. Так, достаточно часто армянские пограничники пересекают границу, доходят до азербайджанских сел и ловят азербайджанцев, обвиняя их потом в нарушении госграницы.

В Садахло я встречался с местной интеллигенцией – директорами и учителями местных школ. Поэтому после быстрого знакомства меня оперативно ознакомили с историей села Садахло, рассказали о его главной проблеме и дальше речь в основном пошла о том, что более всего наболело у преподавателей: об образовании. Садахло – крупное село, являющееся центром большого сакребуло, и потому в самом селе находится две школы. Но в беседе со мной участвовали директора не только этих школ, но еще одной школы из соседнего села того же сакребуло. Все директора и учителя, беседовавшие со мной, были азербайджанцами, потому и была понятна их тревога, вызванная протекающими процессами в системе образования Грузии, особенно, что касается национальных меньшинств. По их словам, интересы национальных меньшинств Грузии, в частности, азербайджанцев практически никак не защищены.

Как говорят директора, ранее, во времена СССР, азербайджанцев не брали на хорошую работу в Грузии по причине отсутствия высшего образования. Со временем, когда многие азербайджанцы получили высшее образование, их стали допускать к работе на руководящих постах, но не выше директора школы. Сейчас азербайджанцам не дают работы по причине незнания грузинского языка. Хотя, с другой стороны, даже сейчас в Грузии есть молодые азербайджанцы, закончившие престижные грузинские ВУЗы и великолепно владеющие грузинским языком, но и их не берут на работу. В частности, в Марнеульский район недавно приехал один такой молодой выпускник Тбилисской военной академии работать в качестве военрука в сельской школе. Ему не нашлось места в Тбилиси. То есть, преподаватели уверены, что это осознанная политика грузинских властей по выдавливанию азербайджанцев не только из общественной жизни Грузии, но и с территории самой страны.

В этом отношении особенное недовольство директоров вызвал пресловутый экзамен весной этого года, согласно объявленным итогам которого только несколько директоров - азербайджанцев смогли сдать экзамен на знание грузинского языка и сохранить свои директорские места. Хотя беседовавшие со мной директора (кстати, все трое не прошли этот экзамен) в один голос заявляют, что экзамена на грузинском языке не должно было быть и о его существовании им объявили неожиданно уже на самом экзамене. Но даже в этом случае некоторые директора уверены, что их специально срезали, так как они хорошо знают грузинский язык. В частности, в том, что его знания грузинского языка незаслуженно оценили на экзамене, уверен Адиль Шарифов – директор школы №2 селения Садахло. Он родился в Грузии и 44 года работал в качестве учителя, замдиректора и директора школы (последние 20 лет). Его деятельность на посту директора была в 2002 году отмечена одной из высших наград Грузии орденом «Чести». За годы жизни в Грузии он успел хорошо овладеть грузинским языком, но каково же было его удивление, когда после объявления итогов экзаменов выяснилось, что он получил «3».

Моих собеседников возмутило то неравноправное положение, в котором они оказались на экзамене. По их словам, грузины сдавали экзамены на своем грузинском языке, а азербайджанцы были вынуждены сдавать на грузинском и русском. Они уверены, что если бы сдавали на родном – азербайджанском языке, то итоги экзаменов были бы совсем иными.

А теперь на их места будут назначены те, кто сдал экзамены, то есть – грузины. В этом не поможет даже Попечительский совет. Согласно современному законодательству Грузии, директоров школ избирает Попечительский совет школы, состоящий из преподавателей и родителей учеников по представлению Министерства образования. Но дело в том, что Попечительский совет может только дважды отвергнуть кандидатуру Минобразования Грузии, в третий раз директора уже назначают приказом министра образования вне зависимости от мнения Попечительского совета данной школы. В этом и прослеживается стратегия грузинских властей, направленная на постепенное закрытие к 2010 году всех азербайджанских школ в Грузии. В начале будут заменены директора-азербайджанцы на грузин, потом в азербайджанских школах будет открыт грузинский сектор, а в конце азербайджанский сектор вообще закроют.

Еще одной наболевшей проблемой в сфере образования является запрет на преподавание в азербайджанских школах Грузии истории и географии Азербайджана. В итоге, дети, желающие изучать историю собственного народа и географию своей исторической Родины, лишены этой возможности. Зато после окончания школы, когда дети едут поступать в Азербайджан, то они не могут сдать вступительные экзамены, так как не знают истории и географии Азербайджана. С другой стороны, они не могут получить высшее образование и в Грузии, так как азербайджанских секторов в ВУЗах Грузии нет, а грузинским языком они не владеют в достаточной степени. В этом тоже большая вина властей, которые не могут обеспечить азербайджанские школы необходимым количеством квалифицированных преподавателей грузинского языка, владеющих азербайджанским языком. Ведь проблема не в том, что азербайджанцы не хотят учить грузинский язык, а в том, что учителя не могут его нормально преподавать.

Такое пренебрежительное отношение к правам азербайджанского национального меньшинства (самого многочисленного в Грузии) со стороны властей Грузии вызывает непонимание и обиду. Население не понимает, почему азербайджанский язык, являющийся родным для почти полумиллиона граждан Грузии не может стать государственным языком, а абхазский (родной для 50 тысяч человек) был объявлен государственным. Директора в разговоре со мной не скрывали свою обиду: «Мы же не армяне и не требуем автономии в составе Грузии, хотя имеем на это больше прав, чем армяне, абхазы или осетины. Мы требуем только уважения наших элементарных прав на сохранение собственной культуры и языка».

Что касается бытовых условий, то местные проблемы очень схожи с проблемами в других азербайджанских селах региона Квемо-Картли. В частности, в Садахло нет газа, в то время как он есть в соседних армянских селах. Свет есть, но приходится переплачивать по требованию властей (пресловутые потери в сетях). В отношении земли то же самое: основная часть сельской земли захвачена приезжими грузинами: по 30-50 га. Но эта земля оформлена на некоторых местных продажных азербайджанцев. Простым же жителям раздали по 5-10 соток земли.

Несмотря на то, что Садахло является крупным селом, здесь нет машин «Скорой помощи», а местная больница очень плохо оборудована. Кроме того, одной из проблем стала нехватка информации на понятном всем азербайджанском языке. Если бы была газета или телевидение, где можно было бы публиковать издающиеся законы на азербайджанском языке. Ибо люди, из-за незнания языка не имеют представления о многих новых законах, вследствие чего и страдают. В частности, купаться в местной реке запрещено по причине защиты ее экологической чистоты. Если сотрудники Минэкологии поймают даже ребенка, то оштрафуют на 3 лари. За мытье машины штраф – 50 лари.

Также неплохо было бы открыть в селе юридическую контору для оказания квалифицированной юридической помощи при переводе юридических актов и документов, а также для грамотного написания писем в официальные инстанции. Также, для продолжения ведения бизнеса сельчане просят открыть в Садахло отделение какого-нибудь азербайджанского банка, так как они уже не доверяют грузинам.

Что касается помощи со стороны Азербайджана, то эта помощь поступает учебниками для школ. Больше ничего нет. Поэтому жители села просят Азербайджан оказывать адресную помощь, иначе средства не дойдут до азербайджанцев. В частности, мне рассказали о таком примере, когда Азербайджан выделил средства на восстановление пострадавших от селей азербайджанских сел Грузии, но до села Садахло эти средства не дошли, хотя мост в Садахло был разрушен во время селя и нуждается в восстановлении.

Кроме того, помощь со стороны Азербайджана необходима и в области образования. Одних учебников мало. Необходима помощь в ремонте некоторых азербайджанских школ. Например, в селе Ходжорни, где вместе проживают азербайджанцы и армяне, есть две школы – армянская и азербайджанская. Но если за армянской присматривает Армения, и там все нормально, то в азербайджанкой школе ситуация очень плачевная: мебель настолько старая и вышла из строя, что многие ученики сидят на перевернутых ведрах. Вся надежда остается на Азербайджан.  

Из селения Садахло я вернулся в райцентр Марнеули, и в который раз, поменяв транспорт, поехал в ближайшее село – Сабиркенд, где также много проблем. С первой проблемой я успел ознакомиться в пути – это ужасная, разбитая дорога. И это несмотря на то, что село Сабиркенд находится сразу за райцентром, вернее райцентр плавно переходит в это село. Там я уже, наученный опытом, сразу приехал в самое людное место села – местную чайхану. И не ошибся. Весть о том, что прибыл журналист из Баку, сразу облетела все село, народ стал собираться в чайхану и скоро я оказался окруженным плотным кольцом людей, которые наперебой высказывали мне свои жалобы и обиды.

Селение Сабиркенд считается крупным селом с населением 5 тысяч человек. Но это ничуть не облегчает их жизнь. Проблем все равно - выше крыши. В селе нет газа, хотя он есть в соседних селах (это прямо мистика какая-то: я всегда попадаю в села, где нет газа, но он, оказывается, имеется где-то в соседних селах, получается как в сериале «Секретные материалы» - истина где-то рядом, а у меня газ где-то рядом). В селе также нет питьевой воды, и жители вынуждены покупать ее по 0,7 лари за бидон (40 литров).

В селе есть азербайджанская школа на 350 учеников. Директор школы пока еще азербайджанец и учителя – азербайджанцы. Но на этом плюсы школы заканчиваются и начинаются минусы. А их куда как больше. В школе плохо обстоит дело с отоплением и зимой ученики вынуждены приносить дрова с собой. Внутри школа находится в ужасном состоянии: пол сгнил, и парты проваливаются, вода заливает школу, да еще и потолок прохудился.

Но самой большой проблемой села является земельная. У сельчан земля есть, но ее всего по 10-20 соток на семью. Пастбищной же земли вообще нет. Большая же часть пахотной земли вместе со всей пастбищной землей была захвачена несколькими крупными арендаторами, связанными с районной властью. Поэтому сельчане не могут вернуть свою землю. В этом отношении не помогает даже суд. Например, сельчане мне рассказали о таком деле: с 1996 года 318 семей села Сабиркенд имели в коллективной аренде 206 га земли. Потом люди сами выбрали из своей среды арендатора Закира Гаджиева, которому доверили управление этой землей. Он же со временем присвоил себе эту землю. Пострадавшие сельчане подали на него в суд, но суд принял сторону землевладельца. Жители села неоднократно обращались к губернатору, президенту, но никакого ответа они не получили.

Жители надеются на помощь со стороны Азербайджана, но при этом отмечают, что некоторые из местных азербайджанцев, особенно близкие к власти, работают на грузин против своих же сельчан, и когда приезжают официальные представители властей Азербайджана, то они обманывают их, уверяя, что в селе все хорошо и никаких проблем нет.

Пока местные жители не покидают родного села, но их настрой очень плохой, они отчаялись в своей борьбе за правду и если в ближайшее время земельная проблема все же не будет решена, то сельчане продадут скот и уедут. Грузины только и ждут этого, чтобы заселить плодородные земли своими людьми.

Из слов всех, с кем я беседовал в ходе своих поездок по азербайджанским селам Грузии, выходило, что в Квемо-Картли все больше усиливается процесс грузинизации азербайджанского населения, направленный на их постепенное выдавливание с территории Грузии.

Роман Темников, собкор. 1news.az в Грузии








ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Общество

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net