1news.az

Асим Худиев: «На Сейшельских островах «Нефтчи» оказался в эпицентре государственного переворота»

15 Ноября, 2018 в 16:01 ~ 15 минут на чтение 1840
Асим Худиев: «На Сейшельских островах «Нефтчи» оказался в эпицентре государственного переворота»

Информационное агентство 1news.az продолжает рубрику «Воспоминания о прошлом», в рамках которой рассказывает о футболистах, чье имя вошло в историю азербайджанского футбола.

Ранее 1news.az пообщался с сильнейшими форвардами в истории «Нефтчи» Искендером Джавадовым и Игорем Пономаревым. Наш очередной гость – бывший капитан «Нефтчи», ныне судья-инспектор УЕФА Асим Худиев.

Асим Худиев с главным тренером Игорем Нетто

- Думая о карьере в «Нефтчи», что вспоминается в первую очередь?

- Воспоминаний очень много. Сначала вспоминается, как пришел в футбол. Была середина 60-х годов. Тогда все начинали с дворового футбола. В 1967 году я начал заниматься в футбольной школе Минобразования, куда прошел отбор. В футбольной школе БОНО мы увидели поля, мячи, игровые футболки. Тогда проходил чемпионат Баку. Матчи проходили каждое воскресенье. В начале 70-х годов я был привлечен в юношескую команду «Юность». Это была сборная Азербайджана, которая участвовала во всесоюзных соревнованиях. В футбольной школе выпускали футболистов до 16 лет, и тогда был последний шанс приглянуться командам.

В тот период «Нефтчи» играл в Первой лиге. В 1975 году нас привлекли к отборочному турниру, который проходил в Баку. Он проводился в конце сезона, и туда попадали самые перспективные футболисты Азербайджана. В турнире играли юношеская сборная Азербайджана, команда «Надежда», сборная города, а также сборная городов и районов Азербайджана. Все игроки были в возрасте от 16 до 18 лет. Из этих команд выбирали кандидатов в клубы Второй лиги и дублирующий состав «Нефтчи». После турнира меня отобрали для участия в зимних сборах «Нефтчи».

- Если бы Вас тогда не привлекли в дублирующий состав «Нефтчи», как бы тогда поступили?   

- Сейчас очень сложно сказать, чем бы я занимался. Тогда у меня все мысли были связаны с футболом. Хотя я понимал, что конкуренция даже для попадания в дублирующий состав «Нефтчи» была просто запредельной. Все молодые игроки мечтали играть за «Нефтчи». Кто не проходил в дубль «Нефтчи», их отправляли в другие команды. Тогда у нас было где-то пять клубов - «Автомобилчи», «Кяпяз», «Хазар-Лянкяран», а также были команды в Мингячевире и Загатале. То есть, можно было играть за эти клубы, но все хотели, конечно же, играть за «Нефтчи», который был первой командой республики.

Но, даже тренируясь с «Нефтчи», попасть в состав было очень сложно. Конкуренция была такой, что на каждую позицию претендовали по 3-4 игрока. А нам было всего 16-17 лет, мы играли за дубль. Но спустя какое-то время чемпионат дублеров клубов Первой лиги был ликвидирован. Тогда же был создан новый бакинский клуб «Автомобилчи», куда и отправили многих игроков дубля для получения игровой практики. Среди них были Искендер Джавадов, Самедага Шихларов и я.

В 1976 году во Второй лиге мы провели больше половины матчей в составе «Автомобилчи», который тогда выступил весьма удачно. Из 24 клубов мы заняли восьмое место. В 1977 году «Нефтчи» вернулся в высшую лигу, снова создали дубль, и нас перевели обратно в команду.

- Как Вас приняли в «Нефтчи»? Как тогда принимали молодых футболистов?

- Преемственность в те годы в составе «Нефтчи» была здоровой. Основных игроков клуба тогда знали во всем городе. Опытные игроки посещали тренировки и матчи дубля и видели перспективных ребят. Даже советовали тренерам присмотреться к тому или иному игроку.

- Вы говорите о запредельной конкуренции в составе, дружеской атмосфере, но почему в те годы «Нефтчи» так и не удалось добиться чего-либо значимого?

- В те годы в высшей лиге чемпионата СССР играли 16-18 клубов. По 5-6 клубов представляли Украину и Россию. Они были очень сильны. Представителям других республик конкурировать с ними было очень тяжело. В разные годы это удавалось «Пахтакору», «Кайрату», «Нефтчи». Лишь тбилисскому «Динамо» удавалось в те годы конкурировать с лидерами.

Если говорить о моем поколении, то нам было тяжело приблизиться по уровню к первой пятерке чемпионата. Там всегда были московские «Спартак», «Динамо» и «Торпедо», киевское «Динамо», тбилисское «Динамо». Эти клубы были лидерами советского футбола многие годы.

В домашних матчах мы играли против них гораздо лучше. Зрители, которые собирались на Республиканский стадион, вдохновляли нас. Дома мы могли дать бой любой команде и победить. Тогда в конце сезоне давали приз «Гроза авторитетов». Он выдавался команде, которая отнимет наибольшее количество очков у команд верхней половины таблицы. «Нефтчи» тогда был «Грозой авторитетов».

Но на выезде играть нам было гораздо тяжелее. Многие игроки не были готовы психологически. Плюс физически мы были слабее. Московские клубы, украинские как раз выделялись мощной физической подготовкой. И под конец игры мы часто проседали и пропускали гол. После пропущенного гола было сложно собраться. Хотя были и удачные матчи. К примеру, я помню гостевую ничью с киевским «Динамо» (1:1), а также победу в Минске в снежную погоду.

- Какой сезон в Вашей карьере стал для Вас самым запоминающимся?

- Я думаю, что самым запоминающимся можно назвать 1981 год, когда «Нефтчи» поделил 8-10 места. Если учесть, что 10 команд представляют Россию и Украину, это вполне хороший результат. Были и сезоны, когда мы удачно начинали чемпионат, шли на 5-6 местах. Потом начиналась череда поражений, и команда скатывалась на 12-13 места. Надо рассуждать реально. Больших шансов завоевать медали не было.

- Был ли шанс получить вызов в сборную СССР? Вас приглашали в олимпийскую сборную, не так ли?

- Я даже провел четыре матча за олимпийскую сборную. Со мной связывались по поводу приглашения еще 1980 году. Мне было 22-23 года. Тогда в олимпийскую сборную приглашали наиболее перспективных игроков. Но тогда дальше разговоров дело не пошло. А вот в 1982 году мне поступил вызов. Тогда «Нефтчи» в товарищеской встрече обыграл олимпийскую сборную СССР (2:1). После этого меня позвали в Харьков на сборы. Там же прошла товарищеская игра СССР–ГДР. Главным тренером тогда был Владимир Сальков. Я довольно удачно отыграл весь матч.

После этого у нас был коммерческий турнир в Тринидад и Тобаго. Туда в составе олимпийской сборной отправились я и Самедага Шихларов. Там мы провели два матча с национальной сборной этой страны.

В 1983 году меня вновь пригласили в Москву и сказали, что я нахожусь в списке игроков, которые должны ехать на коммерческий турнир в Кувейт. Тот сезон сложился для «Нефтчи» неудачно. И на турнир меня не взяли с неофициальной формулировкой, что Федерация футбола СССР не одобряет приглашение в сборные футболистов из команд, которые находятся в нижней части турнирной таблицы. После этого в олимпийскую сборную меня уже не вызывали.

«Нефтчи» после товарищеского матча в Мадагаскаре

- Тринидад и Тобаго – это самая необычная страна, в которой Вам удалось побывать, будучи футболистом?

- Наверное, самым экзотическим государством, где мы играли, были Сейшельские острова. В те годы Федерация футбола СССР по завершению сезона отправляла многие клубы в зарубежные поездки, чтобы игроки и в футбол сыграли, и отдохнули. В 1980 году мы с «Нефтчи» сначала поехали на Мадагаскар. Туда мы ехали с пересадками 24 часа. Там мы провели 10 дней, сыграв со сборной города Антананариву, а затем и со сборной страны.

А год спустя нас отправили на Сейшельские острова. Туда летели через Мадагаскар, откуда перебрались на сказочный остров Реньон, а потом и на Сейшелы, в город Виктория. В те годы в этом небольшом государстве была нестабильная обстановка, и прямо во время нашего визита случился государственный переворот. Наша делегация оказалась в эпицентре государственного переворота. Иногда, собравшись вместе, мы вспоминаем то время. Команда оказалась в заточении.

Мы только прилетели на острова, сыграли со сборной Сейшельских островов и на следующий день начался переворот. Воспользовавшись тем, что вся полиция была на стадионе, определенные силы начали переворот. В городе было введено чрезвычайное положение. Это островное государство настолько маленькое, что нас разместили в двух гостиницах. Сидеть в заточении в гостинице было очень тревожно. Выходить на улицу работникам отеля разрешали на 1-2 часа в день, чтобы что-то купить. По вечерам отключали свет, чтобы мы не стали мишенью снайперов.

К нам в отель тогда приехал консул СССР и сказал, чтобы мы не беспокоились, все будет хорошо, корабли Военно-морского флота СССР уже в пути. Их отправили для оказания помощи нашей делегации. Отель располагался близко к океану. И через  несколько дней мы увидели приближающиеся военные корабли. Никогда бы не подумал, что буду так рад военным пехотинцам. Их было около 500 человек. Они вошли в город только из-за нас.

Нам был организован перелет из Сейшельских островов. В разрушенный аэропорт каким-то образом приземлился военный самолет. Его отправили из Кении. До аэропорта нас сопровождали военные машины. Когда самолет приземлился, нас очень быстро в него посадили, и он взлетел. Обратно мы летели через Танзанию, Египет и Москву. Там нас встречала большая делегация МИД СССР. На следующий день в «Комсомольской правде» вышла большая статья о нашем пребывании на Сейшелах.

Была у нас еще одна необычная поездка в Сирию в 1984 году. Тогда там тоже было неспокойно. Даже во время матча, когда мы забивали гол, а «Нефтчи» был сильнее даже сборной Сирии, на стадионе начинали стрелять из пулеметов в воздух.

«Нефтчи» перед поездкой в Сирию

- Вы рассказали о необычных поездках. А какая из игр была самой запоминающейся?

- Запоминающихся игр было очень много. Матчи против лидеров советского футбола всегда проходили интересно. Помню, в 1980 году мы дважды обыграли тбилисское «Динамо», которое в те годы было очень сильным. В 1982 году мы одержали две подряд победы в Баку. Сначала победили московский «Спартак» (4:3), а затем и «Динамо» (2:1). Причем в матче против «Спартака» арбитр поставил в наши ворота два пенальти. Мы забиваем, арбитр указывает на точку, мы снова выходим вперед и опять пенальти. Судьи всегда помогали «Спартаку», «Динамо». Тогда на наши домашние игры собирались до 30 тысяч зрителей. И благодаря их поддержке мы дома могли обыграть кого угодно.

- Как тогда проходили игры с «Араратом»?

- Эти игры всегда были принципиальными. Во время матчей между «Нефтчи» и «Араратом» в Баку первые три сектора были заняты болельщиками ереванского клуба. Причем это были бакинские армяне. И они, живя в Баку, приходили болеть не за «Нефтчи», а за «Арарат». Соперник переходил в атаку и три сектора сразу начинали кричать во все горло. От этого было немного не по себе.

В 1984 году после матча с «Араратом» даже устроили беспорядки, подожгли стадион. Правда, в том матче я участия не принимал. Хотя перед игрой думал, что буду в составе. Тогда «Нефтчи» проиграл 0:2. Болельщики были очень недовольны результатом. На площади перед стадионом даже перевернули ларьки, сломали стекла. После этого они направились к базе «Нефтчи» и начали забрасывать переднюю часть камнями.

Асим Худиев выводит «Нефтчи» на матч в качестве капитана

- За время карьеры в «Нефтчи» Вы были и капитаном. Как тогда выбирали капитана?

- Долгие годы в «Нефтчи» капитаном был Али Рахманов, потом – Самед Гурбанов, а после этого несколько лет капитаном команду на поле выводил я. После меня стал Искендер Джавадов.

- Карьеру Вы завершили очень рано. Как так вышло?

- Я ушел из «Нефтчи» в 27 лет, тогда же и завершилась моя карьера. Я не планировал завершать карьеру и уходить из «Нефтчи». Был уверен, что буду играть до 30-32 лет. В те годы это был потолок. Но, к сожалению, в 1984-85 годах обстановка в команде оставляла желать лучшего. Происходила частая смена тренеров, а руководство клуба вело политику против игроков. Они наговаривали на футболистов и потом уже делали так, чтобы они не могли играть нигде.

В 1984 году мы взяли одно очко в двух домашних матчах против «Зенита» и минского «Динамо». Я был основным центральным защитником в те годы. На следующий день Федерация футбола страны срочно собралась и отстранила из команды трех футболистов – меня, Машаллу Ахмедова и Аладдина Алекперова. Официальная формулировка – снижение спортивного мастерства. Полный абсурд. Я был основным игроком, капитаном и меня вдруг отстраняют из команды, даже без перевода в дубль.

После этого мне играть уже не дали нигде. Не хотел бы сейчас называть имена тех руководителей, потому что сейчас их в живых уже нет. Но это были не единичные случаи. К примеру, Искендеру Джавадову в те годы тоже не давали играть, из-за чего он даже уехал в «Нистру». Я не так мечтал покинуть «Нефтчи». Я ожидал, что мне хотя бы устроят проводы.

В 1989 году Агасалим Мирджавадов предложил мне войти в тренерский штаб «Нефтчи». Но через 4-5 месяцев тренерский состав поменяли, а мне сказали, что тебе не место в «Нефтчи». После этого я решил, что никогда не буду работать тренером. И тогда наши ведущие арбитры предложили мне стать футбольным судьей.

В 1990 году я начал обслуживать матчи. Меня пригласили на сборы судей в Сочи, сдал экзамены и был утвержден главным арбитром. С 1991 года я начал судить матчи Первой лиги, но через некоторое время СССР развалился. После обретения Азербайджаном независимости я начал судить матчи внутреннего чемпионата. А с 1995 года стал арбитром ФИФА. Сейчас продолжаю работать уже в качестве судьи-инспектора УЕФА. Стараюсь достойно представлять наш судейский корпус на международной арене.

- Спасибо за беседу!

Теймур Максутов

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Футбол Азербайджана

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net