1news.az

Бесплодные потуги армянской профессуры, или об открытии нового закона физики в ЕрГУ

12 Июня, 2009 в 10:16 ~ 24 минуты на чтение 8371
Бесплодные потуги армянской профессуры,  или об открытии нового закона физики в ЕрГУ

Двадцать девятого мая в армянском интернет-портале defacto.am вышла статья доктора философских наук, профессора Ереванского университета Александра Манасяна «Qui pro quo, или eще раз о правовой безупречности независимости НКР».

Она была написана в ответ на статью кандидата исторических наук, сотрудника АзерТАДж Вугара Сеидова «Ложь Сержа Саргсяна, или ещё раз о «правовой безупречности» сепаратизма Нагорного Карабаха».

В ней профессор «громит», как ему кажется, азербайджанского политолога, а в постскриптуме почему-то вновь приглашает продолжить полемику, что само по себе должно вызывать у него сомнения в завершённости, так сказать, «идейного разгрома». Со своей стороны, нокаутировать армянского профессора мы будем единожды, – раз и навсегда, – и возвращаться к теме уже не станем. Имеющий глаза – да прочтёт, имеющий мозги – да пошевелит ими!

Не будем мы также анализировать каждое слово А.Манасяна, тем более что в большинстве случаев он просто передёргивает факты и вырывает фразы из общего контекста. Предоставим аудитории самой оценить академический уровень и аргументированность как исходного материала автора этих строк, так и ответной статьи армянского оппонента, с которыми можно ознакомиться в приведённых выше гиперссылках. Длинное нравоучительное вступление до первого упоминания армянским профессором имени В.Сеидова где-то в середине своей статьи можно вообще проигнорировать, а ещё лучше – поменять местами «армянский» и «азербайджанский» и заменить слова «Баку» и «бакинский» на «Ереван» и «ереванский». Появится смысл.

Впрочем, если вычесть из материала нехарактерныe для академических эссе хамский тон и переходы на личность, составляющие где-то 90% статьи, то оставшуюся суть можно будет свести к двум простым посылам.

Посыл первый: решение о «передаче» Азербайджану «армянского» к тому времени Нахчывана было незаконным, в силу того, что судьбу этой области, «признанной Азербайджаном неотъемлемой частью Армении», как утверждает автор, решили в Москве Россия и Турция без её «законного хозяина» – Армении. Добавьте сюда «убийственный» довод Манасяна в пользу «армянской исконности» этой области – в Московском и Карсском договорах, видите ли, зафиксировано «армянское» название «Нахичеван», а не азербайджанское «Нахчыван» (убедительно, не правда ли?!) Милым является также «обоснование» Манасяном юридической непринадлежности Нахчывана к Азербайджану тем обстоятельством, что в Карсском договоре говорится «всего лишь» о протекторате Азербайджана над Нахчываном, а не о его суверенитете над этой областью. Остаётся только лишь поднять брови от недоумения – профессорские ли руки писали такое?! Не сомневаемся, что если бы в договоре было использовано слово «суверенитет», то он нашёл бы как придраться и к этому термину.

А ведь кто бы мог подумать! Да уж, поистине забыли спросить у подписавших договор народных комиссаров внутренних и иностранных дел Армянской ССР Асканаза Мравяна и Погоса Макинзяна, какой термин лучше всего использовать, чтобы десятилетия спустя их потомки не стали заниматься словоблудием. Кстати, вот вам и участие самой Армении в решении судьбы Нахчывана, которую почему-то считают исключённой из процесса. Сами подписали договор, и сами же сегодня льют крокодиловы слёзы! Впрочем, стоит ли вообще участвовать в беспредметных дискуссиях на тему, закрытую раз и навсегда почти 90 лет назад, но не дающую по сей день покоя только одной маленькой нации с несоразмерными территориальными аппетитами? Думаю, вопрос риторический.

Второй посыл: в статье утверждается, что несмотря на несоответствие принятой 30 августа 1991 года Верховным Советом Азербайджанской ССР Декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» действующему в то время Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года, провозглашение тремя днями позже в НКАО Азербайджанской ССР на основе этой декларации так называемой «Нагорно-Карабахской республики» не должно считаться не имеющим юридической силы, так как незаконность Декларации ВС Азерб. ССР – «это их сугубо личное дело и их сугубо национальная проблема», «Нагорный Карабах к политическим вывертам Баку не имеет ровно никакого отношения» и «не должен учить Баку правовой грамотности». А раз «собственное невезение в Баку нельзя экстраполировать на Нагорный Карабах», тo значит провозглашение «НКР» на основании не имеющей юридической силы декларации не должно считаться таким же незаконным, а, стало быть, онo вполне законное. Оригинальная аргументация! Проще говоря, профессура Ереванского университета полагает, что если соединить куски провода и пустить ток, то на отрезке «Б» ток появится, даже если он не пройдёт по отрезку «А». Открытый в ЕрГУ новый закон физики гласит: «Отсутствие тока на отрезке «А» – это его сугубо личное дело, его собственный выверт! На отрезке «Б» он должен присутствовать в любом случае, так как это воля и самоопределение данного куска провода, и не ему учить кусок «А» грамотной электропроводимости!» Комментарии, как говорится, излишни.

* * * * *

Впрочем, обо всём по порядку. Карабах и Нахчыван автор упорно называет «исконно армянскими» землями (хоть горшком называй, да только в печку не ставь!), «отторгнутыми» от Советской Армении и «переданными» Азербайджану. На сей счёт в исторической литературе писалось немало, однако в Армении некоторые господа с научной степенью либо так и не научились до сих пор грамотно читать и адекватно усваивать прочитанное, либо же предпочитают по-прежнему опираться на бульварную прессу вместо первоисточников и архивных документов. О чём конкретно идёт речь – Манасян прекрасно знает. И выбор между жёлтыми газетёнками и резолюцией Кавбюро от 5 июля 1921 года – тоже его личное дело. Повторяться не станем.

22 мая 1919 года Анастас Микоян в письме В.И.Ленину отмечал: «Дашнаки, агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ни в чём не были связаны. Армянское крестьянство на пятом съезде решило присоединиться к Азербайджану». (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС – ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп.1, ед.хр. 4525, л. 1.)

Через год после этой телеграммы 19 июня 1920 года, то есть уже после установления советской власти в большей части Азербайджанa и задолго до советизации соседней Армении, нарком иностранных дел Советской России Г.Чичерин направил из Москвы руководителю Кавбюро ЦК РКП(б) Серго Орджоникидзе телеграмму, в которой поставил вопрос о необходимости довершения советизации Азербайджана и занятия Красной Армией также Карабаха и Зангезура. В письме Ленину, основываясь на его переписке по роду службы с дашнакским правительством, он вдруг необдуманно указал, что «Карабах есть исконная армянская местность». В ответ возмущённые закавказские большевики А.Нуриджанян, А.Микоян, Б.Мдивани и Н.Нариманов направили телеграмму, в которой указали Чичерину на дезинформацию, которой его осыпает правительство Армении: «Что же касается якобы спорных Зангезура и Карабаха, уже вошедших в состав Советского Азербайджана, категорически заявляем, что эти места бесспорные и впредь должны находиться в пределах Азербайджана» (АзГИА, ф. 410, оп. 2, ед.хр. 69, лл. 181-187.). В отправленном «вдогонку» письме они указали на отсутствие логики в необдуманной фразе Чичерина: если Карабах есть армянская местность, то как может Красная Армия входить в него, учитывая, что Советская Россия придерживалась с Арменией формального нейтралитета. Смысл советизации Карабаха и Зангезура в контексте установления советской власти во всём Азербайджане и задолго до падения дашнакского правительства в Армении как раз в том и заключался, что эти две области считались территорией Азербайджана, а не Армении. Именно поэтому они также подлежали переходу под контроль коммунистов.

Таких телеграмм летом 1920 года было много. Словно подытоживая их, С.Орджоникидзе в записке Ленину, Сталину и Чичерину подчеркнул о принадлежности указанных областей Азербайджану и предостерёг их: «Армянское правительство сознательно ложно информирует вас... Такое отношение к Азербайджану сильно компрометирует нас в глазах широких масс». В другой телеграмме он отмечал: «В Карабахе и Зангезуре установлена Советская власть, и обе территории считают себя частью Советского Азербайджана» (Архив МИД РФ, дело 54882, л. 20.) Таким образом, за много месяцев до установления Советской власти в Армении Карабах и Зангезур стали советскими в контексте советизации остальной части Азербайджана. Что же касается Нахчывана, то 28 июля 1920 года совместный советско-турецкий корпус выбил дашнаков из Шарура и тем самым полностью восстановил территориальную целостность Азербайджана в границах бывшей АДР. На следующий день здесь была провозглашена независимая республика. В начале августа армянские войска попытались вновь захватить Шарур, однако были разбиты у села Шахтахты. 10 августа – в день подписания Севрского договора – в Eрeване было подписано советско-армянское перемирие, по которому дашнакское правительство признавало Карабах частью Азербайджана, а также независимость Нахчывана. Далее последовала армяно-турецкая война осенью 1920 года, в результате которой генерал Казым-Карабекир выбил армян из Сарыкамыша (28 сентября), Кагызмана (29 сентября), Мердене (30 сентября), Ардаганa (29 октября), Карса (30 октября), Александрополя (Гюмри) (7 ноября) и стратегически важнoго села Агин (12 ноября), после чего дорога на Eреван оказалась полностью открыта. Примечательно, что войну Турции 24 сентября объявила Армения, и уже 8 октября дашнакское правительство обратилось «Ко всему цивилизованному миру!» с мольбой остановить турецкоe наступлениe. 13 ноября происходят армяно-грузинские столкновения в Лори, а 18 ноября Армения, оказавшись перед угрозой полного исчезновения с карты мира, вынуждена былa принять ультиматум об унизительном перемирии и начале переговоров с турками, завершившихся подписанием 2 декабря делегациями дашнакского и турецкого правительств Александропольского мира, по которому территория Армении сокращалась до Ереванского и Западно-Гёйчинского районов. Не зная, на ком сорвать свою злость от понесённого позора, дашнаки предпринимают 20 ноября ещё одну неудачную попытку захвата Шарура, а на следующий день пытаются войти в Карабах со сторoны Каравансарая (ныне арменизирован в Иджеван). Рассматривая эти две вылазки как акт агрессии против Советского Азербайджана, красный командир Александр Геккер даёт приказ о контратаке, которая выливается в скоротечную советско-армянскую войну, закончившуюся вхождением Красной Армии в Ирeван и свержением дашнакского правительства. Здесь следует особо подчеркнуть, что до начала советско-армянской войны Карабах и Зангезур находились в составе Советского Азербайджана, а Нахчыван был формально независимой республикой, признанной Арменией ещё 10 августа.

Двенадцатого июня 1921 года правительство Советской Армении приняло Декрет, в котором указывалось: «На основе декларации Ревкома Социалистической Советской Республики Азербайджана и договоренности между Социалистическими Республиками Армении и Азербайджана провозглашается, что отныне Нагорный Карабах является частью Социалистической Советской Республики Армении» (Карабахский вопрос. Истоки и сущность в документах и фактах, Степанакерт, 1989, с. 47). Самое смешное здесь в том, что данный декрет основывался не просто на сфальсифицированном переводе декларации Азревкома от 1 декабря 1920 года, но и на неких выдуманных, взятых с воздуха, не существовавших в природе «договоренностях» между Азербайджаном и Арменией, о которых нигде, кроме этого декрета, не упоминается и следов которых нет ни в одном архиве! Накануне пленума Кавбюро РКБ(б) 27 июня 1921 года Н.Нариманов отправил из Баку телеграмму в Тифлис, в которой просил довести до членов Президиума, что если армяне «ссылаются на мою декларацию, то в декларации буквально сказано следующее: Нагорному Карабаху предоставляется право свободного самоопределения». И далее Нариманов указал, что он собирается привезти вскоре в Тбилиси материал, и «тогда будет ясно, что наши товарищи армяне исключительно думают о территории, но не о благополучии беднейшего населения армян и мусульман и укреплении революции». Как в воду глядел!

Наконец, ещё одна деталь, которая обращает на себя внимание – в декларации Армения и Зангезур упомянуты в отдельности, а также содержится обещание вывести войска из Зангезура, что является ещё одним (наряду с сотней других) свидетельством того, что данный регион не находился под контролем дашнакской Армении. А обещание предоставить Нагорному Карабаху возможность самоопределения также свидетельствует о факте контроля Азербайджаном данной территории и развеивает миф о вхождении Карабаха, Зангезура и Нахчывана в состав досоветской Армении. О невхождении Зангезура и Карабаха в состав дашнакской Армении говорится также в коротком сообщении в газете New York Times от 4 августа 1920 года.

А теперь перейдём к названиям территорий, на которые ссылается Манасян. «Уже само название – свидетельство исторической принадлежности Нахичевана Армении. «Нахчыван» – это новое, современное изобретение бакинских политиков в русле азербайджанизации этнонимов Армении. Прочтите международные договоры. Вряд ли Вы найдете в них искаженное название «Нахчыван». Ну, во-первых, Нахичеван – это такое же «армянское» название, как и канадская провинция Саскачеван, остров Тайвань, город Караван в Кыргызстане, Сулливан в штате Мичиган, Донаван в Иллинойсе, Абакан в Сибири или местечко Рожакерт в Венгрии. Примеров таких «армянских» названий по всему миру с «армянскими» окончаниями можно привести сотни. Наслышаны мы также и о наспех состряпанной версии про Ноево «первопристанище», хотя известно, что характерные для местной архитектуры узоры на фасадах вошли в основу названия края Нахчы-джаhан. Во-вторых, ничего армянского в названии «Карабах» мы как-то тоже при всём желании помочь манасянам не можем найти. Про то, как ранне-средневековые албанские области Арцах, Сюник, Утик, Пайтакаран, города Партав, Гандзак, Кабала вместе со своими названиями в одночасье стали «армянскими», мы тоже наслышаны, и в бессмысленных дискуссиях на исторические темы с людьми, имеющими отдалённое отношение к истории, участвовать также не собираемся. Если есть, что сказать по данному поводу – пишите и публикуйте в авторитетнейших научных журналах «Вопросы Истории», «History», если конечно ваши опусы туда близко допустят. Тогда и поговорим. А портал defacto.am, извините, не та трибуна. В-третьих, даже родина Манасяна «Айастан» имеет явно неармянское окончание (особенно, когда пафосно говорят «Азад Айастан»).

Ну а раз предлагает он обратиться к международным договорaм в поисках тех или иных изобретённых названий, тo может поможет он нам отыскать исторические документы, в которых упоминаются «древние» названия Степанаван, Абовян, Мартуни, Октемберян, Камо, Ванадзор, Масис, Макенис, Лусагунк, Агпрадзор, Баграташен, Арарат, Лусашог, Шенаван, Воротан, Кармрашен, Спитак, Варденис, Иджеван, и может объяснит он нам, куда подевались до полутысячи тюркских топонимов на территории сегодняшней Армении – городов, сёл, гор, пaстбищ, рек, даже крупного озера? Да что там далеко ходить – употребляли ли в досоветское время в каких-либо документах нынешнее название армянской столицы «Ереван» именно в таком написании, и не является ли оно искажением азербайджанского Иревана, названного по имени здешнего азербайджанского правителя (не персоязычного, не арабоязычного, не кельтоязычного, не японоязычного, а именно огузоязычного шиитского, то есть азербайджанского хана) Ревангулу-хана, построевшего здесь ханский дворец? Так что молчали бы вы про свои названия!

Это, пожалуй, всё относительно первого посыла, что можно хоть как-то заметить и почтить комментариями. Остальное – это обычное словоблудие, вроде «протекторат» vs. «суверенитет», «этнический мотив автономии» vs. «географический» (оказывается, страны-подписанты в договоре об этом прямо не писали, но имели в виду; любопытная аргументация), «пресловутость» экономического тяготения Карабаха к Азербайджану нежели к Армении, в дебатах по которым участвовать также нет нужды.

По качеству аргументов второй посыл, касающийся так называемой «правовой безупречности» отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана, также не поднимается выше уровня плинтуса. Смысла вступать с армянскими оппонентами в беспредметный спор (см. выше открытый ими новый закон физики) также не видим никакого, особенно когда те элементарно не умеют читать написанные простым языком статьи, а вместо этого переворачивают всё (подозреваем, сознательно) с ног на голову. Взять к примеру самовольно выведенные Манасяном (и к тому же неправильные) заключения из нашей статьи: «доказывается» юридическая несостоятельность Закона СССР от 3 апреля 1990 года в качестве правовой основы приобретения независимости государств на постсоветском пространстве», – пишет Манасян. Где, в какой части нашей статьи, ответьте на милость, «доказывается» юридическая несостоятельность Закона СССР? Напротив, на протяжении всей статьи мы говорим о конституционности самого закона и незаконности любых действий, противоречивших данному закону, который действовал со дня его принятия до последнего дня. К чему такие сознательные искажения? Зачем нам доказывать юридическую несостоятельность этого закона, если провозглашение в НКАО «НКР» и её отделение от Азербайджана неправомочны в первую очередь по этому закону?! Может нам специально для армянских профессоров перейти к написанию статей на армянском языке, раз они испытывают сложности с адекватным восприятием русского языка?

Чуть ниже Манасян приписывает нам ещё один ложный тезис, о котором мы также в своём исходном материале нигде не говорили – дескать, азербайджанские политологи «признали» незаконность принятого Верховным Советом Азербайджанской Республики Конституционного Акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики» от 18 октября 1991 года. Советуем читателям (нет, не Манасяну, а именно читателям – сам Манасян прекрасно знает, что конкретно он искажает) внимательно перечитать нашу исходную статью и найти хотя бы одно упоминание нами «незаконности» Конституционного Акта от 18 октября. Где, в какой части – пожалуйста, конкретную ссылку на абзац и предложение. Между тем (и Манасян прекрасно знает, о чём идёт речь), противоречащими Закону СССР были Декларация ВС Азербайджанской ССР от 30 августа и провозглашение на её основе в НКАО тремя днями позже так называемой «НКР», a не Конституционный Акт о независимости от 18 октября! В исходной статье приведена хронологическая таблица, и в ней видно, что через 4 дня после провозглашения так называемой «НКР» и задолго до принятия Конституционногo Акта о независимости Азербайджана состоялся внеочередной Съезд народных депутатов СССР (5-6 сентября), которому мы посвятили последние 4 абзаца статьи и который, как видно из содержания, установил новый порядок формирования взаимоотношений между союзным государством и союзными республиками. Дополнительно разжёвывать для Манасяна эти последниe 4 абзаца мы не будем. Если его профессорские мозги не в состоянии переварить и без того разжёванный и упрощённый для восприятия материал, то это, выражаясь его же языком, «его сугубо личные проблемы». У аудитории, мы убеждены, это получится гораздо лучше.

Манасян приводит выдержку из Закона СССР: «За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе СССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно правовом статусе». Делает он это для того, чтобы затем зацепиться за слово «сохраняется» и сделать логическое заключение: «Ведь верно воспринимая язык, на котором пишутся законы, и имея при этом обычную человеческую логику, нетрудно понять, что за народами автономных образований сохраняется то, что за ними было признано, чем они были наделены до принятия этого закона. Такое значение слова «сохраняется» оказывается особенно точным, когда речь идет о народе Нагорного Карабаха, право которого на самоопределение Советским Азербайджаном было признано еще Декларацией от 2 декабря 1920 года в связи с установлением Советской власти в Армении», – пишет он. Раз так, то не совсем понятно, почему в Армении не прекращают говорить о «передаче» в 1921 году Нагорного Карабаха Азербайджану, когда в резолюции Кавбюро чёрным по белому написано «оставить». Опять же, выражаясь словами Манасяна, «верно воспринимая язык, на котором пишутся законы, и имея при этом обычную человеческую логику», нетрудно понять, что оставить в составе Азербайджана можно то, что всегда находилось на том же месте. Вот вам и бумеранг, г-н профессор!

Между тем, если допустить, что Манасян прав и правом на отделение автономии были наделены «по умолчанию» до принятия Закона СССР (что, вообще-то, является глупостью!), то остаётся только недоумевать, почему армяне НКАО не воспользовались этим «имеющимся во все времена» правом, так сказать, в конституционном порядке, а ждали принятия в 1991 году ВС Азербайджана декларации, чтобы через три (!) дня после неё начать, наконец, «реализовывать» право, которое у них и без того было... Не сомневаемся, что мастера по словесному нересту, чтобы выйти из пикантной ситуации, придумают оригинальное объяснение и этому парадоксу, а посему заранее просим их не беспокоиться – наспех придуманные объяснения никому не интересны.

Мы уже не говорим о совершенно нелогичном суждении «шибко умных» армянских политологов о том, что независимость Азербайджана (признанная, кстати, всем миром! – «ошибочно», наверное) является «незаконной» по причине, дескать, провозглашения её в противоречие Закону СССР, а вот независимость «НКР» (никем не признанная – несправедливость какая!) не является по той же логике незаконной по причине, видите ли, существования у карабахских армян во все времена «священного» права на самоопределение, независимо от принятия в 1990 году никак не отменяющего данное право Закона СССР. Стоит ли участвовать в подобных дискуссиях?

Что же касается обещаний, данных в декларации Азревкома от 1 декабря 1920 года, то слово своё Азербайджан, как известно, сдержал. Зангезур в подарок от Азербайджана Армения получила (хотя могла бы и отказаться для приличия), в судьбе Нахчывана она приняла самое прямое участие, собственноручно подписав Карсский Договор 1921 года. А относительно обещанного права на самоопределение Нагорного Карабаха, то в этой части Азербайджана, как известно, в августе 1923 года прошёл референдум, в ходе которого население области единодушно одобрило автономию в составе Азербайджанской ССР, о чём 13 октября 1923 года секретарь Карабахского обкома партии Серо Мануцян рапортовал в ЦК АКП(б): «Акт автономии в составе Азербайджана со стороны армянскиx крестьян встречен полным единодушием... Крестьяне в своих массовых резолюциях приветствовали автономию и Советскую власть». Вот вам, батенька, и реализованное право на самоопределение! Чего же вы ещё хотите?

Оказывается, хотят повторного самоопределения, теперь уже по Хельсинкскому Заключительному акту 1975 года, выдержку из которого приводит Манасян: «Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, все народы имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне». Не поспоришь – право на самоопределение действительно признано в международном праве при условии соблюдения Устава ООН и других основополагающих принципов данного права, включая таковые относительно территориальной целостности государств (см. статью 8 Акта). Относительно же приведённой Манасяном выдержки, то как раз исходя из принципа равноправия и права распоряжаться своей судьбой, как отмечается в цитате из Хельсинкского Акта, народ Республики Армения и определил свой внутренний и внешний статус и, заметьте, без вмешательства извне.

И не стоит пытаться распространить данное право также и на национальные меньшинства в других странах (коим являются армяне Нагорного Карабаха), без которых на карте мира нет, практически, ни одного государства. Иначе придётся миру признать незаконной депортацию азербайджанского меньшинства Армении, которой при манасяновской интерпретации хельсинкского документа не останется больше ничего, как наблюдать, как «без вмешательства извне» самоопределяются азербайджанские Зангезур и Восточная Гёйча – под лозунгом «когда и как они желают»!

Вугар Сеидов, кандидат исторических наук, АзерТАдж

P.S. Принимая во внимание, что дебаты, вообще-то, возможны при минимальном условии способности оппонентов читать и адекватно усваивать прочитанный материал, и с сожалением отмечая, что подобных навыков среди наших обременённых научными степенями армянских оппонентов замечено нами не было, смысла в дальнейшем продолжении данной дискуссии (особенно при неспособности противоположной стороны представить хоть какой-нибудь серьёзный контраргумент) мы не видим и считаем тему закрытой. Впрочем и не удивительно – quod licet Jovi, non licet bovi!

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net