1news.az

Чума XXI века. Как защититься от ИГИЛ?

20 Ноября, 2015 в 13:08 ~ 11 минут на чтение 6931
Чума XXI века. Как защититься от ИГИЛ?

Исламское государство Ирака и Леванта  –  страшная составляющая нашей сегодняшней реальности.

Именно нашей. Потому что это самопровозглашенное «государство», угрожающее всему цивилизованному миру, уничтожающее всех и вся, что не подпадает под систему провозглашенных им «ценностей», не только продолжает существовать, но и пополняется каждый месяц добровольцами. В том числе, кстати, и из Азербайджана.

Более того, к новостям об очередных казнях и терактах ИГИЛ мы начинаем… привыкать, и они нас уже не так шокируют, как еще даже полгода назад. Зато уже  шокируют комментарии под ними. Последние теракты  обнажили страшную картину: мирные люди, высказывающиеся под новостями, оказались совершенно непримиримыми к иному мнению. При этом в качестве аргументов «за» высказываемую позицию все чаще звучат вовсе не здравые мысли и  не разумные доказательства той или иной точки зрения, а злостные обвинения - в приверженности оппонента иной вере, в «не той» национальности, в «не тех взглядах»,  сопровождаемые   проклятиями, угрозами и ненавистью.

Читайте также:

Российские спецслужбы: С территории Азербайджана ИГИЛ перечисляются серьезные суммы

Азербайджанка бросила мужа и уехала к боевику ИГИЛ в Сирию с двумя дочерьми – ФОТО

Наблюдая за всем этим, я невольно подумала: «А у ИГИЛ получилось… У них уже получилось сыграть на различиях людей. Сыграть на горе и трагедиях стран, на уязвимости в национальных вопросах. Получилось, потому что на это они и ставили, ведь страх и ненависть, нетерпимость и злость – самая благодатная почва для террора».

Но я очень не хочу, чтобы у них получилось. Так же, как не хотят этого все здравомыслящие люди. Так что делать? Есть ли у нас шанс одержать победу над теми, кто сеет ненависть, мракобесие и угрожает всему, что было создано светлого и доброго на протяжении истории человечества? И – главное – помним ли мы сами о том, что было доброго и светлого? Осталось ли что-то из этого у нас нынешних?  Еще немного, и эти вопросы станут риторическими.

А пока мы ежедневно читаем сводки о том, кому снова  угрожает ИГИЛ, и содрогаемся от ужаса, страха очередных смертей от терактов. Тем чудовищнее и парадоксальнее узнавать, что к ИГИЛ ежемесячно присоединяются около 1000 иностранных добровольцев из 80 стран мира (!).

Общее число иностранцев в ИГИЛ на сегодня – порядка 80 тысяч человек. Скажете, не так много? Напомню, что для расстрела 100 человек в Париже 13 ноября хватило троих террористов.

Я не буду сейчас уходить в аналитические дебри истории появления ИГИЛ, и рассуждать о том, кто за ним стоит на самом деле.

Вопрос в другом: почему люди, знающие о зверствах представителей ИГИЛ, ставшие свидетелями терактов, уничтожения памятников культуры, истории, а также о чудовищных планах ее главарей, все же изъявляют добровольное желание вступить в ряды этой террористической организации? Почему среди них большую часть составляет молодежь, причем обоих полов? Почему столько женщин – молодых и не очень, с детьми, а также тех, кто и сами - вчерашние дети, добровольно уходят в «сексуальный джихад»?!

Почему о том, что их дети, родственники, друзья ушли в ИГИЛ, люди узнают постфактум, когда изменить что-либо уже невозможно? Почему лишь малая часть людей, попав в ряды ИГИЛ, прозревает и возвращается, и почему даже к их рассказам и предостережениям не прислушиваются потенциальные «самоубийцы»? Почему, зная, что ИГИЛ не имеет никакого отношения к истинному Исламу, столько молодых людей, уходящих в религию, все же прислушиваются к проповедникам и вербовщикам организации?

Я не могу однозначно ответить на все эти вопросы. Но знаю, что появление ИГИЛ именно в наше время – весьма объяснимо. ИГИЛ – своего рода «лакмусовая бумажка» современного мирового общества, которая обнажила все его проблемы. Активизация и растущая популярность организации показала, насколько примитивна современная идеология, вернее, ее полное отсутствие в ряде стран. Вкупе с отсутствием общности и со стремлением поделить людей на «хороших и плохих», «на цивилизованных и беженцев», «белых и черных» и так далее,  все это являет собой благодатную почву для тех, кому уже не надо «разделять», чтобы начать властвовать. И они знают, как усугубить этот процесс и, главное, кого «вербовать» в первую очередь.

Наемники и добровольцы. Кто они?

Как видно, в руководстве ИГИЛ сидят далеко не глупые люди, а часто - профессиональные психологи и знатоки тонкостей человеческой психики. Они могут найти подход почти к каждому, но легче всего им для начала обработать тех, кто уже подсознательно к этому готов.

Итак, первая «группа риска».  Все мы знаем о людях, склонных к суициду. В случае возникновения стрессовой ситуации такие люди теряют способность мыслить здраво, и решение всех проблем видят лишь в одном – самоубийстве. Это плохо, но опасности для общества они, в общем-то, не представляют. В противовес им существуют те, кто  в подобных случаях тоже решают  действовать радикально, вот только убивать они хотят не себя, а других – виноватых, по их мнению, в их проблемах. Такое желание убивать носит название «гомицид».

Так вот, вычислить потенциальных «гомицидников» для вербовщиков ИГИЛ  труда не составляет. Как я уже сказала, это большей частью слабые люди, не способные решать проблемы цивилизованным способом и обвиняющие в своих бедах кого угодно, только не себя. При этом они весьма агрессивны.  Знакомое описание, не правда ли? И судя по ней, «группа риска»  - достаточно многочисленна…

И не всегда в том, что люди дошли до такого «гомицидного» состояния, можно и правильно винить только их самих. «Гомицидность» дремлет в подсознании человека до определенного момента, а спровоцировать ее проявление может банальный выпуск новостей с обилием подробностей убийств и кровавых подробностей сцен насилия. А уж если такие новости появляются ежедневно, а количество проблем не уменьшается, желание убивать у такого человека просыпается и дает о себе знать.

Вначале человек его подавляет, хотя бы потому, что существует Уголовный кодекс. Но потом…появляются «добрые люди», которые рассказывают, где и когда он может воспользоваться своей такой «милой особенностью». Попутно убеждая, что «неверных» (читай – «виноватых в их бедах») убивать – это не грех, а даже подвиг. Более того, его убеждают в том, что догадки о том, что «виноваты все» - очень даже правильные. И человек, впервые встречающий понимание со стороны незнакомых ему людей, проникается к ним доверием. Поэтому, когда такого человека зовут в «новую справедливую страну», где, во-первых, он сначала сможет наказать виновных, а потом будет социально защищен и награжден, он, конечно же, соглашается. По сути, под его психическое отклонение вербовщики подводят новую и приятную для него идеологию. То есть, дают ему то, чего он был лишен.

Есть и другая категория «добровольцев» - тех, кто не нашел себя ни в одной религии, и точно так же ищет справедливости. Эти люди дезориентированы потому, что слышат с экранов телевизора и в местах, где пытаются найти ответы у Бога, прекрасные и правильные речи, а вот в реальной жизни видят полную им противоположность. Общество вокруг них тоже пребывает в состоянии, которое психологи называют «аномия». Ему свойственны дезинтеграция, распад определенной системы устоявшихся ценностей и норм, ранее поддерживающих общественный порядок, расхождение между потребностями и интересами членов этого общества и возможностями их удовлетворения. Люди теряют ощущение хорошего и плохого, добра и зла, правды и лжи. Они потеряны. Они не знают, кому или во что верить. Они живут в обществе отсутствующих ориентиров и двойных стандартов. Поэтому рано или поздно они начинают ненавидеть - общество в целом и людей в частности. Они не терпят никакого инакомыслия, потому что уже не в состоянии слышать никого, кроме себя. Потому что никому уже не доверяют.

Знакомая картина для множества стран, не правда ли? А дезориентированные, лишенные идеалов и цели люди – прекрасные потенциальные жертвы вербовки любой террористической организации. И в ИГИЛ это прекрасно знают.

Еще одна категория потенциальных добровольцев – это: убийцы, извращенцы, садисты. У большинства из них две ценности: насилие и деньги, поэтому их заинтересовать вербовщикам ИГИЛ легче всего.

Иногда в ИГИЛ попадают из любопытства или по причине элементарной, простите, тупости. Это и девушки, попадающие под влияние сомнительной «харизмы» боевиков, и молодые люди, попадающие туда из любопытства или в поисках лучшей жизни. Как в случае с наркоманией, они наивно предполагают, что смогут уйти, когда захотят. Но уход из ИГИЛ добровольным бывает редко.

Что делать?

Сегодня аналитики и политологи утверждают, что Азербайджану опасность возникновения «вербовок» в ИГИЛ на сегодняшний день не грозит. Действительно, случаев ухода в ряды самопровозглашенного «государства» в нашей стране не так много. Однако характеристики потенциальных «добровольцев» заставляют задуматься всех, кто находится по «ту сторону баррикад» от ИГИЛа, а значит, весь цивилизованный мир.

Поэтому задуматься об опасности должен каждый, и вместо того, чтобы бояться за своих детей, постараться обезопасить их от чужого влияния. Как это сделать – знает любой нормальный родитель: уделять детям время, поддерживать их и любить, напоминая о том, как они важны для вас, даже если дети уже выросли.

Особенно, если выросли, потому что подростки – это самая «нестабильная» возрастная группа.

Читайте также:

Азербайджанка бросила мужа и уехала к боевику ИГИЛ в Сирию с двумя дочерьми – ФОТО

Скажете, все просто? Да. Но других рецептов просто не существует. Мы сетуем на общество, забывая, что каждый из нас – его часть. Мы отмахиваемся от подобных советов, называя их «бла-бла-бла на тему семейных ценностей», но именно в них, в этих ценностях – гарантия безопасности нашей и наших детей. Потому что если этого не сделают родители, завтра кто-то другой предложит детям – вашим детям! – рассказать о других «ценностях».

Да, сложно уделять достаточно времени детям в наше излишне стремительное время, когда времени катастрофически не хватает ни на что. Но его должно хватить – ставка слишком высока.

Ну, а что касается разобщенности общества – пути его объединения разнообразны и долгосрочны. Мы уже публиковали материал на эту тему, в котором звучали авторитетные мнения о необходимости введения теологического просвещения. Необходимо, чтобы начиная с начальной школы, детям объясняли суть всех религий. При этом делая акцент не на их различиях, а на том, что их объединяет. Чтобы учили с одинаковой терпимостью уважать и тех, кто придерживается религиозных канонов, и тех, кто этого не делает. В конце концов, не надо забывать, что мы живем в светском, демократическом государстве.

Натали Александрова

Благодарю за консультацию по теме материала доктора Араза Манучери-Лалеи

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Натали Александрова

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net