1news.az

Джавад Таги-заде. Профессия - дирижер

14 Февраля, 2018 в 17:22 ~ 9 минут на чтение 2471
Джавад Таги-заде. Профессия - дирижер

9 февраля на сцене Мариинского театра в Санкт-Петербурге состоялась премьера  оперы  Гайдна «Необитаемый остров».

Постановка была осуществлена при поддержке Фонда  Гейдара Алиева. Музыкальный руководитель - народная артистка России, народная артистка Украины, народная артистка Республики Северная Осетия-Алания - Лариса Гергиева.

Режиссер-постановщик - Алексей Смирнов.

Художник-постановщик - Елена Бодрова.

Художник по свету - Валентин Байков.

Впервые за долгие годы после маэстро Ниязи в Мариинке в качестве дирижера-постановщика спектакля за пульт прославленного театра встал наш соотечественник, - молодой талантливый дирижер Джавад Таги-заде.

Мы встретились с Джавадом  на следующий день после премьеры в Музее

современного искусства Эрарта и говорили о многих вещах: о премьере,  о музыке, об искусстве, о преподавании, о пользе родительской фонотеки, о роли случая в выборе профессии, о физике, о философии … Но, по сути,  мы говорили об одном - о том, как  сделать единственно  правильный выбор, как найти свой  путь в жизни. Для Джавада это был выбор  дирижерской профессии.

Н.А. - Джавад, я знаю, что с профессией музыканта  Вы определились рано, окончили Музыкальную школу им.Бюльбюля, затем Бакинскую музыкальную академию…

Дж.Т. - Дважды. По классу скрипки и  по классу дирижирования…

Н.А.  …стажировались по классу скрипки в Германии, стали лауреатом республиканского и дипломантом международного конкурсов, выступали в качестве солиста с Государственным оркестром имени Уз.Гаджибейли, гастролировали во многих странах и после такого успешного старта вдруг решили поменять смычок на дирижерскую палочку. Чем было вызвано такое решение, как это произошло?

Дж.Т. - Мечта о дирижировании появились у меня очень рано. Я даже помню этот день, как, достав из родительской  фонотеки Седьмую симфонию Шостаковича, прослушал ее, был впечатлен самой музыкой и остался «недоволен» ее исполнением. Я уже видел,  как мог бы исполнить ее сам: темпы, образы, характеры. У меня появилось желание сделать все по-своему. Я поделился своими впечатлениями  с отцом, на что он сказал, что «для того чтобы все это сделать, тебе самому придется стать дирижером». Пикантности этой истории добавляет и то, что дирижером этой симфонии на пластинке был указан Евгений Александрович Мравинский. Но, по мере того как становился взрослее, я понимал - чтобы  стать дирижером я должен набраться опыта и пройти все цеха, прежде чем попасть в дирижерский цех. Я понимал, что это - профессия второй половины жизни. Собственно говоря, я  и сейчас  так думаю, что когда есть мэтры, когда есть примеры, когда есть кумиры, то сложно называть себя дирижером.

Н.А. - Джавад, Ваше последнее высказывание, безусловно, делает Вам честь. Нечасто можно услышать  такое от человека, который вчера дирижировал премьерой  в Мариинском театре. Но скромность как раз и есть показатель зрелости  и благородства. И как же дальше складывалась Ваша творческая судьба?

Дж.Т. - Я бы сказал, что непросто. Но у меня была цель, и я по примеру героя  Л.Н.Толстого из трилогии «Детство. Отрочество. Юность»  расписал свои планы на предстоящие несколько лет. Так, в 33 года я планировал исполнить симфонические гравюры «Дон Кихот» Кара Караева. 

Н.А. - А сколько Вам лет сейчас?

Дж.Т.  - 30 лет. Но свою программу я осуществил с опережением на 6 лет.

 «Дон Кихота» я исполнил и даже записал в 27 лет. Но прежде мне надо было понять, что я готов встать за пульт, что я, как минимум, завоевал доверие музыкантов, и что самое главное - мне есть,  что сказать слушателю.

Н.А. - И когда Вы это осознали? Есть какая-то точка отсчета  или воспоминание, связанное с этим?

Дж.Т. - Таким поворотным пунктом для меня стала встреча с Фуадом Ибрагимовым (один из наиболее талантливых молодых дирижеров Азербайджана) в Кельне. Он там учился в магистратуре по классу дирижирования, а я брал мастер-классы по классу скрипки. Узнав о моем желании освоить дирижерскую профессию, Фуад пригласил меня на открытый урок к своему мастеру. Это было очень интересно, увлекательно, и   даже недолгое пребывание в этой атмосфере, общение с педагогом и со студентами  утвердили меня в мысли, что  время пришло. Пора начинать.

Н.А. - Кто был Вашим первым педагогом по дирижированию?

Дж.Т. - Азад Алиев - директор оперной студии. Он сам окончил консерваторию по трем специальностям - фортепиано, вокал и дирижирование. Мое обучение началось несколько необычно, он посадил меня разбирать свою нотную библиотеку. А надо сказать, что ноты у него были везде: на столах, на полу, на диване ...И как только я «застревал» на какой-то партитуре, ну, например, на партитуре «Тоски», как он, заметив мой интерес, тут же предлагал продирижировать тем или иным отрывком. Так, исподволь, ненавязчиво он вводил меня в азы профессии. Но больше всего я  благодарен Азаду Алиеву за то, что он  привил мне любовь к вокальной музыке, частности, к опере.

Впоследствии я продолжил свои занятия с маэстро Ялчином Адигезалзаде, который   углубил и обогатил мои профессиональные познания. Для меня также были чрезвычайно важны рассказы и воспоминания  маэстро о его учителе  И.Мусине, о В.Гергиеве, о других выдающихся музыкантах, о различных коллективах, с которыми ему приходилось работать. Иногда мы разбирали музыкальные произведения как философские трактаты, как иную форму передачи мысли, как средство передачи состояния…Ялчин Адигезалзаде старался формировать мой музыкальный и художественный вкус посредством выбора специальной литературы, и  я получил от него много ценных советов  в этом направлении. Я уже не говорю о множестве приемов по ремеслу, которые так необходимо знать каждому дирижеру. 

Н.А. - Давайте поговорим о премьере. Чем обусловлен выбор этого произведения «Необитаемый остров» Гайдна? Насколько мне известно, оно очень редко исполняется?

Дж.Т. - С режиссером спектакля Алексеем Смирновым мы познакомились   в Баку, на Караевском фестивале. В процессе знакомства оказалось, что у нас очень много точек соприкосновения, мы близки по творческим взглядам, можно сказать - единомышленники. Возникло естественное желание  сделать совместный проект. Долго искали интересное по музыкальному материалу произведение, которое давно не ставилось либо вообще не ставилось. Хотели сделать что-то барочное, камерное. Были и технические требования -  без громоздких декораций,  с небольшим количеством солистов. Таким образом, круг сужался, и выбор пал на «Необитаемый остров». Мы пришли с этим предложением к Ларисе Абисаловне Гергиевой, она одобрила наш выбор и благословила на этот проект.

Н.А. - Как проходил репетиционный процесс? Как Вас встретил оркестр? Ведь это прославленный коллектив, и им  приходилось играть со многими выдающимися дирижерами, в частности, с самим Гергиевым. 

Дж.Т.  - Прежде всего, я хотел бы отметить доброжелательность и высочайший профессионализм всех сотрудников Мариинского театра, с которыми я имел удовольствие работать все это время. Это и  библиотечные работники, которые задерживались до позднего времени, давая мне возможность корректировать партитуру; это и наши солисты, очень талантливые и, несмотря на молодость, очень опытные вокалисты; это и наша постановочная группа - режиссер, художник по костюмам, художник по свету, концертмейстеры, и, конечно же, это оркестр. Я сам был оркестрантом и знаю, как непросто порой складываются отношения между молодым дирижером и музыкантами. Но, к счастью, оркестр меня принял доброжелательно, и мы работали в атмосфере полного  взаимопонимания и доверия.

Н.А. - Джавад, я поздравляю Вас с успешной постановкой, с рождением нового спектакля, в который было вложено так много сил, энергии, души, и желаю Вашему детищу счастливой сценической судьбы. Но я также понимаю, что мыслями и желаниями Вы уже нацелены на другой проект? Или Вы не раскрываете раньше времени своих творческих планов?

Дж.Т.  - Есть у меня такая мечта - поставить балет на музыку симфонических гравюр «Дон Кихот» Кара Караева. Материал фантастический. И сама тема Дон Кихота мне очень близка, поскольку музыканты - это те же Дон Кихоты, борющиеся с ветряными мельницами, те самые безумные рыцари, которые продолжают  служить Музыке, несмотря на все трудности и препятствия.

Мы отдаем свои силы, время, знания, долгие годы учебы  для того, чтобы создать самое нематериальное из искусств, для того, чтобы создать звук, который едва возникнув, исчезает. Но в результате этих звуковых волн возникает магия, которая трогает души, меняет сознание… И поэтому мне иногда кажется, что в руках дирижера не дирижерская, а волшебная палочка, коль скоро она может творить такие чудеса.

Нигяр Ахундова,

доктор философии в области искусствоведения

Москва-Санкт-Петербург

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net