1news.az

Айтадж Джарчиева: «Ко мне подошла девочка лет 9-ти, искавшая маму, которая погибла…» - ФОТО

9 Октября, 2017 в 10:17 ~ 12 минут на чтение 3298
Айтадж Джарчиева: «Ко мне подошла девочка лет 9-ти, искавшая маму, которая погибла…» - ФОТО

Очередной гость авторского проекта «Наши за рубежом» - корреспондент информационной передачи «Вести» телеканала Россия в Турции Айтадж Джарчиева.

- Айтадж, приветствую вас в своем проекте! Мне не часто приходится делать интервью с коллегами, а тем более с теми, кто уже не живет в Азербайджане. Предлагаю начать нашу беседу с вопроса о том, как и когда вы уехали из страны…

 - Я родилась в Азербайджане, в Баку. Здесь же и выросла. Моя мама и мои родные также живут в Баку. Я окончила в Азербайджане школу, училась в вузе. Еще тогда, и мои друзья не дадут мне соврать, я всегда говорила, что буду работать корреспондентом в «Вестях». Я была уверена в этом, несмотря на мое слабое знание русского языка – я училась в азербайджанском секторе обучения.

В Баку приезжаю раз или два в год. Обычно для того, чтобы повидаться с родными и близкими, отдохнуть. Я живу и работаю в Турции уже около 13 лет, и этого срока достаточно, чтобы испытывать ностальгию. 

Когда я приезжаю в Баку, то уже на выходе из аэропорта имени Гейдара Алиева меня одолевает очень знакомый и родной мне запах Баку. Эти ощущения непередаваемы. Я никогда не думала о себе в отрыве от Родины, у меня два паспорта – Азербайджана и Турции. Бывает, услышишь музыку произведений Узеира Гаджибекова или игру на таре, и слезу тотчас наворачиваются на глазах.  Люблю быть в Баку летом, правда, в последние несколько лет получается вырваться только зимой. Все-таки побережья и вода Каспийского моря, которые у меня всегда ассоциируются с кябабом, мне гораздо ближе Эгейского и Средиземного моря.

-  Какая причина стала основной в вашем отъезде в Турцию?

- Я получила высшее образование  в Азербайджане, на филологическом факультете БГУ. После этого училась год в Великобритании, получая степень магистра.  За это время укрепила свое знание английского языка. Всегда задавалась вопросом, почему среди журналистов, которые делают репортажи для мировых телевизионных каналов, нет наших соотечественников.  При этом, сама всегда мечтала быть актрисой, и думаю, с моей целеустремленностью, мне вполне удалось бы стать звездой Голливуда, но пойти по этому пути мне не позволили родители. Но желание представлять Азербайджан за рубежом от этого меньше не стало.

Получив степень магистра в Великобритании, я поехала в Турцию с намерением поступить в докторантуру. Однако новая работа и среда, в которой я оказалась, изменили мои планы. Я стала работать в международном информационном агентстве, которое организовывало прямые включения для мировых СМИ. Спустя определенное время судьба меня связала с представителями ВГТРК, которым корреспондент, владеющий русским языком и работающий в Турции, был нужен.

Произошел взрыв в международном аэропорту имени Ататюрка, в грузовом терминале. И мне звонят из Москвы, говорят, чтобы я выступила в прямом эфире в основном выпуске «Вестей» с новостями о событии. Это я сейчас уже долгое время работаю с телеканалом, и знаю, что в основной выпуск допускают только тех журналистов, которые уже давно работают и успели себя зарекомендовать, а тогда, я думаю, меня и в лицо редактора не знали.

Этот первый прямой эфир в памяти моей остался навсегда связанным с тем волнением и переживанием, которые я испытывала. У меня, конечно, был опыт прямых эфиров, я была ведущей программы на одном из местных телеканалов. Но все равно – страшно волновалась. В Баку мои друзья и знакомые были очень удивлены тем, что увидели меня по телевизору, о чем и свидетельствовали смс-ки.

Далее я работала над своим знанием языка, причем телевизионного, проходила специальные курсы в Москве. Некоторое время работала фрилансером, успела год посотрудничать с телеканалом НТВ. А сейчас, можно сказать, более 10 лет я работаю на телеканалах «Россия 1», «Россия 24» и делаю все репортажи, связанные с событиями в Турции. Меня также называют лицом турецких новостей. Мои коллеги все время подшучивают надо мной, ведь моя фамилия происходит от слова Джарчи, что в переводе – Вестник. Вот так и получилось, что Айтадж Вестникова работает для «Вестей» (смеется)

- Интервью с какими людьми в Турции были для вас особенно волнительными?

- Есть такие интервью, очень ответственные, где ошибки могут стоить тебе карьеры, и поэтому всегда волнительны. Например, из недавних - в прямом эфире было интервью с министром Энергетики Российской Федерации Новаком.

Еще раньше был интересный опыт общения с Реджеп Тайип Эрдоганом, в его бытность премьер-министром. Вместе с Михаилом Гусманом, замгендиректора ТАСС.

Было интервью с  президентом США Барак Обамой на пресс-конференции, где я вошла в список, допущенных к нему журналистов. Ощущения, когда такие люди слышат твои вопросы и отвечают на них, не передаваемы.

- Вас часто можно увидеть в репортажах, которые вам приходится делать с мест трагедий. К сожалению, число таких случаев в Турции в последние годы возросло…

 - Да, к сожалению, Турция такая страна, где много страшных новостей.  Один из самых сложных эфиров был тогда, когда случился взрыв в аэропорту имени Ататюрка в Стамбуле. Никогда не привыкнешь к виду человеческих трупов, изувеченных и раненых. В тот день к тому же мне позвонила близкая подруга, в это время ее отец прилетел из Узбекистана. Она попросила разузнать о судьбе отца. Информации о погибших и раненых еще не передали в СМИ. Я смогла получить доступ к этим спискам, и первое что я увидела, было имя отца подруги в списке погибших. У меня так и не хватило духу рассказать об этом подруге.  Она узнала об этом позже, и не от меня.

Очень тяжело было делать репортаж из лагеря с беженцами из Сирии, особенно когда дело касалось детей, которые сутками ничего не ели. Помню, одному ребенку дали печенье, и оно упало в грязь, так он с громким воем достал его и стал пытаться съесть. Реально, слезы наворачиваются от такого.

А в  2011 году было землетрясение в городе Ван, на юго-востоке Турции. Было много погибших. Мы делали репортаж на фоне разрушенного здания, где еще велись поисковые работы. Ко мне подошла девочка лет 9-ти, которая держала своего маленького четырехлетнего брата. Девочка искала свою маму, которая, к сожалению, погибла. Говорю ей, что спасателю ищут твою маму. Но девочка была уверена, что они не смогут ее найти, это сможет сделать только она, и, отыскав, сможет вдохнуть в нее силы. Сразу ком в горле и слезы на глазах. 

Еще одна трагедия. Убийство  посла России в Турции. Я знала его лично, и испытывала шок от происходящего. Сообщаю новости, а  в душе кошки скребутся - как бы эта трагедия не вызвала очередной виток кризиса во взаимоотношениях Турции и России, которые только-только начали налаживаться.

- Вы просматриваете свои репортажи, которые транслируются по телевидению?

- Очень редко. Я достаточно, погружаюсь в эти трагедии в процессе подготовки. Не хочется переживать все это заново.

- Каков обычный рабочий день спецкора?

- У меня нет необходимости приходить куда-то ровно в определенное время, но рабочий день может длиться целые сутки. Я должна быть в курсе всех новостей, предлагать и получать темы и разрабатывать их. Мне могут позвонить, практически, в любое время суток, особенно если произошло что-то срочное.  Когда я ложусь спать, то не знаю, где буду засыпать завтра. Это особый темп жизни, и, в общем, он меня устраивает, это интересно. Разные ситуации бывают. Бывает, улетаешь в Москву, а надо было в Рим. Или во время эфира крысы возятся под ногами.

Я никогда не стану освещать темы «по заказу», я всегда работаю по существу, что удается разузнать, то и выдаю в эфир. Даже сейчас, находясь в отпуске, мне хочется вернуться к работе. Несмотря на все сложности, я никогда не соглашусь сменить работу. Да и зачем, работаем ведь вместе с супругом.

- Как интересно мы перешли к вопросу о семье. Вы работаете с супругом?

- Да, он в качестве оператора, а я  - репортера. Когда мы познакомились, это было более 4 лет назад, он работал в сфере далекой от журналистики. Но вместе обсудив, он решает коренным образом изменить свою жизнь, изучив с нуля профессию оператора, и сейчас он грамотный специалист. У нас есть ребенок, мальчик Сардар трех лет. Назвали его в честь моего отца.  Он мой маленький корреспондент, участник многих моих репортажей. Ну как участник, он за кадром, но всегда где-то рядом. Я была в эфире уже через десять дней, после того как он родился. Одной рукой держу в микрофон, другой качаю ребенка в коляске. Время проводим всей семьей дома, в свободное время. Мы с мужем домоседы.

- Смогли бы Вы работать вне Турции?

- Смогла бы, и если есть задание за рубежом, то я еду туда. Но здесь за годы профдеятельности я смогла наладить связи со многими экспертами, политологами, государственными деятелями. Это все  сильно упрощает работу. Кроме того, учитывая, что единственный русскоговорящий тележурналист в Турции это я, на меня с просьбой сделать репортаж выходят другие телеканалы, вещающие на русском языке. Однако, я могу их делать только для ВГТРК.

- Многие из наших соотечественников, бывая в Стамбуле, по возращении делятся восторженными отзывами. Но что может сказать о Стамбуле человек, который живет в нем уже много лет?

- Стамбул для меня многое значит. С ним связаны и радости, и горести. Жизнь в нем буквально кипит, и мне очень нравится этот драйв. Здесь очень большие пробки. Много времени теряешь в них. Здесь нет никому до других дела, каждый занят делами собственными.

Стамбул всегда манит. Рассветы и закаты здесь чудесные. Из всего разнообразия магазинов, ресторанов, различных заведений всегда можно найти что-то свое. Где тебе будет уютно и комфортно. Стамбул не похож ни на один из городов в Турции. В него сразу влюбляешься. 

Боюсь, я буду также в восторженных тонах говорить о Стамбуле, равно как и любой другой турист. Иногда подмечаю некоторые моменты, которые видела и в Баку, при всей непохожести эти двух городов. Например, запах портового города. Еще замечала, что таксисты и  водители автобусов  ужасно водят. И всегда, в каждом дворе найдется любитель перемыть косточки соседям.

- Насколько я знаю, вы пишите книгу. О чем она?

- Она о нестандартной любви. Я давно работаю над этим романом. Думаю завершить ее ближе к собственному 40-летию. Боюсь критиков, но успокаиваю себя тебя те, что и великих авторов нередко критиковали современники. Хотелось бы, чтобы моя книга послужила основой для сценария фильма. И чтоб актеры в нем были – молодые и не известные широкой публике. Мне самой бы хотелось сняться в эпизодической роли этого фильма. Сейчас вот думаю, убивать ли главного героя или нет. (Смеется)

Выпущу книгу, обязательно сделаю презентацию в Баку. Обещала папе. Из планов моих – продолжать работать. Ближе к старости, наверное, буду жить где-то на берегу моря, вспоминать былое. Я это так себе представляю. Сын, если он захочет стать корреспондентом, мешать не стану. Но я бы хотела, чтобы он стал известным футболистом. Если у него будет дар, как, к примеру, у Месси, и для его развития нужно будет куда-то переехать и пожертвовать своей профессией, думаю, это единственное, что может меня заставить сделать это.

- Удачи Вам! Пусть все задуманное претворится в жизнь

Ругия Ашрафли

Фото: Ситара Абдуллаева

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Наши за рубежом

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net