1news.az

Фархад Мамедов: «Присутствие дашнаков в коалиционном правительстве Армении осложнит переговорный процесс»

4 Апреля, 2017 в 15:53 ~ 10 минут на чтение 3662
Фархад Мамедов: «Присутствие дашнаков в коалиционном правительстве Армении осложнит переговорный процесс»

В Армении стали известны предварительные результаты прошедших 2 апреля парламентских выборов, согласно которым в законодательное собрание страны проходят 4 политические партии.

Правящая Республиканская партия Армении набрала 49,12%, блок «Царукян» - 27,32%, блок «Елк» (Выход) - 7,77%, АРФ Дашнакцутюн - 6,57%.

Таким образом, Армения фактически перешла к парламентской форме правления.

Для разъяснения поствыборных политических процессов в этой республике, будущей участи нынешнего президента Сержа Саргсяна (в соответствии с изменениями в Конституцию, основные полномочия будут сконцентрированы в руках премьера), позиции нового правительства в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта информационное агентство 1news.az поговорило с директором Центра стратегических исследований при Президенте Азербайджанской Республики Фархадом Мамедовым.

-  Центральная избирательная комиссия Армении почти полностью подсчитала предварительные итоги парламентских выборов. С большим отрывом лидирует правящая Республиканская партия Армении - 49,12%. 

Был ли ожидаем такой результат, ведь «кремлевские» соцопросы ранее указывали на более высокий рейтинг блока «Царукян»? Может ли это свидетельствовать о том, что Серж Саргсян смог убедить РФ, что именно он является наиболее удобным лидером? 

- Соцопросы, проводимые в Армении, можно разделить на два части – те, которые проводили российские социологические исследовательские центры, и западные.

Самое интересное в этих опросах было то, что нигде не фигурировало имя президента Армении Сержа Саргсяна как политического лидера. В списках правящей Республиканской партии Армении, председателем которой он является, среди политиков, о которых задавались вопросы в соцопросах, не было его имени.

Сложилась достаточно анекдотичная ситуация – в партии, которую возглавляет президент и первым заместителем является премьер-министр, первым номером в избирательном списке был министр обороны Виген Саргсян. В то же время личный рейтинг премьер-министра Карена Карапетяна переваливал за 75-80%, а рейтинг Республиканской партии – чуть более 20%, ну а потом где-то 28-30%.

Складывалась ситуация, когда один из лидеров партии набирает в два или три раза больше голосов, нежели сама политическая структура. Было бы странным если бы на прошлых президентских выборах Саргсян получил 58-60%, а на нынешних выборах руководимая им партия набрала бы 30%, поэтому маховик фальсификации, а также подкупа избирателей сделал свое дело, и в конце концов мы получили приписку в 49,12%.

Читайте по теме:

Техника не распознала отпечатков пальцев президента Армении на выборах

- В результате выборов для формирования правительства должно быть сформировано стабильное большинство - 54% мест в парламенте. С кем Республиканская партия пойдет на создание коалиции?

- Для формирования правительства правящей Республиканской партии необходимо еще 5%. В парламент проходят в целом 4 политические структуры. Республиканской партии будет очень сложно и даже невозможно создать коалицию с блоком «Елк», который в основном состоит из выходцев радикальной оппозиции. В нее входят партии «Гражданский договор» Никола Пашиняна, «Светлая Армения», лидером которой является Эдмон Марукян, и «Республика», которую возглавляет Арам Саркисян, младший брат убитого в 1999 году главы правительства Вазгена Саркисяна. 

Следующая партия, которая займет место в парламенте, это блок «Царукян». Следует отметить, что результаты проведенных до выборов соцопросов почти совпали с итогами голосования. Однако еще до выборов они заявили, что не собираются входить в коалицию с нынешним правительством.

И в принципе методом исключения остается партия «Дашнакцутюн», которой также были приписаны эти голоса, потому что они практически не имеют популярности в Армении. Остается вот эта политическая конфигурация, с которой у Республиканской партии есть практика заключать соглашения еще со времен Кочаряна, они были в коалиции с ними до 2009 года.

- Что будет с Сержем Саргсяном? Он передаст свои полномочия, останется в тени или вновь вернет свои позиции?

- Вопрос достаточно интересный, у Сержа Саргсяна есть несколько путей развития ситуации. Саргсян может сохранить все свои полномочиями до истечения президентского срока и решить этот вопрос в марте 2018 года. И лишь в следующем году решить – остаться в роли премьер-министра или же уйти в отставку.

На сегодня мы имеем то, что Республиканская партия официально заявляла до выборов – в случае победы на них ее кандидатом на пост премьер-министра будет нынешний премьер-министр Карен Карапетян, и в принципе это так и будет.

Но, у Сержа Саргсяна есть и такой путь – в течение года, он может в любой момент подать в отставку.

Но там есть следующий аспект – Карен Карапетян в этих выборах не участвовал в качестве кандидата, так как существуют ограничения по Конституции, что депутатом парламента может стать человек, проживавший на территории Армении минимум 4 года. Соответственно эти ограничения коснулись и Карена Карапетяна, который до назначения на пост премьера в сентябре 2016 года проживал в Москве.

В армянском обществе, СМИ есть такие спекуляции, что ограничения в отношении него могут быть распространены и в следующем году, так как если он становится полноправным руководителем государства в роли премьер-министра, то должен проживать на территории Армении около 6 лет. На это Карен Карапетян ответил, что в 2018 году, когда эти ограничения будут обсуждаться, они на него не будут действовать, так как к этому времени он уже полтора года будет жить на территории Армении.

Складывается такой юридический статус, который можно будет отрегулировать по желанию Сержа Саргсяна. Если Серж Саргсян в течение года, не дожидаясь следующего года, подаст в отставку, то заработают ограничения касательно Карапетяна, и, используя эти ограничения, Саргсян может занять должность премьер-министра, так как за него тогда будут отданы голоса Республиканской партии и «Дашнакцутюн». То есть у Саргсяна есть пути для маневра, и теоретически он еще может остаться у власти и отодвинуть заветные мечты Карена Карапетяна стать руководителем Армении.

Есть еще один вариант – это борьба между министром обороны Вигеном Саргсяном и нынешним премьер-министром Кареном Карапетяном, но это гипотетическая борьба. Все знают, что Виген Саргсян является ставленником Сержа Саргсяна, и он для него более подходящая фигура на должности главы государства, нежели Карен Карапетян, который в принципе последние 10 лет проживал на территории РФ и мало чем обязан в своем росте Сержу Саргсяну.

- В предвыборный период в какой-то мере были понятны позиция и заявления президента Армении Сержа Саргсяна «о необходимости завершить начатое», о возможности использования «Искандеров». Выборы завершились, что будет дальше?

- Понятно, что эти заявления носили предвыборный характер, и апрельская эскалация 2016 года в принципе продемонстрировала, что миф об армянской армии был разрушен, когда в течение нескольких дней они потеряли стратегические высоты. Как указал глава государства Ильхам Алиев, со стороны Азербайджана был использован лишь малый процент военной техники, имеющейся у нас на вооружении.

Доводы Саргсяна исходили исключительно из предвыборной риторики. Что касается контекста нагорно-карабахского урегулирования, то коалиции Республиканской партии и «Дашнакцутюн», конечно же, негативно скажется на нагорно-карабахском урегулировании, так как у «Дашнакцутюн» достаточно радикальные взгляды на вопросы Нагорного Карабаха и т.н. «геноцида армян».

Хочу напомнить, что «Дашнакцутюн» ушла из коалиции с республиканцами в 2009 году в знак протеста против подписания армяно-турецких протоколов, потеряв министерские посты, посты губернаторов. Они имеют свою независимую позицию по этому вопросу. То есть присутствие дашнаков в коалиционном правительстве осложнит переговорный процесс в контексте внутриармянского дискурса.

- Есть ли у Армении экономические возможности для маневра?

- В предвыборный период чувствовалось, что Россия поддерживает человека, который сейчас является премьер-министром, - Карена Карапетяна. Эта поддержка была озвучена руководителем армянской диаспоры в РФ Самвелом Карапетяном, который до выборов приехал и озвучил цифру  в $3,4 миллиарда инвестиций, которые собираются вложить представители армянской диаспоры в РФ в Армению для реализации программы Карена Карапетяна.

Но есть один момент – а где были представители армянской диаспоры последние 25 лет, с другой стороны, в Армении ни одна из сфер не может развиваться ввиду закрытых коммуникаций.

Нет прибыльных сфер, которые хоть как-то могут быть интересны инвесторам. Это очередной популизм армян в вопросе того, что будут инвестиции. Возможно, чтобы решить вопросы, власти предпримут какие-то пиар ходы относительно инвестиций, но это не будет иметь значимого влияния на развитие экономики Армении.

- В преддверии парламентских выборов 20 марта премьер-министр Армении Карен Карапетян, отвечая на вопрос пожилого избирателя о том, как он представляет мир и добрососедство с Турцией и Азербайджаном, заявил: «Я не исключаю, что некоторое время спустя мы сядем и договоримся с Азербайджаном о правилах игры. Это не означает, что мы подружимся, но это значит, что мы, возможно, договоримся, как мы будем совместно жить по соседству, на одной территории». Кому было адресовано это заявление – Азербайджану или самой армянской общественности, уставшей от блокады и нищеты?

- За все время премьерства Карапетян не сделал какого-либо значимого заявления об армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте. Это делается специально, он должен себя дифференцировать от общеармянской риторики в этом вопросе. Он ждет своего часа, так как нынешний премьер не обладает полномочиями принимать решения во внешнеполитической сфере, которая пока является прерогативой президента.

После имплементации изменений в Конституцию, после того, как он станет полноправным премьер-министром, в его полномочия будет входить и определение внешней политики. Тогда он будет делать заявления по этому вопросу. Он говорит те вещи, против которых возразить нельзя - «жить по соседству» - и которые всем ясны.

Главное, у него нет бэкграунда по карабахскому конфликту. Да, он из Карабаха, но не участник войны, его предыдущие должности не подразумевали каких-либо заявлений или оценочных мнений об урегулировании и он этим никогда не занимался.

Поэтому он ждет своего часа, чтобы высказаться или же предпринять какие-то действия в этом направлении, но это будет возможно только в том случае, когда полномочия президента будут прекращены и переданы премьер-министру.

Эльшан Рустамов

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net